Открытки жду ответ



Смолина Алла
Гимн советским "афганушкам" или "Ответ "чекистки"

[Регистрация]   [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения]

  

  
  
    []   Книжная обложка сделана с изображением Наташи МИХАЙЛОВОЙ (СМИРНОВОЙ) (см. следующее фото)   Обложку создали здесь          []   1. Наташа МИХАЙЛОВА (СМИРНОВА), ст. прапорщик медслужбы в/ч пп 51884, Аушевский полк возле ТЗБ, фельдшер на ВСЕЙ Джелалабадской дороге.   Ходила на "боевые". Имеет награды, в т.ч. медаль "За боевые Заслуги". Имеет 1 ранение и 2 контузии      
        "Цинковые мальчики"   (1989 год, Александр Лапин: "Hа книгу, которая была написана автором, не побывавшим на войне")    Я - родом из Афгана,    Замешан на крови,    Внук русского Ивана,    Отважный шурави.    Я - возрастом под двадцать,    И мне же - тридцать пять.    Мне не в кого влюбляться,    Мне есть в кого стрелять.       Я ближним нёс свободу    Как шумно, напрямик    Живительную воду    В пески несёт арык.    Зла от меня не ведал,    Кто мирный сеял хлеб,    И кто друзей не предал    За банковский билет.       Не я в войне нуждался -    Катись она ко всем! -    Войною наслаждался    Заморский "дядя Сэм".    Я кровью мазал скалы,    Зубами грыз песок,    И смерть не раз дышала    Мне в стриженый висок.      ПРИПЕВ:    Хлебнул я лиха много,    Увидел кое-что.    И понял, верить в Бога,    Так верить ни во что.    Я верил в жизнь и в друга,    Да в отчее крыльцо.    Под вой свинцовой вьюги    Смертям плевал в лицо.       Я не порочил праха    И не ломал креста    Исламского Аллаха,    Еврейского Христа.    За что теперь склоняют?    Покоя не дают!    Порочных восхваляют,    Меня жестоко бьют.       Ну, вы, писаки с... судьи,    Не надоело ль вам    Кроить чужие судьбы,    Считать по головам?!    Хотите ль, не хотите,    Но мы совсем не те,    Которых вы плодите    В бумажной суете.       Живьём нас в цинк кладёте.    Злой клеите "оскал".    Себе же гимн поёте    Смертями среди скал.    Не вам судить героев!    Вам это не дано.    Оставить нас в покое    Пора уже давно.      ПРИПЕВ:    Я - родом из Европы,    Мой прах по всей земле,    Полмира я протопал    Не по своей вине.    Я - родом из Афгана,    Всегда готовый в бой,    Внук русского Ивана,    Не терпящий обмана,    С достойною судьбой.                Часть I   1. Вместо предисловия   2. О солдатских матерях и пишущих перьях   3. "Слово не стрела, а пуще стрелы разит" (русская народная поговорка)    Часть II   4. Почему мы поехали в Афган? Неужели за чеками?   5. Кто ехал в Афганистан? Краткая выборка   6. Кем служили на войне девочки?   7. Война. Много ли было среди нас "чекисток"?   8. Война. Девичьи будни   9.   10.   11. Была ли возможность встречаться с дуканщиками?   11. Пьянствовали ли на войне женщины?   13.   14.   15.   16. Прапорщицы и служащие       Часть III   ПРИЛОЖЕНИЕ N 1. Письмо "афганца" Тараса МИХАЛОВИЧА из Беларуси о судах над писательницей                  

1. Вместо предисловия

  Первоначальный вариант 2008 года назывался "Ответ чекистки" и предполагал гневный ответ-монолог белоруске Светлане Алексиевич, лживо описавшей события афганской войны, тем самым оскорбившей тысячи советских ветеранов. Если бы опус касался мужчин, то можно списать на женскую неустроенность писательницы и её личные комплексы. Но она оскорбила и "афганок", нарушая негласный принцип женской солидарности, что воспринялось мной достаточно несправедливым. Чувство несправедливости усиливалось тем, что книга написана человеком, далёким от афганской войны, а информация собиралась по чужим кухням. Тому есть множество свидетелей - "афганцы" и родственники ветеранов афганской войны, кого Алексиевич "почтила" своими визитами.      Однако, пообщавшись в русскоязычном сегменте интернета, я поняла, что белорусская писательница не одинока, что в советской истории такое уже случалось по отношению к героиням, вернувшимся с полей сражений Второй мировой войны, что растоптать, унизить, очернить, оболгать "афганок" - это, возможно, целенаправленная государственная политика, коль издаются грязные книжонки, выпускаются порочащие фильмы, коль участников афганской войны, конкретно служащих (вольнонаёмных) Советской Армии по линии Министерства Обороны, хлебнувших военного лиха от двух до пяти лет, в отличие от солдат срочной службы, находящихся в Афганистане максимум полтора года (полгода "учебки" проходили в Союзе), в 2006 году лишили основных льгот, приравняв их как бы к провалявшим на войне дурака.      И потому я решила перенаправить усилия на сбор правдивых данных. Сама-то знаю как и чем жили "афганки", за три военных года перед моими глазами мелькнуло достаточно и чужих страданий и чужих подвигов. Но моё свидетельствование равнозначно гласу одинокого путника в пустыне, требуется дополнительная информация, и, когда в наши дома пришёл интернет, я занялась поисками в интернетной сети.      К Алексиевич ещё буду возвращаться, хотя по прошествии времени эта фамилия кажется здесь абсолютно лишней, как если бы на модный костюм зелёного цвета сбоку пришили кривой оранжевый карман. Однако и вычеркнуть никак не получается. Ведь именно её опус, название которого рекламировать не собираюсь, но где "афганки" опущены до уровня продажных девок, послужил толчком создания моего (единственного в мире) архива по советским девочкам, с честью прошедшим горнило афганской войны, то самое горнило, от которого в страхе разбегались и прятались многие мужчины. Именно чужой опус явился причиной рождения моего "Ответа чекистки", собравшем на военном сайте "Артофвар" в 2008 году достаточно большое количество как сторонников, так и противников. Обсуждения переросли в словесную битву, куда, оповещённая своим соседом по Минску белорусским писателем и драматургом Виктором Леденёвым, оказавшимся в том споре моим оппонентом, приковыляла и сама Алексиевич, оставив небольшой едкий комментарий.      В 2015 году она станет обладательницей Нобелевской премии и российский сегмент блогосферы из ветеранов афганской войны взорвётся возмущённым недоумением: "Как же так??? За что?!!"      Дорогие мои ветераны, ничего удивительного - это чистая политика. Особыми творческими способностями писательница не обладает, о чём сразу высказалось несколько известных литераторов и критиков. Но Алексиевич много лет живёт на Западе, а два года после аннексии Крыма (2014-2015) вылились в серьёзное политическое противостояние Запада с Кремлём. И Алексиевич, обладая врождённой крестьянской смекалкой, сумела подсуетиться, в нужное время критикуя Путина с нужных трибун.      Хотя лично для меня Алексиевич навсегда осталась непорядочной лживой выскочкой, ведь она так и не извинилась и ни перед кем из нас не покаялась...               Итак, преамбула      Когда скандальный опус появился на советских прилавках, то я, искренне веря в собственные возможности задушить в одиночку ядовитые ростки клеветы, бросилась строчить гневные опровержения в "Комсомольскую правду", занимающуюся восхвалением "бестселлеров".      Связь в те времена была допотопной. Пока-а-а письмо, отправленное почтой, дойдёт до Москвы, пока-а-а попылится в редакции, пока-а-а рассмотрится, а, может, и не рассматривалось, а сочинялись формальные отписки. По-крайней мере, получaя редакционный ответ я уже не понимaла, о каком письме идёт речь, ведь вдогонку была послана ещё дюжина: "Какое право имеет писака без роду-племени одним росчерком пера окунуть сотни героев в грязь? Даже месяц побывавший на войне - уже герой! Война была реальной, война двух систем, двух миров. Чтоб рассказать о войне правду - необходимо окунуться в эту правду, а не собирать сплетни по чужим кухням, как это делала Алексиевич..."       А потом наступили "пустые" 90-е, которые вспоминаю ради родившейся позднее молодой поросли или стариков, потерявших память и возжелавших возвращения в СССР. Мою новорождённую дочь государство облагодетельствовало аж двумя ползунками и двумя пелёнками, купленными в "Детском мире" по предъявлении "Свидетельства о рождении". По-крайней мере, в Калининграде так было. Oстальной детский ассортимент, включая чепчики, пелёнки, распашонки, ползунки, трусики, маечки, носочки, колготочки, хлопчатобумажное/льняное постельное бельё, сплавлялся в соседнюю Польшу чубатыми панами, крутящимися у служебных входов большинства калининградских торговых точек. А матерям предлагалось шить детское обмундирование из бабушкиных безразмерных панталон и матушкиных юбок-клешей.   Вдобавок ко всем проблемам (а может на их почве) у меня пропало грудное молоко, а сухих молочных смесей продавали по пачке на неделю.      Стало страшно, стало очень страшно. Несколько поколений советских граждан выросли под лозунгом "Всё лучшее - детям!", мы жили, дышали этим, а тут враз оказалось, что младенцы государству не нужны. Если я, жена офицера, с горем-пополам умудрялась кормить и одевать новорождё нную дочь, то какой груз проблем в одночасье обрушился на матерей-одиночек, многодетных, солдаток, вдов, угораздивших разродиться в период государственной разрухи? Да и тех, чьи мужья отбывали тюремные сроки? Bедь Калининградский край славится не только янтарными карьерами, но и высокой активностью криминалитета и обилием наркоманов, уносящиx из семьи последние копейки.      Пришлось создавать областной союз "Малыш", взяв под крыло несколько сотен мамочек. С дочкой на руках не выжать чиновничью слезу, а не с кем было оставить, теребила губернатора Юрия Маточкина, мэра Виталия Шилова (кстати, всегда шли навстречу, за что материнское спасибо), проводила встречи с депутатами и корреспондентами, выступала с телеэкранов и газетных страниц.      В подтверждение даю комментарий из обсуждения на одном калининградском сайте.
  Pastoral #12:33 30.01.2008: "Алла!!! Я ПОМНЮ СОЮЗ"МАЛЫШ". В конце 90-го года у меня родился младший сын, старшему было 3 года, а вы все помните, что это было за время: ни еды, ни одежды... И тут мне кто-то из соседок рассказал, что собираются женщины с маленькими детьми у Канта (могила немецкого философа Иммануила Канта в торцовой части Кафедрального собора на Острове - А.С.) по воскресеньям. Мы с детьми пошли туда. Сначала нас была небольшая группа, а потом мы развернули работу: выбили день (субботу) когда только нам, мамам с маленькими детьми продавали мясопродукты. Ездили в Советск, получили гум.помощь в виде колготок и носочков (а их тоже не купить было) на чулочной фабрике, давали нам гуманитарку и фирмы в виде фруктов, соков. Алла, помнишь, как у твоей квартиры стояли ящики с бананами? Крупы, чечевицу, все делили поровну между всеми. Ездили за прогулочными колясками в Белоруссию. Много работали, всего и не вспомнить, ходили по фирмам, были рады всему... А потом моему детенышу исполнилось 3 года и мы вышли по возрасту из союза "Малыш"...   (http://www.newkaliningrad.ru/articles/opinion/356521.html?PAGEN_1=2#nav_start).
           К чему подробно отчитываюсь?   В доказательство, что не лежала на печи. Hо, постоянно пребывая в социально-активной фазе (дополнительно рассказываю в "Об офицерах, офицершах и рыбной "икре" из манной каши..." здесь: http://samlib.ru/s/smolina_a_n/oboficerahoficershahipajusnojikreizmannojkashi.shtml), я не забывала и о лживых опусах, а если точнее, то о связанных с ними терзаниях по факту собственного бездействия.      Сейчас отвечать поздновато (имеется ввиду 2008 год - год моего знакомства с российским сегментом интернетной сети), но если молчать, то афганская война войдёт в историю с подачи алексиевичей, бондарчуков и прочих "творческих деятелей", пропиарившихся на чужой крови. Так пусть лучше расскажу я, ветеран афганской войны, первый и единственный начальник канцелярии военной прокуратуры Джелалабадского гарнизона (июнь 1985 - апрель 1988), имеющая государственную награду по Указу Верховного Совета СССР от 05.05.1988 года за подписью Горбачёва, плюс юбилейные медали.      

2. О солдатских матерях и пишущих перьях

   На заре перестройки с её "гласностью" - поле журналистских расследований отливало не вспаханным чернозёмом. Писателям жe, примкнувшим к военной тематике, можно было сунуть нос в тайны 40-й армии, дислоцирующейся на территории Афганистана в 1979-1989 годы, гдe расхождение меж числом погибших и вывезенных гробов исчислялось сотнями. Кто на что намекал: кто - на вывозимые контрабандой древнезаветные ценности, кто - на оружие, кто - на наркотики.       Boт тут бы и побряцать мечом лыцарям от журналистики. Однако не засветилось особо страждущих.      А челяди от пера головная боль с петлёй на шее нежелательна во все времена, тем более безопасный "свежачок" подоспел - участники афганской войны. Живые и мёртвые. Мёртвые возразить не смогут и за ложь по губам не нашлёпают. И их родные устали, из сил выбились, пытаясь напомнить государству о своём чёрном горе. Забрали детей молодыми, здоровыми, а вернули цинковые гробы в деревянной обшивке, и хорошо если внутри имелись хоть фрагментик тела драгоценной кровиночки, хоть один пальчик, хоть одна косточка, а не земля, камни, щебёнка, сухая трава, обрывки обмундирования. Иногда при взрыве на земле от человека ничего не оставалось, НИ-ЧЕ-ГО, и на родину отправляли камни, щебёнку, траву, сохранившие последний отпечаток следа погибшего. Что тогда говорить о взорванных вместе с бортами в небесном просторе? Некоторые гробы даже окошек не имели, так и хоронили на кладбищах Советского Союза афганские камни да траву.      Самое страшное, что многие, очень многие семьи, получившие "груз 200", имели по одному ребёнку. Точной статистики не велось, в тоталитарных государствах народ не должен знать правды, но, исходя из собственных исследований, могу сказать, что большое количество погибших "афганцев" воспитывались без отцов. Вот и пытались матери, оставшиеся с чёрной бедой один на один, докричаться до общества.      А кому кричать? СССР рухнул и государевым слугам стало не до народного горя. Они, эти слуги, принялись самозабвенно дербанить газо-нефтяные скважины, золото-алмазные прииски, заводы-пароходы, прочее достояние, накопленное трудом нескольких поколений советских граждан и оплаченных миллионами жизней в защите от фашистской чумы. Так что, по-крестьянски сметливая Алексиевич просчитала верно, ринувшись на самостоятельное окучивание чужих судеб по квартирам, откуда беда не успела выветриться, а чёрное горе стояло монолитной стеной, кромсая человеческие жизни на "до" и "после". Писательницу в тех квартирах принимали тепло. Старшее поколение ещё не утратило веры в человеческую порядочность, а людское горе требует слушателя.      И родители погибших "афганцев" делились с гостьей самым сокровенным, что у них осталось - памятью о своих детях.            С удовольствием Алексиевич посещала и живых "афганцев", смущённо перебирала в прихожей ногами, волнительно теребила носовой платок, изображая перед мужественными героями, вырвавшимися из военного ада живыми, большую заинтересованность. Я разговаривала с некоторыми из них, также имею письмо одного ветерана афганской войны из Беларуси, поставленное в конце (ПРИЛОЖЕНИЕ N 1) здесь: http://samlib.ru/s/smolina_a_n/00a.shtml#26      А пока даю выдержки из того письм. Синим цветом будут окрашены только отрывки из солдатского письма, поставленного в конце:
   "Писательница говорит: "Они мне все как на исповеди рассказывали". Дословно цитирую, что она перед людьми выдала: "Вы все неизлечимо больны, на вас столько крови - вам никто не поможет. А я помогу. Вам выговориться надо".
     Она выбрала верную тактику, освободить память от груза тяжёлых воспоминаний - лучшее средство душевного облегчения. Недаром психотерапевты всего мира используют разговорную терапию в качестве возвращения людей в реальность. Особенно применимо к ветеранам военных конфликтов. Без вариантов. На другой чаше весов - нервный срыв, одиночество, пьянство, наркомания, тяга к суициду.      Правда, у каждого ветерана свои сроки. Кого-то война не отпускает с первого дня возвращения домой, добивает, доедает ночными кошмарами и галлюцинациями.   Другим дарит передышку, порой довольно длинную, как, например, случилось со мной. Но и мне не удалось отвертеться полностью. Через двадцать лет после "дембеля" война вернулась ночными кошмарами, заставляя во сне метаться по траншее и искать укрытие от авиационных бомб. Самое интересное, что в жизни я никогда не пряталась в выкопанных траншеях, не было их на территории 66-й джелалабадской бригады, по-крайней мере, я не слышала и не видела. Как не было у моджахедов своей авиации - афганским небом владели советские пилоты.      А тут вдруг каждую ночь я в ужасе мечусь по неглубокой траншее, прикрывая руками голову от падающих сверху бомб. Они взрываются повсюду, их много и приближение очередной сопровождается жутким свистом. Во сне я реально испытывала тот же животный страх, что тряс моё тело скотской дрожью в Афганистане при первых обстрелах (текст "Джелалабад. Асадабад. Об обстрелах и коварных "духах" поставлен здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/text_0020.shtml).   Я стала бояться ночей и собственной подушки.      Ну, а за ночными кошмарами одно за другим полезли военные воспоминания.   Пришлось садиться к компьютеру. Выплеснуть пережитое, выговориться, открыться, поделиться проблемами, мыслями, опасениями, трудностями - для ветеранов боевых действий является физической необходимостью. Выплеснуть pаз, второй, десятый, сотый. Со дня окончания Великой Отечественной прошло много десятилетий, a оставшиеся в живых фронтовики всё вспоминают и вспоминают. Не осуждайте их за это.      

3. "Слово не стрела, а пуще стрелы разит" (русская народная поговорка)

  Но возвращаясь к Алексиевич. Обойдя множество квартир и собрав информацию, она издала книгу об афганской войне и её участниках. Книга лживая, грязная, пошлая, с чрезмерным обмусоливанием отношений между противоположными полами, что вольно или невольно подталкивало к мысли о личной неустроенности писательницы. Ну, скажите пожалуйста, разве будет состоявшаяся самодостаточная личность, поднимая военную тематику, обсуждать половые вопросы??? Уж на что я не ханжа и не ангел, но даже мне показалось передозировкой. И, впервые в жизни проявив неуважение к печатной продукции, я с гневом метнула книгу в мусорное ведро: "И где ж ты, автор, столько грязи умудрилась собрать???"      По факту получалось, что замалчивая годами реальность происходящего в Афганистане, засекречивая людские потери, скрывая от общества правду, заставляя "афганцев" давать подписки о неразглашении военной тайны, в массовую продажу поступила заранее широко разрекламированная книга, полная лжи и разврата от сексуально неудовлетворённой писательницы, никогда на войне не бывшей.      Как оказалось, новинка вызвала недоумение не у меня одной. В стране началось волнение. Ребята-"афганцы" возмутились, что половина приписанных им слов никакого отношения к ним не имеет: "Ведь мы говорили абсолютно другое!".      И матери погибших в недоумении взглянули на небо: "Боже, за что оболгали наших детей?". Всё из того же чужого письма, поставленного в конце (Приложение N 1):
   "Мне солдатские матери сразу сказали: "Сын, надо поставить эту иуду на место. Она к нам и в дома заходила. Но мы про своих сыновей говорили совершенно другое. И документы показывали".   Как же можно было написать ахинею?! Покойная, Царство небесное, Инна Сергеевна Головнева кричала в слезах, что её сын на войне свиней не разводил, он сапёром был и погиб сапёром. Почему другие солдатские мамы кричали: "Услышьте нас"?".
      Народные волнения не прошли даром, по нескольким искам Алексиевич привлекли к суду, перед кем-то она извинилась, кому-то оплатила моральный ущерб, но себя виноватой не чувствовала. Она возомнила себя борцом с Системой, напрочь забыв, что грязными измышлениями прокатилась не по Системе, а по десяткам конкретных человеческих судеб, нанеся людям не залечиваемые душевные раны. И если в большом городе можно было скрыться от позора, растворившись среди людей, то в маленьких городках и деревнях не спрячешься. "Слово не стрела, а пуще стрелы разит", "Написанное пером - не вырубить топором и иное слово человека убивает не хуже пули". Несколько солдатских матерей, не сумев справиться с неподъёмным горем - гибель сыновей, грязная книга, людская молва, несправедливость судов, куда обратились за поддержкой - умерли и соединили с детьми наконец успокоившиеся души.       За некоторыми жёнами последовали мужья, также посмевшие встать на защиту поруганной памяти детей, но не рассчитавшие собственных сил и возможностей. Люди старшего поколения даже представить не могли, что в советской стране настанет время лгунов, подлецов, мразeй, менявших честь и совесть на денежные купюры.       Получается, с выходом мерзкой книжонки и развернувшихся скандальных разбирательств, несколько семей с корнем исчезли из жизненной нивы...         

4. Почему мы поехали в Афган? Неужели за чеками?

  Дорогой читатель, ты наверняка уже понял, что к массовым волнениям подключилась и я, встав на защиту девчонок. За три года "своей" войны я прекрасно видела, чем эти девочки жили. Как самоотверженно трудились. И как погибали. Погибали не из-за чеков, цветных бумажек с пометкой Внешторгбанка, выдаваемых всему личному составу 40-й армии в качестве оплаты. Да, по неведомой причине в отдельных повествованиях об афганской войне внимание акцентируется именно на чеках, особенно в связке с женщинами.      И потому хочется кой-чего напомнить.      Афганская война пришлась на советские годы, годы абсолютно несравнимые с нынешним периодом массового разврата и растления. Тогда, при поголовном комсомольско-партийном учёте и тотальном контроле КГБ, общество ориентировалось на иные ценности. Народ жил и трудился во исполнение резолюций очередного пленума КПСС, наказывался малейший проступок, а особо провинившиеся изгонялись из комсомола или партии.      Как расправлялись с нарушителями дисциплины в группах войск за границей? Да возвращали на Родину в 24 часа. Нет, не возвращали, а - позорно вышвыривали, навек обрубая дальнейшие возможности политической карьеры, служебного роста, заграничных командировок. Ничего страшнее фразы "вылетишь за двадцать четыре часа" в те времена для служивших за границей не существовало. Всё что угодно: выговор, вплоть до занесения в личное дело, разбирательство на общем собрании, карикатура в стенгазете. Только не "двадцать четыре часа"!      И девчонки старались. В этом месте отдельные читатели могут получить разочарование, но реальность такова: гражданских специалистов, изначально нацеленных на Афганистан, насчитывается единицы. Зато большинство, процентов 95-97, шли в военкоматы с целью попасть в военные группировки советских войск в Европе. А попадали в (наверняка разработанные наверху) хитромудро сплетённые сети работников военкоматов, заманивавших объявлениями о наборе специалистов для работы в Германии, Венгрии, Польше, Чехословакии, а затем преподнося безальтернативное: "Остался только Афганистан!". Ну, а чтоб подсластить, принимались расписывать несусветные блага в качестве послевоеннго бонуса: квартира, "год за два", дополнительные льготы.       Большинство девочек ничего из обещанного не увидят, но откуда они могли знать заранее? Советский народ верил официальным лицам, особенно тем, кто в погонах. А носители погон, работники военкоматов, в завершение оглашали как приговор: "Отказом от Афганистана ты перекрываешь себе дальнейшие пути для поездок на Запад!".   
  Ольга ЗИНОВЬЕВА (НЕМЧЕНКО), Шиндандт, 658-е отделение торговли ГУТ МО СССР - военторг (1984-1986): - автомобильный батальон в/ч пп 19920 (1984-1985), - разведывательный батальон в/ч пп 83260 (1985-1986):   "...помните как было? оформляли документы куда-нибудь в Европу, и я хотела,... да ещё подруги туда уезжали, а тут Афганистан... И я - комсорг, личным примером, куда уж тут отказываться... Приземлившись в Кабуле - прозрела..."         Светлана НАУМЕНКО, Кабул, в/ч пп 27841, инфекционный госпиталь, 3-е отделение, 1987-1989:   "...К нам в больницу пришли из военкомата и предложили оформиться на работу за границу в Польшу и Венгрию. Желающих было всего двое, одна из которых я. Конечно, захотелось съездить на 3апад, посмотреть. Но пришла разнарядка только в Афган. Приятельница сразу отказалась, а мне было почему-то стыдно. Как же, просилась за границу, а тут - струсила..."         Светлана САЛИВАНОВА (ХАРЕБИНА), Кабул, в/ч пп 37828, 1986-1988:   "...хотелось за границу, чтобы заработать. Об Афганистане даже не думала. Сдала документы в военкомат, мечтала о Польше или Германии. Весной пришла разнарядка, место повара было только в Афган..."         Ольга ПОПОВА, Адраскан, в/ч пп 83593, 1984-1986:   "...Сплошная романтика была в голове. За границу тоже хотелось в Германию, Польшу, Чехословакию. Мы с подругой сходили в военкомат, но в тот момент нам ничего не предложили. На том и успокоились. А потом как-то гуляли с ней по городу и она сказала,что ей нужно зайти в военкомат отказаться от поездки, т.к. медкомиссия её не пропускает. Ей в военкомате сказали: "Жаль". А у меня спросили: "Может, вы поедете в Афганистан?" Я сказала: "Может, и поеду". Через неделю согласилась..."         Татьяна ДОЛГОВА, Шиндандт, госпиталь, в/ч пп 94131, 1986-1989:   "... работала в детском саду от военного училища на тот момент и/о заведующей, в жизни был сильный напряг, пошла к замполиту и сказала, что хочу уехать работать за границу..."         Татьяна ГОНЧАРЕНКО (ШИБЕКО), Гардез, машинистка в/ч пп 62351 КЭЧ, 1986-1988:    "Мой Афган начинался от окончательного разрыва отношений с человеком, которого любила. Я знала, что можно уехать через военкомат за границу работать - вот туда и обратилась. Предложили Германию - через полгода. И Афган - через 2 недели. Выбрала - второе. У всех родственников паника была, но никто не верил, что я все-таки уеду. Возможно, если бы времени на сборы было больше - то, скорее всего, не поехала бы..."         Елена ВАСИЛЬЕВА (МОРОЗОВА), Шиндандт, в/ч пп 71205 (артполк рядом с госпиталем, через дорогу), 1984-1986:   "Мне очень хотелось поехать за границу, почему-то в Венгрию. Но Венгрии не было и не было..."          Наталья ЛОЗАН, Хайратон, инженер водопроводного хозяйства, КЭЧ в/ч пп 52726, 71660, 1984-1986:   "К 1984 году я работала в проектном институте, занималась проектированием водоснабжения и канализации сел Молдавии. Как только пришла на работу, меня подключили к работе в комсомольской организации. В конце 83-го меня избрали секретарём комсомольской организации, выбрали в райком комсомола. Но на работе начались трения с моим главным специалистом. Она считала, что из-за общественной работы я мало уделяю времени основной работе.Оформлялась я в ГДР. Но парторг не хотел меня отпускать и затянул с характеристикой. Мне предложили - ДРА..."         Лидия МАКАРОВА (ВОЛЫНКИНА), Шиндандт, медсестра госпиталя в/ч пп 94131, гв. МСД, 1982-1984:   "... Развелась. Осталась с 4-х летней дочкой, работала в медицине! Оклад маленький. Kонечно, я хотела поехать в Германию, даже маме так говорила. Hо надо было долго ждать - согласилась в Афган..."         Лариса СЕДЫХ-ГРИГОРЬЕВА, Кабул, штаб тыла 40-й армии, машинистка наградного отдела, 1984-1987:   "В 1982 году я узнала, что набирают машинисток в Германию, вот я и решила пойти в военкомат. Но оказалось, что набор прекратился, остался Афган..."         Ирина СУЩИКОВА, Пули-Хумри, 395-й мотострелковый полк в/ч пп 24785 (военторг), продавец, 1985-1987:   "Жила в маленьком провинциальном городке, а работала в ДОСААФ. Оформлялась на Запад, но разнарядка и паспорт пришли в Афганистан. Не отказалась..."         Марина КУДAШEBA, Кундуз, Отдельный медицинский батальон (в/ч пп 53355) "Чёрный тюльпан", 1984-1986:   "Я закончила медучилище и начала работать фельдшером в медсанчасти завода "УАЗ". Папа - главный хирург города, мама - участковый врач. Однажды после работы отец играл в шахматы с военкомом и тот сказал, что нужны медсёстры в ОКВ в Германию, мне эта идея запала в голову. Родители были против, но мой дядя их убедил фразой "пусть девчонка мир посмотрит". Начала собирать документы, всё получилось. Но за два дня до отправки вызвали в облвоенкомат. Там сказали, что разнарядку в ГДР отменили, но нужны медсёстры в Афганистан. Даже дали подумать 10 минут, а мне домой ехать 2 часа... Вот так я и попала в ДРА. Собиралась в ГДР, паспорт был с монгольской визой, а уехала в Афганистан.... Какие чеки??? какие льготы??? Я ехала с чистой душой оказывать помощь нашим солдатам..."         Роза СЕРИКБАЕВА, Джелалабад, Хайратон, 1987-1989:   "Я работала в магазине"Детский мир", в отделе "Обувь для девочек", и наша бригада в соцсоревновании с обувной фабрикой выиграла путёвку в Венгрию. В Венгрии мы видели наших советских девчонок, работавших в советских военных частях. После поездки у меня буквально снесло крышу, девчонки-подруги выходили замуж, а мне надо было ехать за границу, хотелось увидеть мир. Пошла в военкомат. Через какое-то время мне позвонили и сказали, что есть разнарядка в ГДР, но желательно вступить в коммунистическую партию. Так как я была девочкой исполнительной - через некоторое время стала коммунисткой. Казалось бы вот и вот, я должна была уехать, если бы не НО... Мне позвонил, тогда у нас военкомате работал майор Виноградов, и сказал, что у меня не хватает стажа (а у меня 3 года было). Я, конечно, ему не поверила и съездила в Облвоенкомат, уточнять причину отказа. В Облвоенкомате мне подтвердили, что мне хватило стажа. Не знаю, может это и так, а может мою разнарядку отдали по блату. Затем предложили ДРА..."         Елена ШЕВЧЕНКО (ТЕЛКОВА), Кабул, инфекционный госпиталь в/ч пп 27841, 1986-1988:   "Тогда многие уезжали кто в Польшу, кто в ГДР. Я тоже решила куда-нибудь рвануть. А так как блата у меня в военкомате не было и взятки по молодости давать не умела - предложили Афган..."
           Вышепоставленные воспоминания "афганок" я получала в личной переписке, но со временем в моём архиве образовался довольно объёмный раздел "АФГАН. Информационные издания об афганках" с газетными и журнальными статьями под общим названием "Дай свoй адрес, "афганка", где так же многие "афганки" рассказывают о своей первоначальной мечте - уехать на Запад.      И не будем их осуждать. Разве только девочки мечтали о Западе? Спросите любого знакомого военнослужащего: куда в те годы был обращён его взор и взоры его домочадцев? Конечно, в сторону Западной (Германия), Центральной (Чехословакия), Южной (Венгрия), Северной (Польша) групп советских войск за границей, в крайнем случае, в сторону группировки, расквартированной в Монголии. К сожалению, для большинства советских граждан, если ты не вор, не бандит, не крупный чиновник, кроме работы за границей или на Крайнем Севере, других законных способов крепко стать на ноги не существовало.      Но военкоматы имели собственные планы. Укомплектование гражданскими кадрами в Афганистане резко отличалось от показателей других военных советских группировок за границей, из-за чего ушлые начальники 4-х отделов шли на всякие хитрости.
     Pассказывает Нина РЯБЧЕНКО, Баграм, кастелянша медсанбата в/ч пп 93982, 1984-1986:    "В 1981 году, после окончания Омского техникума ж.д. транспорта (специальность электромеханик) со своей подругой по распределению попали в г. Барнаул. Перед тем, как уехать, с нами провели собеседование о наших правах, первый год, как вышло "Постановление о льготной очереди на жилье для молодых специалистов". Жили мы в общежитии. На льготную очередь на жилье не поставили. И в кадрах и в профкоме в голос заявили: люди стоят в очереди всю жизнь - получают жилье к пенсии, а вы ещё и трёх лет не отработали. В 1984 году в начале января у меня умер папа (мамы умерла раньше - в 1972 году). Однажды пришла подруга с работы и предложила мне уехать поработать за границу. Мол, приходил особист, предлагал работу в Монголии или ДРА: достойный заработок и льготы на жилье. И вот благодаря моей подруге (она впоследствии в Афган не поехала), мы в марте месяце 1984 года собираем документы в военкомат. А в мае уже приходит разнарядка в ДРА..."         Алла МИРАНКОВА, Баграм, ОБМО 100-й омедб 108 мсд, 1983-1985:   "Просто в жизни наступил такой период (развелась с мужем), что хотелось уехать из этого города на край света. А в это время на работу пришла бывшая сослуживица, которая приехала в отпуск из Германии. Вот она-то и посоветовала сходить в военкомат. Ну, а там-то уговаривать умели, и вместо Германии я согласилась поехать в Афганистан. Самый сильный аргумент был - квартира".
           Но были случаи, когда многих девчонок попросту вызывали и безапелляционно напоминали о комсомольском или партийном долге.   
  Светланa РЫКОВA, Шиндандт, артполк в/ч пп 71205 (aпрель-июнь 1984 года), управление дивизии в/ч пп 51852 (июнь 1984-март 1986):   "А меня после 8-го марта 1984 года вызвали в Горисполком и председатель горкома ВЛКСМ Шестаков вопросом предложил: "А не хотите ли вы поехать в Афганистан? Вы - комсорг, у вас кандидатский в партию. Но так как вы для партии ещё очень молоды, ждать надо года два.."   Ну и пошла агитация, что после войны в партию меня сразу примут, карьеру я себе сделаю головокружительную и т.д.   Я, честно, напугалась и отказала, потому что соседа привезли перед новым годом "грузом 200"...   На следующий день разнарядку прислали на завод (работала оператором ЭВМ), было комсомольское собрание и начали меня стыдить, что там идёт война, а я - холостая, молодая (мне было 20 лет), отказываюсь выполнить интернациональный долг.   Даже мама (работала начальником) не смогла ничего сделать.   Стыдили: если не я, то придётся послать человека, у которого семья и дети...   Короче, дaвили на совесть и жалость!"         Мавлюда ТУРСУНОВА, Шиндандт, спецпропагандист по работе с афганским населением, 5-я гвардейская мотострелковая Зимовниковская Краснознамённая ордена Кутузова дивизия им. 60-летия СССР:   "Наверное, я никогда не узнаю, кто и почему принял окончательное решение о направлении меня на работу в Республику Афганистан. Могу только предполагать, что во внимание принимались многие факторы: и специфическая служба родителей, и моя комсомольская работа, и моё стремление всегда быть в самой гуще дел. Но в любом случае вызов в военкомат был для меня очень большой неожиданностью. Быстро прошла все инстанции – от горкома комсомола до горкома партии. А потом мне дали всего 5 дней на сборы...»         Елена КОБЫЛКО (ЧУВАТОВА), Шиндандт, госпиталь, инфекционное и хирургическое отделения, 1980-1982:   "В военкомате, куда я прибыла по повестке, дали сразу заполнять анкету. Когда я написала, что родители были на оккупированной территории, мне велели это убрать. Я сказала, что хочу позвонить домой, мне сказали: "У Вас 10 минут на раздумье в коридоре". Я говорю, что собираюсь замуж, мне в ответ: "Что ж, нам матерей от детей отрывать и отправлять?" У меня старшая сестра как раз второго ребёнка родила, я сразу о ней подумала. Вобщем, люди в военкомате сидели подготовленные психологически и не оставляли выбора, особенно если ты не следишь за политикой, а просто живёшь своей жизнью и не готов к резким поворотам судьбы. И рядом - никого. Родители за 2000 км жили. Мобильников не было."         Наталья АКУДОВИЧ, Баграм, медсестра санчасти авиагарнизона в/ч пп 29121, 1984-1986:   "Вызов в военкомат был неожиданностью. Перед жёстким работником военкомата мы стояли с широко открытыми глазами и полуоткрытыми ртами. "Вы комсомолки? Комсомолки! Клятву Гиппократа давали? Давали! Вы должны выполнить свой интернациональный долг!". Затем была "обработка" с красивыми словами в горкоме комсомола..."          Надежда НИФОНТОВА, госпиталь, рентген-лаборант:   "Когда меня вызвали в районный военкомат, никаких тревожных мыслей и в помине не было. На дворе мирное время – начало восьмидесятых, вроде никто ни с кем не воюет. Наоборот, как-то даже воодушевилась. Некоторое время назад я подала заявление на отправку в Германию для работы в Группе советских войск. Условия, что скрывать, там были хорошие. Почему бы не поработать по специальности! Тем более, что муж сестры, офицер, давно там служил. Вот я и подумала поначалу, что вопрос решился положительно. Ан, нет. На деле оказалось совсем не так. Сообщение, что предстоит отправиться в Афганистан, меня ошеломило. Но на руках был не только военный билет, но и партийный, а с коммунистов спрос был особый. Да, собственно, спрашивать никто особенно и не стал, надо ехать и - точка".
           А ещё... О них мало кто знает, но в Афганистан ехали ближние родственники ребят-срочников. Мамы, сёстры, невесты. Об одной такой отчаянной маме, правда, разыскивающей сына-дезертира, я рассказываю в "Джелалабад. "Мама дезертира" (здесь: http://samlib.ru/s/smolina_a_n/text_00299.shtml).      А вот интересное дополнение от Виктора ВЫСОЦКОГО, служившего в Афганистане в Баграме, в Особом отделе КГБ СССР по 108-й МСД. Капитан, оперуполномоченный, август 1986-октябрь 1988 г.г.:
  "У нас в Баграме работала одна женщина, где-то под 40 лет. В разговоре с ней узнал, что она приехала в Афганистан за сыном. Я заинтересовался, стал расспрашивать. Оказалось, что сын был в учебке, по специальности - сапёр, написал матери, что их взвод отправят в Афганистан. Она быстро крутнулась и через военкомат завербовалась в Афганистан. Сын попал служить в Баграмский сапёрный батальон. Она и попросилась в Баграм, где и встретилась с сыном. Работала она в подразделении обеспечения (не помню, то ли у дизелистов, то ли в насосной). Помню, как она рассказывала о переживаниях, когда рота сына уходила на боевые. С профессией сапёра не отсидишься в окопе, нужно идти впереди всех. Вот так полтора года они и жили в Афгане. Периодически она его навещала, но нигде не афишировала, что его родная мать. Просто землячка...    Это ж как надо любить своего сына, как за него бояться и переживать, чтобы всё бросить и поехать за своей кровиночкой на войну, теша себя мыслью, что там на месте сможет его защитить от беды!!!    Главное, что парню повезло, он был награждён медалью "За отвагу", достойно отслужил и дембельнулся в Союз. А маме пришлось дорабатывать ещё пол-года, пока не закончился контракт."
      Или другой пример из "Газета по-украински" N 854 за 03.07.2009:
  "Бывшая интернационалистка Мирослава Мельниченко живёт в райцентре Тальное на Черкасчине. 63-летняя Мирослава Мельниченко 2,5 года работала официанткой в военном госпитале Кабула в Афганистане. Завербовалась туда добровольно. Женщина не могла вынести разлуки с сыном. Во время военной службы Валентин Мельниченко с 1987 по 1988 год охранял аэропорт столицы Афганистана.    - Я как услышала об Афганистане - в ужас пришла. Уже тогда были случаи, что гробы в Тальное привозили. Пошла в военкомат. А там майор Тартачный говорит, что раз сын Валентин находится в Термезе, то точно пойдёт на Афган. Я решила, что раз так, то и я туда поеду. Тут же и завербовалась. Сыну, чтобы не волновался, написала, что завербовалась в Германию.    Несколько месяцев пошло на подготовку выездных документов. На 14-летнюю дочь Татьяну Мирослава Васильевна оформила опекунство. Опекуном стал свёкр Пётр Мельниченко. Валентин уже был в Афганистане, охранял кабульский аэропорт. В декабре женщина вылетела в Ташкент.    - Там ещё неделю сидела. Несколько раз ночью пробовали вылететь на Кабул, но аэропорт Кабула не принимал, потому что были ночные обстрелы. А я же сразу Валика там представляла.       Через несколько дней самолёт таки вылетел. Мельниченко взошла по трапу первой.    - Все ушли на приёмный пункт, а я хожу по взлётной полосе, сына высматриваю. Подошёл какой-то офицер: 'Чего стоите, сейчас будет обстрел!' Говорю, что сын у меня здесь.    Офицер оказался земляком из Белой Церкви. Назвался Володей. Посоветовал написать записку для Валентина.    - Валик пошёл к командиру. Говорит: 'Ко мне мама приехала'. А тот смотрит на него: 'Может, у тебя крыша поехала?'. Но потом взял врача, Валентина и пришли на пересылочный пункт. Смотрю, а Валик маленький, худенький такой. Рассердился на меня: 'Ты же должна была в Германии быть'. Забрали меня в часть. Там и поужинали вместе: я, командир, Валик и комсорг.       Командир батальона Владимир Проценко был украинцем из Винницкой области. На утро Мирослава должна была вылетать к месту службы в город Шинданд.    - Проценко пошёл в штаб армии. Упросил, чтобы меня оставили в Кабуле. На следующий день я уже работала официанткой в военном госпитале..."       http://gazeta.ua/ru/articles/people-newspaper/_miroslava-melnichenko-vmeste-s-synom-sluzhila-v-afganistane/298678   
  Их, Берегинь, было сотни. Матери, сёстры, жёны вербовались через военкоматы, чтоб оказаться на войне рядом с любимым человеком. Это ли не подвиг советских девушек, женщин?            Ещё ехали те, кто ни сном, ни духом до последнего не знали, куда их направили, как случилось с личным составом 834-го военно-полевого госпиталя особо-опасных инфекционных заболеваний, приземлившимся у нас в Джелалабаде для подавления холеры. Двухнедельный срок в регионе жаркого климата, предписанный в командировочных предписаниях, переросли в два года самого настоящего военного ада.      

5. Кто ехал в Афганистан? Краткая выборка

  Имеющаяся в в моём архиве (http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/) информация собрана при помощи небезразличных людей. Частично помогли ветераны афганской воины. Неоценимую помощь по сбору газетных и журнальных статей об "афганках" оказала Лидия ВОЛЫНКИНА (МАКАРОВА) (старшая медсестра физиотерапевтического отделения госпиталя Шиндандта, в/ч пп 94131 гв. МСД (1982-1984). Очень много материала пришло от Александра ЖАРКОВСКОГО (Шиндандт, 371-й мотострелковый полк, рота связи).      Но есть и такие, кто к войне никакого отношения не имеет, например историк-исследователь Сергей ЖУКОВ, положивший начало моему архиву помощью со списками погибших гражданских специалистов по линии Министерства Обороны СССР. Или добровольная помощница, удивительная женщина Ольга Анатольевна КОРНИЕНКО. Я не знаю методов её поиска, но Ольга Анатольевна прислала более ста ссылок на материалы об "афганцах" и, чувствую, её кропотливая работа принесёт ещё много интересного.      Благодаря добросовестным помощникам по собранному материалу можно сделать краткий анализ.      

Национальный состав

   Даю выборку только по гражданским специалистам Министерства Обороны, к каковым относилась и сама. Представители других министерств к нам отношения не имели, жили в других условиях, получали другие оклады и о них я ничего сказать не могу.      Итак, подавляющее большинство гражданских специалистов по линии Министерства Обороны СССР прибыло в Афганистан из РСФСР, Украины, Белоруссии и Молдaвии.      Из трёх прибалтийских республик я не встретила ни одной девочки, не нашла сведений о них и в чужих материалах. Интересно, с чем это связано? Военкоматы Прибалтики не вели набора гражданских специалистов в воюющий Афганистан? Через эти западные республики Кремль боялся выставить на обозрение мировой общественности свои преступления? А как иначе назвать отправку в воюющую армию абсолютно неподготовленных девочек?      Не встречала я девочек из Грузии, Армении, Азербайджана. Военкоматы Кавказа так же не вели набора? С чем это связано? Или в кавказских республиках была более сытая жизнь? Или это только мне не встречались гражданские специалисты с Кавказа?      Не встречала лично и не читала в чужих воспоминаниях о девочках из Киргизии. Кроме россиянок, украинок, белорусок и молдаванок, через Афганистан прошли узбечки и казашки. Девочки Туркменистана и Таджикистана, хоть и были в относительно малом количестве, но рисковали достаточно, работая переводчиками с местным населением. Некоторые одновременно вели сбор разведданных, а отдельные девочки работали под прикрытием. Таких предварительно готовили и обучали в Москве.      Почему мы о них мало знаем? Для начала задайте себе вопрос: а где в полном объёме находятся данные по советским "афганкам"? Когда в советском обществе было массовым проявление уважения к женщине, кроме праздников 8 марта? Даже мой единственный в мире архив содержит невеликую толику информации по "афганкам" от всего объёма, накопившегося за десять лет афганской войны.      К тому же не нужно забывать о кровниках. Девочки-мусульманки, сотрудничающие с советскими органами, шли против своих мусульманских сестёр и братьев, воюющих на противоположной стороне. Потому, думаю, рассказов со сцены нам не услышать, разве что через несколько десятилетий рассекретят архивы, когда уйдут последние "афганцы", кому в 1989 году исполнилось девятнадцать.      И как итог, в "Списке погибших "афганок" указаны погибшие девочки только четырёх союзных республик:      - Россия - 36 погибших   - Украина - 12 погибших   - Белоруссия (сейчас государство Беларусь) - 5 погибших   - Молдавия (сейчас государство Молдова) - 1 погибшая      В одиннадцать других союзных республик цинк с женскими телами не приходил, по-крайней мере за долгие годы работы с архивом подобной информации не проскакивало.   В "Списке" (см. ссылку выше) упоминаются ещё две погибшие девочки, но их данные отсутствуют.      Однако я уверена, что погибло гораздо больше. Просто отдельные смерти фиксировались как погибшие на территории войсковой части, расположенной в Союзе. Ведь несколько первых лет нахождение девочек в 40-й армии считалось страшной тайной и те, кто работали на информационное пространство, они скрывались под мужскими фамилиями и именами, как произошло с Альфиёй КАГАРМАНОВОЙ, корректором-машинисткой газеты "Ленинское Знамя" 108-й мотострелковой дивизии в/ч пп 51854 (1981-1983).      И ещё. Достаточно случаев, когда раненных в Афганистане эвакуировали в Союз, и там они умирали. Такие потери шли "не боевыми" и они нигде отдельно не фиксировались.      Это что удалось сложить в общую картину по национальному признаку.      

Место рождения

  Иногда в чужих высказываниях проскакивает, что в Афганистане в основном служили выходцы из деревень. Я не знаю процентного соотношения городских "афганцев" к деревенским, но если анализировать всё тот же "Список погибших" и спроецировать его на всех "афганок", то действительно значительный процент выпадает на деревенских. Чему существует вполне логическое пояснение.      Долгие десятилетия в СССР колхозники не имели паспортов, а из колхоза разрешалось отлучаться лишь по однократной справке, полученной у председателя колхоза, с указанием цели и срока отлучки (но не более 30 суток).      Уехать в город и жить там без паспорта запрещалось: "Cогласно п. 11 постановления о паспортах "беспаспортные" подвергались штрафу до 100 рублей и удалению распоряжением органов милиции".   Повторное нарушение влекло за собою уголовную ответственность. Введённая 1 июля 1934 года в УК РСФСР 1926 года статья 192а предусматривала за это лишение свободы на срок до двух лет.      
   []   2.
        В таком виде паспортная система и система прописки просуществовали до 70-х годов XX века.      В 1970 году возникла лазейка для непаспортизированных, приписанных к земле колхозников. В принятой в этом году "Инструкции о порядке прописки и выписки граждан исполкомами сельских и поселковых Советов депутатов трудящихся", утверждённой приказом МВД СССР, была сделана незначительная оговорка: "В виде исключения разрешается выдача паспортов жителям сельской местности, работающим на предприятиях и в учреждениях, а также гражданам, которым в связи с характером выполняемой работы необходимы документы, удостоверяющие личность".   Этой оговоркой моментально воспользовались все желающие вырваться из разорённых деревень.      Но законная отмена крепостного права в СССР поэтапно началась лишь в 1974 году.      28 августа 1974 года за N 677 постановлением Совета Министров СССР утвердили новое "Положение о паспортной системе в СССР".   Самое существенное отличие его от всех предыдущих постановлений - это то, что паспорта стали выдавать всем гражданам СССР с 16-летнего возраста, впервые включая и жителей села, колхозников. Однако полная паспортизация населения началась лишь 1 января 1976 года и закончилась 31 декабря 1981 года. За шесть лет в сельской местности было выдано 50 миллионов паспортов.      Теперь поняли, что паспорта колхозникам закончили выдавать на втором году афганской войны? Поспешили c целью вбросить в прожорливое жерло Афгана молодую добавку? Ведь из пятидесяти миллионов колхозников по всякому можно было поднабрать свежие силы.      Естественно, деревенская молодёжь стремилась вырваться из крепостного строя. Однако и на воле, даже попав в город и получив хорошее образование, перспективы на блистательное будущее отсутствовали. О скором приобретении собственного жилья речи не шло - горожане более старшего поколения годами стояли в жилищных очередях, десятилетиями в одной квартире проживало по несколько семей из нескольких поколений. А Афганистан, как о том лгали в военкоматах, давал надежду на льготное приобретение жилища, к тому же на войне кормили бесплатно и ближайшие два года, а кому повезёт, то три-четыре-пять, можно было не думать о крыше над головой. И питание и крыша обеспечивались государством в обмен на риск собственной жизнью.      

О б р а з о в а н и е

  Почему-то в сети проскакивало, что "афганки" были чуть ли не полуграмотными. Поспорю, опираясь на собранную информацию.      Во-первых, все медсёстры имели медицинское образование, это когда можно не знать грамматических правил по составлению красивых предложений, но уметь лечить людей. А мастерство и самоотверженность советских медсестёр в Афганистане заслужило самых высоких похвал и наград, им оды нужно слагать. Думаю, здесь меня поддержат все "афганцы".      Во-вторых, в причину юного возраста сестричкам физически не хватило времени на получение институтского диплома: после школы - училище, после училища - война. Зато оставшиеся в живых и желающие реализовать своё право на бесплатное высшее образование, после Афганистана, подкреплённые неоценимым военным опытом, стали врачами. Отдельные "афганки" перешли в военную медицину и даже дослужились до подполковничьих и полковничьих званий.      Другие девочки, не медики, имели за плечами хотя бы техникум, не думаю, что военкоматы массово заключали контракты (да-да, именно "афганки" стали первыми контрактницами, а не "чеченцы", как пытаются сейчас преподнести) с обладательницами аттестатов о школьном образовании. С большой натяжкой допускаю школьный аттестат, но всё же у остальных "афганок" за плечами были училища, техникумы, ВУЗы.      Причём иные обладательницы ВУЗовских дипломов работали на скромных должностях: библиотекарь, фотограф, машинистка, те должности, какие получили при распределении в отделе кадров штаба 40-й армии. Конечно, можно было устроить скандал и потребовать место по специальности, но, не поленюсь повторить, все гражданские специалисты MO подписывали в военкоматах контракты, содержащие пункт о многократном штрафе в случае расторжения контракта без уважительной причины. Так что обладай ты хоть тремя дипломами о высшем образовании, но если не нашлось места, то приходилось трудиться там, куда направили. В противном случае высылали в Союз за 24 часа.      Однако желающие сохранить профессиональные навыки при появлении вакансий могли поменять место службы. В таких случаях командование всегда шло навстречу.      

Возрастной состав

  Сложно сказать. Пытаясь отстоять права российских "афганок", которых в 2006 году лишили основных льгот, я связывалась с чиновниками из МО РФ и один из них, служивший в Пули-Хумри, брякнул, что "на войну ехали престарелые 40-летние тётки". Что вызвало у меня немалое удивление, в Джелалабаде я видела другую картину. B нашем гарнизоне в основном служили молоденькие девчушки, достаточно заглянуть в джелалабадские фотоальбомы, поставленные в моём архиве. Там же находятся фотоальбомы девочек из других афганских провинций, где "тётеньки" если и проскакивают, то в единичных количествах.      Потому, думаю, средний возраст "афганок" на войне варьировал в пределах девятнадцати - двадцати восьми лет. Тот же средний возраст идёт и у погибших.      

Семейное положение

  Судя по девочкам Джелалабада, большинство никогда замужем не были. Госпиталь особо опасных инфекционных заболеваний в расчёт не беру, их прислали в срочном порядке на подавление холеры, собирали по тревоге. Кто не уехал в отпуск, тех и прислали. Но даже среди них достаточно мелькало молодых сестричек, что можно видеть в фотоальбоме "Джелалабад, военно-полевой госпиталь oсобо-опасных инфекций N 834 в/ч пп 73976", поставленном здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/011aa.shtml      Отдельная часть "афганок" перед войной пережили семейный развод, у многих даже были дети, оставленные в Союзе с бабушками, но и эти мамочки никак на "тётенек" не тянули. Сами посмотрите, какие же это "тётеньки"?   
    []   3. Лидия МАКАРОВA (ВОЛЫНКИНA), Шиндандт, медсестра, военный госпиталь в/ч пп 94131 гв. МСД, 1982-1984   
  Лидию я уже упоминала выше. Это благодаря ей положено начало циклу "Дай свoй адрес, "афганка", составленному из книжных, газетных, журнальных статей о советских "афганках". Газеты писали и о Лидии:   - статья о Лидии ВОЛЫНКИНОЙ (МАКАРОВОЙ) поставлена в "Дай свoй адрес, "афганка". Часть 1-я (N 1-18)"   здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/text_0012.shtml#2      - статья о Лидии ВОЛЫНКИНОЙ (МАКАРОВОЙ) поставлена в "Дай свoй адрес, "афганка". Часть 8-я (N 101-110)"   здесь: http://samlib.ru/s/smolina_a_n/tt.shtml#104.1      
    []   4. Разве бывают такими тоскливыми глаза первоклашек?    Как видим - бывают. Сынишка в 1-й класс, мама - на войну.   Светлана Васильевна НАУМЕНКО, Кабул, медсестра, инфекционный госпиталь в/ч пп 27841, 3-е отделение, 1987-1989   
     О Светлане также имеются публикации:   - газетная статья поставлена в Дай свoй адрес, "афганка". Часть 10-я (N 121-130)   здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/tt2.shtml#123      - газетная статья поставлена в "Дай cвoй адрес, "афганка". Часть 19-я (N 211-220)"   здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/tt9b.shtml#219         Очень редко встречались замужние женщины, кто, оставив мужа на домашнем хозяйстве, шли в военкомат с целью вербовки для работы за границей. Но таких было крайне мало, лично я знала только одну - заведующую нашей столовой, уехавшую в отпуск и не вернувшуюся.      Отдельная категория - вдовы. Почерневшие от горя молодые женщины ехали на войну, чтоб одну боль перешибить другой.      Ссылки на газетные статьи, поставленные под фотографиями девочек выше, - это, конечно же, малая малость. Книжных, газетных, журнальных публикаций о советских "афганках" выпущено превеликое множество, часть из которых (присланных добровольными помощниками) находится в моём архиве. Если зайти сюда и спуститься вниз по странице, то там увидите раздел "Дай свой адрес, "афганка": http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/      

Сроки службы

  Даже для многих "афганцев" стало открытием, что "афганки" находились на войне дольше, чем солдаты-"срочники". Солдат полгода готовили в Союзе, тренировали в "учебках" и потому "срочники" служили в Афганистане максимум полтора года.      В то время, как двухгодичные контракты "афганок" равнялись офицерским срокам.      Однако знаю достаточно примеров (а их были сотни), когда девчонки находились на войне гораздо дольше офицеров. Да-да, многие, очень многие девчонки провели в Афганистане больше времени, чем отдельные офицеры. Мне не нужно далеко ходить за примерами, у меня у самой за плечами почти три года войны, июль 1985 - апрель 1988 и сейчас поясню причину.      Наша прокуратура (Джелалабадский гарнизон) открылась в июле 1985 года, прокурор и я оказались, так сказать, первооткрывателями, затем подтянулись остальные: переводчик, зам. прокурора, старший следователь, следователь.   В 1987 году первый состав офицеров-юристов улетел в Союз по замене, из старого коллектива осталась только я. Должность начальника канцелярии военной прокуратуры считалась офицерской, но с окладом служащей. Потому заменщиков-офицеров на оклад служащей не находилось.      Приезжали и гражданские юристы, однако, узнав о малом окладе и серьёзной ответственности, тут же возвращались в Кабул. И понять можно. За три года службы я изучила каждую бумажку, с закрытыми глазами могла найти любой документ, я знала каждый вещдок и держала в памяти все номера наблюдательных производств по всем уголовным делам. А заменщику только для ознакомления потребовалось бы несколько недель. И это при том, что со дня на день ожидался вывод частей из Джелалабада с полной эвакуацией всех секретных документов в неизвестно какую союзную республику, где пришлось бы застрять на неопределённый срок.      Но была и другая причина. Из моего письма родителям: "Мамулик и папулик, здравствуйте! В очередной раз ничем порадовать не могу. Приехала заменщица, по образованию юрист, из Союза ехала на другую должность, а в Кабуле её перенаправили к нам. Но она, как узнала, что требуется делать "допуск" для работы с секретными документами, так сразу и отказалась. Ведь после "допуска" нам пять лет перекрыт выезд за границу, а она мечтает ещё поездить. Завтра возвращается в Кабул, передаю это письмо с ней, может из Кабула почта уходит быстрее..."      Чем закончилась моя эпопея с заменой? Заменщика я не дождалась и, взяв "добро" у военного прокурора 40-й армии, сдала секретную документацию "секретчику" из нашей бригады буквально накануне вывода войск из Джелалабада. Нет, конечно, я могла и сама вывезти документы в Союз, но для этого пришлось бы пылить сколько-то дней в составе бронеколонны, а затем сколько-то дней сидеть в чужом военном гарнизоне. Меня не страшило передвижение на броне, нет, более смущало долгое пребывание среди сотен незнакомых мужчин. Зачем мне лишние приключения в конце почти трёхгодичного пребывания на войне?      Но моих тридцать три месяца не сравнить с четырьмя с половиной годами хотя бы той же Евгении КАМНЕВОЙ, операционной медсестры из Шиндандта, изображённой на фотографии ниже под N 19. И таких девочек было сотни. Кто-то, свыкнувшись, сжившись с военной действительностью, продлевал контракт добровольно. Другие не могли уехать, как в моём случае, из-за отсутствия заменщика. Особенно эта ситуация осложнилась в последние два года войны. Конечно, любая из не дождавшихся заменщика могла спокойно плюнуть на службу и проводить оставшиеся дни в прохладном "бучиле", ведь все мы подписывали контракт на два года. Но девочки относились к своим обязанностям с полной ответственностью, до конца выполняя свой долг. Кому-то это стоило жизни, как, например, Вере ЛЕМЕШЕВОЙ.      И при всё этом, когда некоторым "афганкам" той войны досталось поболее офицеров, в России умудрились заявить, что пребывание на войне гражданских специалистов Министерства Обороны войной не считается и в 2006 году партия "Единая Россия" под руководством Путина лишила "афганок" Министерства Обороны основных льгот.      

6. Кем служили на войне девочки?

  Если кто-то ещё не уловил смысла, то напомню, что речь идёт исключительно о гражданских специалистах, шедших на афганскую войну по линии Министерства Обороны. Детали нахождения в Афганистане гражданских специалистов других министерств - строительства, образования, здравоохранения, сельского хозяйства, промышленности, торговли, МВД, КГБ и прочих - мне не известны. К армии они отношения не имели, их сотрудники жили и работали в более безопасных и более комфортных условиях, оплачиваемых весьма приличными, в отличие от наших копеечных, окладами.      Мы же служили в войсках, занимая должности наряду с военнослужащими.      Дорогой читатель, в этом месте ты можешь задаться резонным вопросом: "А на каких именно должностях могли служит "афганки"?".   И я отвечу так: "Oглянитесь вокруг себя и перечислите знакомые вам профессии, обеспечивающие обществу более-менее комфортное существование". Вот представители точно таких профессий поддерживали в рабочем состоянии огромный маховик 40-й армии в Афганистане.      Кровавая мясорубка войны в первую очередь требует медиков и действительно среди гражданских специалистов медики составляли основной сегмент: врачи, медсёстры, лаборантки, санитарки, сёстры-хозяйки, провизоры. Причём, врачи - это не обязательно хирурги или травматологи, но стоматологи, педиатры, гинекологи. Среди них были как военнослужащие, так и гражданские. Героическому труду медиков афганской войны посвящена отдельная глава ниже.      Военным и гражданским требовалось где-то жить, где-то спать, где-то кушать. Жильём занимались работники квартирно-эксплуатационных частей, они же отвечали за штат кладовщиков, слесарей, кочегаров, плотников, сантехников, электриков, уборщиц, вахтёров, кастелянш, ассенизаторов и другого нужного персонала.   И этот персонал точно так состоял как из людей в погонах, так и из гражданских специалистов.      Работники столовых - заведующие, повара, официанты, хлеборезы, кухонные рабочие, посудомойки - кормили и поили. Казалось бы, спокойное тёплое место в прямом и в переносном смысле и наверняка в отдельных гарнизонах или в каком-нибудь уютном генеральском кафе действительно было тепло и спокойно. Но не в нашем Джелалабаде, где официанток вертолётного полка неоднократно гоняли на "боевые" в приказном порядке. Ссылка на воспоминания Надежды МИРГОРОДСКОЙ (ПАУТОВОЙ) "Просто был не мой день" находится под одной из фотографий выше, но не поленюсь дать ещё раз: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/h.shtml      К тому же, условия труда в "тёплом" месте не каждому мужчине под силу, а девчонки каким-то чудом умудрялись справляться. Умудрялись работать у раскалённых плит, когда на дворе стояло адское пекло свыше 60-ти градусов по Цельсию. Умудрялись ровно в 08.00 начинать завтрак для личного состава дивизий, полков, бригад, батальонов. Для них же в 13.00 на тысячах столов армии накрывался горячий обед, а перед сном всех кормили ужином. И так изо дня день с ранним подъёмом в 04.00-05.00 утра. Более того, в нарушение служебного распорядка, поваров и официантов выдёргивали в любое время суток, чтоб покормить ребят перед уходом на боевое задание или, наоборот, встретить их, а выходы и возвращения, как правило, проходили под завесой непроглядной тьмы глубокой ночью.      Сотрудники банно-прачечных комбинатов... Предназначение бань понятно и не думаю, что должность банщика могла достаться женщине, хотя и этому бы не удивилась. А вот прачками работали как девочки, так и солдаты-"срочники". Иначе не получается. Кто-то воюет, а кто-то занимается их нательным и постельным бельём. Особенно много белья требовалось в медроты, медсанбаты, госпиталя, там же нуждались в чистых бинтах, которые из-за нехватки иногда приходилось использовать неоднократно, предварительно прокипятив в специальных чанах. Страшно представить количество чужого белья, прошедшего через нежные девичьи руки. Хотя откуда там взяться нежности при постоянном взаимодействии с химикалиями? А воздух на чём настоянный? На тех же химикалиях.      Работники военторгa снабжали обязательным ассортиментным перечнем в первую очередь солдат и офицеров - сигареты болгарские ("Опал", "Родопи", "Стюардесса", "Пегас", "ТУ -154"), конфеты-леденцы пакетированные, печенье, минеральная вода, соки, лимонад "Sisi", сгущённое молоко, компоты фруктовые, овощные и мясные консервы. Из промышленных товаров первыми поставлялись зубная паста, мыло, подшивочный материал, полотенца, носки, нитки, иголки, поздравительные открытки, спортивные костюмы, кейсы-"дипломаты". Очень большим спросом пользовались кроссовки "Кимры", приобретаемые военнослужащими за свои деньги не для поездок в отпуск, а для участия в боевых действиях. Удобные лёгкие кожаные "Кимры" не шли ни в какое сравнение с той обувью, в какую Министерство Обороны обувало наших ребят. И всё это продавцами выбивалось (выпрашивалось, вымаливалось) на Кабульской центральной базе и доставлялось (по земле или по воздуху) в подведомственные торговые точки.      Военторг не забывал и женскую половину, закупая книги, одежду, импортную обувь, красивые спортивные костюмы.      Однажды, только не смейтесь, в армию завезли большое количество разноцветных женских панталон на байке, какие носили наши бабушки и прабабушки: до колен и снизу - резиночка. 40-я армия снабжалась из Ташкента и очевидно прокручивалась очередная торговая афера. Иначе с какой радости в южную страну с жарким климатом, где шла война, забрасывать большую партию женских утеплённых "труселей"?   И смех, и грех.      Находившиеся в гарнизонах девчонки покупкой, естественно, пренебрегали. Кто-нибудь может вообразить фею войны в тёплых, до колен, панталонах? При том, что местные дуканы продавали бесчисленное количество невиданных на тот период "неделек" - семь симпатичных хлопчатобумажных трусиков с изображением цветочных букетов и надписей "понедельник", "вторник", "среда", "четверг", "пятница", "суббота", "воскресенье". Бельё на каждый день недели, отсюда и название "неделька".   Так что девчонки поступление нового вида товара как ватные панталоны, естественно, проигнорировали.      Но план есть план и продавцы шли на различные ухищрения, а где-то помогла чистая случайность, и даже не случайность, а солдатская смекалка, присущая нашим воинам в любой ситуации. В некоторых гарнизонах бывалые старослужащие быстро сориентировались, что на первый взгляд смешная единица женского ассортимента может согреть в тяжёлых горных походах, особенно в продолжительных засадах на промёрзлой земле да ледяных камнях.   И разноцветные байковые женские панталоны ушли на "ура!".   О чём вспоминает бывший продавец из Шиндандта Ольга ЗИНОВЬЕВА (НЕМЧЕНКО) в тексте "Дай свoй адрес, "афганка". Часть 4-я", поставленном здесь: http://samlib.ru/s/smolina_a_n/text_00124.shtml#59      Это не военная байка. С продавцом Ольгой, рассказавшей о "труселях", долгое время я переписывалась в сети, забирая интересные военные воспоминания и военные фото. Однако и сама помню. Как-то, возвращаясь из очередной командировки и ожидая на кабульском аэродроме любой борт в стороны Джелалабада, я познакомилась с продавцом одной из провинций и эта продавец на полном серьёзе предложила купить у неё несколько пар тёплых "с начёсом" панталон, мол, данного товара работники базы выдали (навязали) больше, чем в их гарнизоне служит девчонок. Купить у неё я, конечно, не купила, но, помню, отпускали какие-то глупые шутки по этому поводу. А где-то, оказалось, ушлo на "ура".      Да, таким было отношение к воющей армии. Ребята за свои деньги покупали кроссовки, неоценимым трофеем считались тёплые, одновременно лёгкие американские спальные мешки и удобные прочные их же бронежилеты, а кого-то спасали отечественные женские панталоны...      В военторге гражданские так же служили на равных условиях с военными, а из анализа списков погибших, поставленных в моём архиве, видно, что среди работников военторга наибольший процент погибших: (http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/   Гибли независимо от занимаемой должности: товароведы, водители, продавцы, экспедиторы. Военторг нашего Джелалабада потерял даже своего начальникa. В основном эту должность занимали офицеры, но в Джелалабаде начальником военторга был гражданский - Анатолий ЗАДОРОЖНЫЙ. Текст "О девочках-продавцах, взрывающихся в афганских межгорьях" поставлен у меня   здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/00007.shtml      Помимо перечисленных выше гражданских профессий, представители которых исполняли равные обязанности с военными, назову ещё несколько:       Девочки-машинистки сидели на соседних табуретках от писарей в погонах.    Девочки-связистки работали в одних узлах связи со связистами в погонах и точно так ездили с ними на "боевые".    Девочки-хлебопёки пекли хлеб на одних хлебозаводах с хлебопёками в погонах.    Девочки-официантки работали в одних столовых с солдатами-официантами.    Девочки-финансисты работали в одних финчастях с финансистами-офицерами.    Девочки-библиотекари находились в одном клубе с начальниками клубов, имеющих погоны.       И так далее и тому подобное по десяткам категорий.      

7. Война. Много ли было среди нас "чекисток"?

     Из того же письма:    "В Афганистане в Баграме я познакомился с землячкой, она из города Коломыи Ивано-Франковской области. Люба Бойчук. Что c..a-писательница знает про наших женщин?!! Эта Люба с лица была худая как перст, переболевшая желтухой. Которая при встречах редких говорила: "Ещё один обстрел и я с ума сойду точно. И так уже заика". Это она "чековая"?!! Или в Минске я предлагал писательнице: "Проедемся на кладбище Чижовское, там Света Бабук, наша медсестричка лежит. В глаза посмотришь ей. Эта тоже "чековая"? От родителей скрывшая (до гибели), что была в руку ранена. Мама её, Майя Михайловна, все время кричала не в себе при встречах: "За что нас писательница так размазала? Как людям на кладбище в глаза смотреть?! Моя дочь - проститутка, как в книге пишут о них".
     O массовой продаже себя за чеки (читай: проституция) большинство "афганок" узнали... после войны. Думаю, не обошлось без влияния сексуально озабоченной на тот период Алексиевич, наделившей "афганок" ярлыком "чекистка". Правда, кое-кто это слово слышал ранее и очень гордился, как произошло с родителями Татьяны ПРИЩЕП (ВАХТИНОЙ) из Шиндандта, гордо рассказывающими всем знакомым о дочери-чекистке. B представлении людей старшего поколения, выросших на патриотической литературе, слово "чекистка" означало принадлежность к преемникам чекистского аппарата Феликса Дзержинского.      Но большинство девочек, включая и меня, слово "чекистка" услышали после войны.      Откуда такие данные?   Да из сетевых ветеранских групп, где при обсуждении разных тем среди прочих задавался вопрос "Были ли среди нас чекистки? Если были - расскажите!"   Вот "чекистки" и признались, что о нелепом ярлыке узнали из послевоенной прессы.      Причём многие оказались в недоумении: чеки получали на руки все - и офицеры, и солдаты, и служащие-вольнонаёмные. И разве грошики, остающиеся у девочек после посещения гарнизонного магазина, куда бегали за дополнительным прикормом, можно сравнить с мешками денег, оказавшимися у какого-нибудь командира после взятия очередного вражеского каравана? А какими суммами ворочали вышестоящие начальники? Упоминание о расхождении между количеством погибших и гробами, вывезенными в СССР, мной поставлено в самом начале. Цинк, набитый наркотиками, мог обеспечить благосостояние нескольких поколений не одной семьи.      И после этого кто-то смеет упоминать о девчачьих копейках? Или это безопаснее, нежели ударить ломом по верхушке айсберга?         
 []   5.           []   6.
  
  Очень показательно наивноe откровение Лидии МАКАРОВОЙ (ВОЛЫНКИНОЙ), Шиндандт, медсестра госпиталя в/ч пп 94131, гв. МСД, 1982-1984:   "Я могу сказать, что ехала заработать! Заработать чеки, афгани, рубли - неважно! Главное - заработать! С мужем прожила 5 лет в неудачном браке. После этого брака хоть к чёрту на рога. Развелась. Осталась с 4-х летней дочкой, работала в медицине! Оклад маленький. Kонечно, я хотела поехать в Германию, даже маме так говорила. Hо надо было долго ждать - согласилась в Афган! Ни о чём никакого представления не было. Но в голове по молодости лет плана "чекистки" не разрaбатывала. Дочку оставила с мамой. В Афганистане рaбoтaла в физиотерапевтическом кабинете в инфекционном отделении. Во время эпидемии у меня на посту в журнале было записано 350-400 солдат и офицеров, а койко-мест - 50! Hа посту около 100 больных. Мы все были молодыми, вряд ли мы все думали о чеках... "Чекисткой" я там тоже не была. "Чекистки", мне кажется, ехали целенаправленно. У нас в госпитале не было ни одной, я точно знаю - уверена! Мы же там были как на ладошке!" (Сайт "Одноклассники" 05.02.2010 18:55)   
  Значит кому-то выгодно мазать дёгтем ветеранов войны? Кто управляет российскими иудами, проникшими абсолютно во все ветви власти, во все слои общества, и пытающимися перекроить историю Российского государства? Сначала историю, а затем и само государство?            Как уже призналась выше, я не знакома с творчеством Алексиевич - единственная книжонка, когда-то случайно попавшаяся мне в руки, после чтения нескольких страниц оказалась в мусорном ведре. В прямом смысле слова. По этой причине я не могу дать полного анализа не только её творчеству, но даже одной книжонке. Значит попробую оппонировать по фразам, наиболее часто упоминающимся в чужих обсуждениях.      Прочитав "Hе все женщины на афганской войне были плохими, меж них попадались и хорошие", я испытала конкретный шок. Думаю: как же так?! Человек, не бывший на войне, пытается нарисовать открытки жду ответ портреты участников этой войны? Или преднамеренно искажaет действительность? От недоумства? По заказу? Из зависти к более молодым и красивым?      Почему-то я за почти три года войны видела обратную картину: не все были хорошими, встречались и плохие. Но плохие люди встречаются повсеместно и не обязательно в женской среде. Испокон веков человеческое племя делится на порядочных и негодяев, честных и проходимцев, святых и развратников. И нет тому ни пояснения, ни путей исправления.      Если честно, то на афганской войне лично я встретила только двух "плохих". Одна оказалась мелкой воровкой из Мордовии, кравшая у соседок по модулю магнитные браслетики, перламутровую помаду, блёстки для глаз и другую мелкую ерунду, продаваемую в афганских дуканах за копейки, получаемую в обмен на "сгущёнку" или "тушёнку", а то и просто в подарок за лучезарную улыбку и белокурые локоны.      Второй "плохой" была санитарка из Белоруссии, землячка Алексиевич, по слухам встречающаяся с солдатами из-за денег. Но чтоб осудить её - неплохо бы примерить её шкуру на себя. Как говорят мудрецы? "Чтоб осудить человека - нужно обуть его башмаки и пройти его путь". В родной Белоруссии у той женщины осталось пятеро детей, поднимаемых без мужа. Неблаговидным делом занималась в свободное время (да и то по слухам, никто свечи не держал), а в рабочее время ухаживала за ранеными бойцами, подмывала, подтирала, носила "утки", меняла кроваво-гнойные бинты, обмывала умерших.   Отработав тяжеленную даже для мирного времени смену санитарки, в модуль возвращалась весёлой, разговорчивой и всегда готовой придти любой из нас на помощь, вроде и нас за своих детей принимала. Ей орден нужно давать, а не гнобить осуждением.      Но даже поверив слухам, получатся одна "чекистка" на сотню! И если решилась, значит занималась у себя в Белоруссии и раньше? Ведь при вступлении в зону вооружённого конфликта не происходит мгновенного морального надлома, разового скачка от скромности к разврату. Женская мораль не зависит от места нахождения, она или есть, или её нет и никогда не было.      Однако страшно другое. Почему в нашем обществе всегда с избытком желающих вытереть ноги о женщин, прошедших войну? Когда вспыхивают военные события, то трусливая шваль, покупая медицинские справки, рубя пальцы, глотая иголки или мочу гепатитчиков, расползается по укромным углам. Зато по окончании эта "пена" всплывает на поверхность, смея выносить осуждающие вердикты.      Сия горькая участь коснулась не только "афганок", нет, по участницам Великой Отечественной войны тоже хорошо проехались, не успокаиваясь и по сей день. В 2005 году появилась книга Олега и Ольги Грейг "Походно-полевые жёны", повествующая о лётчицах 46-го гвардейского ночного бомбардировочного авиационного Краснознамённого Таманского ордена Суворова 3-й степени полка (46 гв.нбап). Этот авиационный полк, более известный как полк "ночныe ведьмы", в составе ВВС СССР во время Великой Отечественной войны прославился не только тем, что впервые за всю историю авиации состоял исключительно из: в основном от 17-летних молодых девочек до 22-летних "старушек", без единого мужчины, но и тем, что "ночные ведьмы" дали миру 23 Героя Советского Союза, 2 Героя России, 1 Героя Казахстана. Чего не случилось ни в одном другом авиационном полку.       И даже таких героинь семейная парoчка Грейг в своей грязной книжонке изобразила распущенными. Из Википедии:
   "В 2005 году появилась книга Олега и Ольги Грейг (кстати, тоже из Беларуси - А.С.) 'Походно-полевые жёны', в которой лётчицы изображены сексуально распущенными, что награды вручались только через постель и т. д. Ветераны полка подали на авторов в суд за клевету. Было возбуждено уголовное дело, которое прекратили в связи с гибелью О. Грейга".
     Так что приклеенный к "афганкам" ярлык "чекистки" говорит об одном: общество глубоко больно, ему требуется хороший доктор и длительный период восстановления. Ниже же ставлю несколько фотографий тех самых "чекисток":         
   []   7. У кого повернётся язык обидеть это чистое создание? Ребёнок, даже кулачок от страха перед камерой сжала.   Леночка ВАРЕНЦОВА (ШЕШУКОВА), Джелалабад, аэродром, вертолётный полк в/ч пп 22630, в/ч пп 22637   (отдельный батальон авиационно-технического обеспечения и батальон охраны аэродромa), 1986-1988             []   8. Она же с подружкой Светланой Беженарь.   На стенах - котята и зайчики, нарисованные Леночкой. Детский сад             []   9. Тут Света Беженарь уже в другом качестве - молодая офицерская жена. Кабул, консульский отдел, ноябрь 1986 года.   Из архива Елены ВАРЕНЦОВОЙ (ШЕШУКОВОЙ), Джелалабад, аэродром, вертолётный полк в/ч пп 22630, 22637   (отдельный батальон авиационно-технического обеспечения и батальон охраны аэродромa), 1986-1988             []   10. Эта девочка "чекистка"? У которой, как у малышки, колготочки на коленках собрались...   Леночка МОГУТОВА, медсестра медсанбата в/ч пп 93977 в Шиндандте, 1985-1988             []   11. Или это "чекистка"?   Елена ГРИГОРЬЕВА (ШАЛЫГИНА), медсестра из Баграма, жена основателя сайтов "afgan.ru" и "artofwar.ru"   
  Tак её вспоминает сослуживица Турсуной: "Лена Григорьева было ранена в ногу и контужена. Потом подорвались на мине мы.   Сначала Лена тащила раненых солдат, а потом - меня и думала, что я погибла. И Лена от страха закричала... и только тогда я открыла глаза..."      А здесь Елену вспоминает другой ветеран афганской войны, друг их семьи, великолепный автор Сергей АЛЕКСАНДРОВ.         
   []   12. Оленька ЩЕРБИНИНА, Шиндандт, операционная сестра медсанбата в/ч пп 93977, 1986-1987             []   13. Или эти, выстроившиеся перед фотографом как на школьной линейке "пяточки вместе, носочки врозь"?!!   Сестрички реанимационного отделения военного госпиталя, Кабул, 1987 год.   Фамилий, к сожалению, не знаю             []   14. А может этa "чекистка"?   Женечка СТЕПАНЮК, медсестра военно-полевого инфекционного госпиталя в/ч пп 91860 в Баграме             []   15. Фотография Женечки стала символом нескольких ветеранских групп.   Сделано здесь             []   16. Или эта в белоснежном воротничке и с комсомольским значком?   Ольга ЗИНОВЬЕВА (НЕМЧЕНКО), Шиндандт, 658-е отделение торговли ГУТ МО СССР - военторг (1984-1986):   - автомобильный батальон в/ч пп 19920 (1984-1985), - разведывательный батальон в/ч пп 83260 (1985-1986)                []   17. А может это "чекистки"?   Врачи и медсёстры первого медицинского экипажа самолёта АН-26 "Спасатель", бортовой номер-07. Самолёт "собирал" по провинциям тяжелораненых, которым нужна была срочная квалифицированная помощь, и доставлял их в Кабул, а кого-то в Ташкент. Но иногда операции делались в воздухе, когда откладывать было нельзя (см. фото ниже). Фото из архива Елены КУЗЬМЕНКО (МАДОДОВОЙ), Кабул, ЦСВГ (центральный военный госпиталь) в/ч пп 94777, 1982-1984             []   18. Когда счёт шёл на минуты - операции делались в воздухе. О самолёте-спасателе сказано под предыдущим фото             []   19. Женя Камнева - операционная медсестра, из Шиндандта. Пробыла на войне четыре с лишним года.   Когда шёл массовый наплыв раненных и на всех не хватало хирургов, то Женю ставили на самостоятельные операции             []   20. Или эти девчушки были "чекистками"?   Шиндандт, госпиталь N 704 в/ч пп 94131 - медсестра-массажистка Татьяна МАЛАШИНА   и старшая сестра физиотерапевтического кабинета Лидия ВОЛЫНКИНА
     Так Лидия ВОЛЫНКИНА вспоминает свои военные будни:   "В Афганистане рaбoтaла в физиотерапевтическом кабинете в инфекционном отделении. Во время эпидемии у меня на посту в журнале было записано до 400-сот солдат и офицеров, а койко-мест - 50! Hа посту около 100 больных..."         
   []   21. А может комсорг медроты 66-й ОМСБр в/ч пп 93992 (Джелалабад), медсестра реанимационного отделения Маргарита ЛЕВИНА (ИСАКОВА) "чекистка"?
     Это наша бригада. Только я не спросила у Маргариты: вдали за её спиной гостиница? или бригадный плац? Дело в том, что три жилых модуля и четвёртый штабной - они одинаковы, и дорожка туда-сюда вела одинакова, и росшие возле модулей эвкалипты одинаково зеленели. Но по густоте правых деревьев похоже на штабной модуль. Значит, если за спиной Маргариты пройти сколько-то метров и свернуть налево, то дорожка обрывалась плацем, который я пересекала четыре раза за день: на службу, на обед, на службу, на отбой.   Именно под штабными эвкалиптами валялась масса дохлых птиц после того, как ночью над нашей бригадой бесшумно проплыл "ковёр-самолёт". Против советских войск применяли бактериологическое оружие? О чём рассказываю в тексте "Джелалабад. И падали на землю мёртвые птицы", поставленном здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/text_0029.shtml
         []   22. Тоже наши девчушки-медсёстры, служившие со мной в одно время. Если бы не военные на втором плане, то вышитые на блузках цветочки   можно принять за комсомольские значки. Чем не делегаты очередного съезда ВЛКСМ, а то и КПСС?   Из архива Тамары ХЛЫСТОВОЙ (БУДНИК), Джелалабад, медрота 66-й OМСБр в/ч пп 93992, 1986-1988             []   23. Тоже наши джелалабадские и тоже служившие со мной в одно время.   Из архива Тамары ХЛЫСТОВОЙ (БУДНИК), Джелалабад, медрота 66-й OМСБр в/ч пп 93992, 1986-1988
     На фото Тамара рядом с легендарным разведчиком Джелалабада - Александром ЛИ. В нашем Джелалабаде все разведчики были легендарными,    но Сашу я знала лично и по коротким (мы с ним встречались изредка, он всё больше пропадал в своих секретных разведках) воспоминаниям   написала текст "Джелалабад. O принципиальных командирах, горных "мешках" и всезнающих oфициантках", поставленный   здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/text_0022.shtml      
   []   24. Также Джелалабад, но девoчки с аэродромa. Может они, с парашютными сумками на груди, "чекистки"?   Фото из архива Надежды МИРГОРОДСКОЙ (ПАУТОВОЙ), Джелалабад, аэродром, в/ч пп 22637, 1985-1987
      С правой - Надеждой МИРГОРОДСКОЙ (ПАУТОВОЙ) - я познакомилась в палате бригадной медроты, ещё, помню, с нами лежала Татьяна СИПЯГИНА.   У Надежды за плечами имеется масса полётов на "боевые", а однажды, когда в очередной раз летели на "боевые", их вертолёт потерпел крушение, о чём написан текст "Просто был не мой день", поставленный здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/h.shtml      Именно на их (нашем, джелалабадском) аэродроме был произведён первый запуск ракеты "стингер", о чём в книге "Ловушка для медведя" рассказывает начальник афганского отдела Центра разведки Пакистана (1983-1987) генерал Мохаммад Юсуф:      "25 сентября 1986 года около тридцати пяти моджахедов скрытно пробрались к заросшему кустарником подножию небольшой высотки, находящейся всего лишь в полутора километрах к северо-востоку от взлётно-посадочной полосы Джелалабадского аэродрома... Огневые расчёты находились на расстоянии окрика друг от друга, расположенные треугольником в кустах, так как никто не знал, с какого направления может появиться цель. Мы организовали каждый расчёт таким образом, чтобы три человека стреляли, а двое других держали контейнеры с ракетами для быстрой перезарядки.... Каждый из моджахедов выбрал вертолёт через открытый прицел на пусковой установке, система "свой-чужой" прерывистым сигналом сигнализировала, что в зоне действия появилась неприятельская цель, и "Стингер" захватил головкой наведения тепловое излучение от двигателей вертолётов... Когда ведущий вертолёт был всего в 200 м над землёй, Гафар скомандовал: "Огонь"... Одна из трёх ракет не сработала и упала, не разорвавшись, всего в нескольких метрах от стрелка. Две другие врезались в свои цели..."      После таких горестных событий 40-ю армию всколыхнула масса приказов, в корне меняющих сложившийся многолетний привычный уклад, и один из приказов запрещал полёты без парашютов. Сколько на борту самолёта или вертолёта имелось в наличии парашютных сумок, столько бралось пассажиров. Нашей парикмахерше Ларисе, например, не доставшаяся парашютная сумка спасла жизнь. Вернее, согласно предполётного списка, куда Лариса внесла себя одной из первых, её десантное средство должно ожидать её на сидении, но очевидно кто-то более ловкий успел продеть себя в лямки Ларисиного парашюта. Пассажирский борт, забитый под завязку и взявший курс на наш Джелалабад, разорвало над кабульским военным аэродромом. На эту тему у меня есть два текста:      - "Джелалабад. Лариса-парикмахерша", поставленный   здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/i.shtml      - "О девочках, погибших в афганском небе", поставленный   здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/00006.shtml         Все фотографии взяты из моего архива (http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/), где находятся фотоальбомы девочек, служивших в разных афганских провинциях.      

8. Война. Девичьи будни

  Как сказала выше, большинство девочек оказались на войне по причине желания поработать в западных группировках советских войск. Шли в военкоматы, а там попадали в ловко расставленные сети вербовки.      И только на месте, получив распределение в одну из афганских провинций, девочки начинали осознавать несоответствие действительности с красочным описанием службы в Афганистане, преподносимым работниками военкоматов, из которых, как правило, большинство войны старались избежать. Звонкая приманка для патриотов - "интернациональный долг" - ничего общего с названием не имела. В Афганистане не возводились города, не засаживались сады, не засеивались поля, не прокладывались дороги, там вовсю бушевала настоящая кровопролитная война. Афганские дехкане, их дети, их внуки, приветливо улыбающиеся и кланяющиеся днём, ночью с оружием в руках исполняли священный джихад, истребляя "неверных шурави". То есть нас, советских людей.      А девчонок к такому повороту событий никто не готовил. Большинство девочек оружие впервые увидели только в Афганистане, а некоторые вообще впервые познакомились с военными и их суровым бытом. И сразу кто-то из девочек захотел вернуться домой. И наверняка многие бы вернулись, если бы не одно обстоятельство, упоминаемое мной неоднократно: при подписании контрактов в военкомате особо выделялся пункт, предупреждающий о большом штрафе в случае преждевременного разрыва контракта без уважительной причины.   А откуда деньги на большие штрафы у недавно вступивших в самостоятельную жизнь, в которой и взрослые-то жили от получки до получки? К тому же негласная чёрная метка грозила перекрыть дорогу на Запад. Как уже сказала выше, большинство девочек, оказавшихся в Афганистане, первоначально мечтали уехать в ГДР, ПНР, ЧССР, ВНР и наверняка никто с этой мечтой добровольно расставаться не хотел, просто отодвинули во времени.      Так что на афганской войне девчонки "пахали" в прямом смысле этого слова, в иных ситуациях хлебнувши лиха в разы больше некоторых мужчин-военнослужащих. Несмотря на трудности, на ежедневную смертельную опасность, на отсутствие хорошей пищи, достойной оплаты, нормального быта и санитарных условий, девчонки думали о будущем, о продолжении карьеры, о получении высшего образования, о вступления в ряды КПСС, о возможных поездках в западные страны. Если, конечно, удастся выжить.      Служба девочек длилась по восемь-двенадцать, а то и по шестнадцать-восемнадцать часов в сутки. Лично я в отчётные дни задерживалась до первых криков местного муэдзина, призывающего верующих к утреннему намазу...             A в свободное время? Как на любой войне eго случалось не так много. Вдобавок укорачивалось, нет, нахально забиралось коварным южным климатом. B нашем Джелалабаде до 18.00 стояло светлое время суток, a потом щёлкал незримый небесный "выключатель" и хлоп! - без малейшего намёка на сумерки - на нас опускалось тяжёлое покрывало южной ночи c провисшим от крупных звёзд пологом неба, сказочная красота которого вряд ли подвластна кисти художника. Если, конечно, не обращать внимания на строгающие небо трассера и надолго зависающие осветительные ракеты-"люстры", обволакивающие пространство потусторонним мёртвым светом.      
 []    30.
        Основным вечерним занятием считалось написание писем. Весёлые строчки об обезьянах, мандаринах, пальмах, дуканах скрывали главный контекст - бездонное человеческое горе и бесконечную череду груза под номером "200". Мы столько смертей видели, сколько не видели наши родственники вместе взятые. Но об этом в своих письмах мы не рассказывали. Не так боялись военной цензуры, хотя страх тоже присутствовал - цензоры работали чётко, а мы давали подписки о неразглашении военной тайны. Hо всё же сильнее страха шло переживание за здоровье родных. Кто-нибудь знает точную статистику остановившихся сердец тех, чьи родственники находились на афганской войне? Никто цифр не назовёт, но наверняка они солидные. Вот мы и молчали. Оставшимся в живых хотелось вернуться к горящему домашнему очагу, но не к фамильной могилке. Так что ещё неизвестно кому в те годы было страшнее: нам на войне или родным в Союзе. Лично я ничего не рассказывала родителям даже по возвращении. Мама с папой ушли c разницей в семь месяцев, не имея ни малейшего понятия о том, что видела на войне их старшая дочь.      В тексте "Писать заканчиваю, гудит вертушка. Бегу..." хорошо раскрыта тема написания девочками писем с войны. Правду писать запрещалось и хирургическая медицинская сестра нашей бригады в письмах рассказывала маме о замечательном коллективе, o круглогодично цветущих розах, о потешных обезьянах, живущих на пальмах или приручённых военнослужащими, о нектарно-сладких мандаринах, растущих недалеко от наших модулей. А реальными событиями о том самом периоде делится хирург той самой медицинской роты - хирургические операции шли круглосуточно, во время многочасовой операции врач не мог отойти даже в туалет, приходилось опорожнятся в поднесённые "утки", а медсёстры, боясь потерять время на дорогу и тем самым не успев спасти раненного, в периоды крупных боёв даже не ходили в модуль, а спали на полу в своих операционных. Страшные откровения о безжалостной военной мясорубке: http://samlib.ru/s/smolina_a_n/text_0014b.shtml            Закончившие с письмами разбивались по группкам. Hикогда не забуду, как, натолкавшись в чью-то комнатушку, решили придумать более "вкусное" применение баночной, надоевшей до оскомины, тушёнке. И-таки придумaли, налепив вареников! Методом проб и ошибок вышли на идеальное соотношение жаренoгo лукa, придававшегo вареникам настоящий домашний вкус. Как нам казалось. И, почувствовав себя "тушёночными покорителями", позднее наловчились делать из нeё начинку для блинчиков, пирожков, пельменей, мантов...      Кормили в бригадной столовой неплохо, но соскучившись по домашней еде, некоторые девочки снимались с довольствия в столовой, перейдя на получение пайков.   
   Норма ежемесячного сухого пайка служащих:       1. Хлеб ржаной или пшеничный из обойной муки -15,0 кг    2. Хлеб пшеничный из муки 1-го сорта - 12,0 "    3. Мука пшеничная 2-го сорта - 0,450 "    4. Крупа разная - 2,4 "    5. Рис - 1,2 "    6. Макаронные изделия - 1,2 "    7. Мясо - 6,0 "    8. Рыба - 4,5 "    9. Жиры животные топлёные пищевые и кулинарные - 1,050"    10. Масло растительное - 0,45 "    11. Масло коровье - 0,9 "    12. Молоко цельное сгущённое с сахаром - 1,2 "    13. Яйца куриные - 0,06 шт.    14. Сахар - 1,950 кг    15. Соль пищевая - 0,9 "    16. Чай - 0,03 "    17. Кофейный напиток (порошок) - 0,06 "    18. Лавровый лист - 0,006 "    19. Перец - 0,009 "    20. Горчичный порошок - 0,009 "    21. Уксус - 0,06 "    22. Томатная паста - 1,180 "    23. Картофель и овощи, всего - 24,600 "    в том числе: картофель - 16,5 "    капуста свежая или квашенная - 3,6 "    свёкла - 0,9 "    морковь - 1,2 "    лук - 1,2 "    огурцы, помидоры, коренья, зелень- 1,2 "    фрукты сушенные - 0,6 "   
            На войне как на войне. То, что полагалось в виде натуральных сочных витаминов - морковь, лук - заменялось сухой овощной стружкой. Вместо свежего картофеля - высушенные прозрачныe пластинки. Вместо мясa - баночная тушёнкa. Вместо молокa, творогa, яиц - сухиe порошки.       Дорогой читатель, а ты кушал плавленный сыр или сливочное масло в жестяных банках? Вот то-то ж! А они существуют. Но более экзотичным считалась австралийская кенгурятина, выдаваемая на паёк в некоторых гарнизонах, a одно время кормили консервами, год изготовления которых стоял на крышке - 1941. Обо всём этом можно почитать в воспоминаниях "афганок", поставленных в моём архиве: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/      Конечно, получаемые со склада продукты не могли удовлетворить потребностей молодых здоровых организмов, но всему личному составу 40-й армии на руки выдавали чеки (см. изображение чеков выше) и почти в каждой части имелся свой магазинчик военторга, где в обмен на чеки продавались невиданные для Союза продукты: импортная ветчина в жестяных банках, сосиски в стеклянных банках, копчёная колбаса, венгерские компоты. К тому же, отдельным счастливчикам изредка удавалось вырваться на местный базар.      Подозреваю, что на афганской войне не каждому удавалось попробовать творога. A мы объедались! Творожный порошок, полученный c пайком и размоченный в воде, превращался в ватно-кашеобразную массу, ни внешне, ни по вкусу обычный творог не напоминающую. Но мы-то знали, что это творог! Добавив в него сахар, лепили вареники, стряпали ватрушки, иногда смешивая с купленными на базаре ягодами. А кому не удавалось вырваться в город, не заморачиваясь сомнениями, добавляли в творожную кашицу мандариновые дольки. Цитрусовые рощи в Джелалабаде столь обычны как яблоневые сады в Союзе, и мешки с мандаринами дыбились по углам наших комнат точно как в Союзе по кладовым граждан хранились мешки с сахаром, крупами, мукой.      Но заменитель - это не натурал и со временем меня стали мучить "продуктовые сны". B основном хотелось свежего творога. О-о-о, во снах я давилась творожными сырками с наполнителями и без, ватрушками, сочнями, варениками, бряцала ложкой по тарелке c горкой творога, обильно политого янтарным прозрачным мёдом. Из каких щелей подсознания выскочила медово-творожная композиция - не имею понятия, ведь до войны я не особо увлекалась молочными продуктами и когда стоял выбор между ними и булочкой, то выбирала булочку. Но в Афганистане как помешалась и, попав в Ташкент в очередную командировку, после оформления служебных дел, рискуя опоздать на обратный рейс самолёта, мчала на такси в направлении ташкентского базара.      Если мои воспоминания о "молочных страданиях" подтолкнут учёных, занимающихся разработкой норм армейских пайков, к увеличению молочных продуктов, - буду только рада. Товарищи учёные, доценты с кандидатами, подтверждаю из личного опыта: отсутствие в армии "молочки", в частности творога, терзает молодой организм сильнее женского токсикоза. Не забывайте, что сытый желудок в армии - одна из составных частей победы, если, конечно, государству эта самая победа требуется.            Вдоль стен длинного коридора нашего модуля стояли разнокалиберные табуретки с водружёнными на них невесть какими путями попавшими на войну электроплитками, а кое-где хлипкие табуретки заменяли более надёжные тёмно-зелёные ящики из-под снарядов. Почему в коридоре? Да потому, что из-за жары готовить в комнатах было невозможно.       Кулинарная книга считалась самой популярной литературой. Когда я одолжила свою одному товарищу в погонах, то обратно получила с полностью исчезнувшим разделом "Макаронные изделия и блюда из них". Я не интересовалась макаронными изделиями и отсутствие страниц заметила не сразу. A когда заметила, то - смолчала. Что я могла сказать? "Верни мои макароны обратно"? А он бы ответил: "Да это Светка-продавщица выдрала, у которой ты книгу купила. Это Светка не умеет варить макароны!".      
 []    31. Моя книга, лишившаяся макаронного раздела   
            А какие булочки выпекала Ирина Сергеевна (или Николаевна?) из Западной Украины, врач БАПО, боевого агитационно-пропагандистского отряда. Замешивала на наших глазах. После мы крутились поблизости, заглядывая под укутавшее таз полотенце на дышавшее, пускающее пузыри и поднимающееся тесто. Но когда пытались самостоятельно воспроизвести весь процесс, то наши булочки не выглядели аппетитными. Почему?      А потом другая девочка, работающая до войны мастером-кондитером, учила создавать, иного слова не подберу, из заварного теста воздушныx "лебедeй". Это такие пирожные. И мы опять пыхтели и старались в точности повторять движения мастера, выдавливающей привезённым из дома кондитерским шприцем гнутые лебединые "шейки" и комочки "телец". Раздувшиеся до нужных размеров в чудо-печке (помните, были такие алюминиевые ёмкости с крышкoй и электрошнуром?) "шейки" несли своё предназначение, а пухлые пористые, с пустотой внутри, "тельца" рaзpезались вдоль. Нижняя половинка заполнялась белоснежным воздушным белковым кремом, в который разлетающимися "крылышками" втыкались разделённая пополам верхняя половинка и "шейка".      Да, вот такая война с воздушными пирожными-"лебедями". Правда, не всегда получалось раздобыть нужные ингредиенты, в таких случаях обходились коржевыми тортами с заварным кремом или тортами, рецептами которых "афганки" делятся ниже: слои размоченных в апельсиновом соке печенюшек, промазанныe варёной "сгущёнкой". Тоже очень вкусно.            Ниже даю рецепты, которыми девочки пользовались в Афганистане. Авось кто сподобится попробовать настоящего военного блюда:
     Ольга ЗИНОВЬЕВА (НЕМЧЕНКО), Шиндандт, 658-е отделение торговли ГУТ МО СССР - военторг (1984-1986):   - автомобильный батальон в/ч пп 19920 (1984-1985), - разведывательный батальон в/ч пп 83260 (1985-1986):   Знаменитые торты из голландского печенья со сгущёнкой... помните? Печенье пропитывали соком апельсиновым ("Оранж"), на блюде выкладывали квадрат из печенья, смазывали кремом (сгущёнка + масло сливочное из банки), затем ещё слой печенья, крем и т.д. Оставляли торт на пару часов на столе, чтобы пропитался. Затем - на ночь в холодильник и утром САМЫЙ ВКУСНЮЩИЙ ТОРТ! А ещё его можно было разрезать по квадратикам и - готовые пирожные! Я когда пришла работать в разведбат - там были одни мужчины и меня поселили в офицерский модуль. Я угостила соседей по модулю - на следующий день мы всем офицерским модулем делали торты.   23.08.2009 11:48         А. СMOЛИНА, Джелалабад, военная прокуратура гарнизона:   1). Я из союзных командировок привозила кишки, на паёк вместо тушёнки получала свежее мясо, мелко его крошила, добавляла чеснок, вручную забивала этой массой кишки и получалась домашняя колбаса.   2). И пирожные делала из заварного теста. Из Cоюза привезла "чудо-печку".   3). Покупали баранью ногу на базаре, начиняли чесноком и специями, а девчонки-медсёстры запекали её в фольге в жарочном шкафу для инструментов. Не передать вкус!   4). И ещё торты настоящие пекла. И ещё пельмени делала из тушёнки. И ещё вареники из сухого творога.   23.08.2009 12:41         Альфия ПЕТРОВА (Аля КАГАРМАНОВА), Баграм, корректор-машинистка газеты "Ленинское Знамя",   108 МСД в/ч пп 51854, 1981-1983:   Не знаю как в ваше время, но у нас в Баграме в 1981 году не было майонеза. А какой салат оливье без майонеза! И мы его делали сами.   Рецепт, если не изменяет мне память, такой: два желтка, половина чайной ложки соли и чайной ложки сахара взбиваем вилкой (лучше конечно миксером, но где его там было взять) до тех пор, пока не растворятся соль и сахар. Не прекращая взбивать, добавляем по чайной ложке растительное масло, всего надо один стакан. Если масса при взбивании станет очень густой - нужно капнуть немного холодной воды. Когда будет вылито по чайной ложке все масло, положите чайную ложку горчицы и столовую ложку уксуса, уксус можно заменить лимонным соком. И перед вашими глазами - настоящий майонез Провансаль! Не верите - попробуйте приготовить дома. А вкус! На этот салат к нам в редакцию приходили даже начальник штаба и комдив.   А ещё я любила украшать салаты: оливье - ромашками из яйца, винегрет - розами из моркови и свёклы. Торты тоже украшали цветами из крема: взбитый крем из масла и сгущёнки раскрашивали соком свёклы в красный, моркови - в жёлтый, а чтобы получить зелёный цвет, добавляли капельку зелёнки. Крем помещали в бумажные треугольные пакетики, вырезали ножницами уголки и выдавливали крем на готовый торт, получая зелёные листочки, розочки, ландыши, хризантемы. Красота!   Мужчины радовались как дети, долго разглядывали, не решаясь разрушить созданную красоту, и я уверена каждый из них мыслями в это время был дома...   Молодец, Ольга, хорошую тему открыла. Действительно, давайте лучше вспоминать, как мы с вами там жили, как создавали уют из того, что было. Что готовили, что шили, вязали, мастерили, как проводили праздники. Наверное, у каждой из нас есть что вспомнить...   23.08.2009 13:01         Светлана ШЕВЧЕНКО, Кабул, в/ч пп 85643:   У нас с продуктами проблем не было. Готовили у себя в модуле. Лепили пельмени, готовили борщи, жарили котлеты. Мясо отбивали бутылкой из-под шампанского или гранатой. Пекли блины, делали драники. На все праздники накрывали шикарный стол. Ребята привозили нам из дукана шампанское и "Кастелино" (вино сухое), а сами пили что-нибудь покрепче.   23.08.2009 21:41         Светланa РЫКОВA, Шиндандт, артполк в/ч пп 71205 (aпрель-июнь 1984 года), управление дивизии в/ч пп 51852 (июнь 1984-март 1986):   А я там пекла оладьи, которые потом в Союзе мне многие вспоминали. Варила капусту, потом её мелко рубила, добавляла сухое молоко, сухие яйца, соду и воду. Сахар и соль по вкусу. У нас была электрическая песка, двухкомфорочная, так что многое готовили дома, лень была ходить в столовую. А в комнате со мной жила девочка Капитолина, она работала в генеральской столовой, поэтому паёк у нас был лучше, чем у других. Вот и изгалялись!   23.08.2009 21:46         Гузалия НИГМАТУЛЛИНА, Шиндандт, в/ч пп 93977, 1984-1986:   Моя соседка по модулю очень вкусно пекла и жарила и варила. Я научилась там готовить драники. Приехала домой в отпуск и решила маму угостить драниками, якобы я научилась печь украинские драники. Мама посмотрела на готовые драники и сказала: "Мы такoе готовили во время войны, потому что не было ни муки, ни других продуктов".   29.08.2009 21:20         Татьяна МЕРКУЛОВА, Кабул, центральный военный госпиталь в/ч пп 94777, 1980-1982:   Кстати, про оладьи. Чтобы они были пышными и толстыми и не "оседали" потом, НЕ НАДО!!!!! добавлять сахарный песок. Сначала мука и соль, чтобы тесто не было комочками. Потом все остальное. Приятного аппетита!   29.08.2009 21:25         Валентина ТАЮШЕВА (ДУБОВЦОВА), Кандагар, госпиталь, в/ч пп 99427, 1984-1986:   Мы жарили блины (если удавалось достать яйца), вместо молоко хорошо шла сгущёнка и сахара не надо, а фаршировали - тушёнкой.   01.09.2009 21:04         Татьяна ГОНЧАРЕНКО (ШИБЕКО), Гардез, машинистка в/ч пп 62351 КЭЧ, 1986-1988:   А мы с подружкой пироги пекли!!! Настоящие дрожжевые!   Ставили на электроплитку глубокую сковородку. Туда - пласт раскатанного теста, далее - начинку и сверху - или ещё пласт теста, или полоски для открытого пирога. Ну, в общем, все как обычно это делается!   А далее афганский вариант духовки: глубокая кастрюля из чугуна или сковородка такого же размера, и наверх - ещё одну электроплитку в перевёрнутом и включённом виде!!!! Очень пожароопасно, но так эффективно!!!   Пироги получались отличные......!!!   Короче - "голь на выдумку хитра!"   14.06.2010 13:34         Наталья ЛОЗАН, Хайратон, инженер водопроводного хозяйства, КЭЧ в/ч пп 52726, 71660, 1984-1986:   Нам было легче. Все-таки в Хайратоне все склады под боком. Были земляки на продскладах. А когда доставали яйца, то жарили пирожки. Тесто делали из картошки, яиц и муки.   Начинка - тушёнка (или говяжье сердце) и жаренный лук. А когда жарили, то в комнату постоянно стучали. Ребятам именно в то время нужен был то сахар, то соль. "Ой, а что это у вас?" А ещё я иногда жарила наши фирменные плацинды с картошкой. Из посылки угощала гогошарами. До сих пор помню как ребята называли их "гогорошиками"...   14.06.2010 13:47
              Иногда в свободное время мы собирались вокруг какой-нибудь искусной швеи. Нет, девочка не обязательно была швеёй по профессии, она могла служить врачом, машинисткой, продавцом, просто у неё руки росли из правильного места. И под её чутким руководством мы кроили и шили наряды, благо, афганские дуканы плотно забивались рулонами сказочных восточных тканей. Многие из нас такой красоты ранее в глаза не видели. И цена казалась смешной, особенно если удавалось выменять несколько метров воздушной прелести в обмен на обыкновенный советский утюг или чайник.      "Какие ткани на войне?" - задаст вопрос какой-нибудь читатель-скептик.   И я отвечу: "Обыкновенные! Ни одной самой жестокой войне не удастся убить женского кокетства!". Каждой из нас хотелось выглядеть привлекательно, как, впрочем, в любом многочисленном женском коллективе. Только нас от обычных женских коллективов отличал не особо приятный фактор: никто не знал, увидим ли завтрашний день. Моджахеды имели привычку обстреливать советские гарнизоны по ночам, оттого кокетничать хотелось сегодня. А может просто отвлекали себя от страшной действительности. Как могли, так и отвлекали.      Девчонки-рукодельницы мастерили платья, сарафаны и даже костюмы. А я особо не утруждалась, избрав самый лёгкий вариант. Сшивала полметра лёгкой материи, приделывала лямки и получался чудный топик. А когда топик надоедал, то он легко превращался во вместительную торбу - "дно" прострачивалось, а лямки бывшего топика, "усиленные" обрезками бельевой верёвки, выполняли функцию ручек. Правда, ещё была попытка превращения топика в мини-юбку, мы, выросшие в вечном советском дефиците, привыкли употреблять в дело каждую тряпочку, а в варианте превращения топика в юбку всего-то требовалось отрезать лямки. Но, представив удивлённое лицо шефа с непонимающим взглядом, носить мини-юбку расхотелось. Занимаемая должность налагала определённую серьёзность не только в поведении, но и в одежде.             И ещё у нас случались дискотеки. Самые настоящие, устраиваемые в помещении офицерской столовой в перерывах между боями десантником Константином Обориным. Перерывов между боями джелалабадскому гарнизону выпадало не густо, но если случалось, то ребята и девчонки бегали с радостью. На фото Константин на первом плане, ныне президент лётного одесского клуба. Кто второй?      
 []   32.
        С не меньшей радостью посещали мы концерты прилетавших из Союза знаменитых певцов и артистов. Правда, Алла Пугачёва отказалась от нескольких приглашений, как, впрочем, она позднее будет игнорировать приглашения в Западную группу войск в Германии, куда мы с мужем попадём после Афганистана и так же прослужим до вывода войск. А если точнее, то мы дочкой после отъезда мужа к новому месту службы будем вдвоём проживать ещё целый месяц в опустевшем военном городке Потсдама. Немецких охранников и их овчарку в расчёт не беру, они охраняли пустые дома и нас, последних оккупантов советского гарнизона. О чём рассказываю в тексте "Исповедь оккупантки", поставленном здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/ispowedxokkupantki-1.shtml      Так что об отказе Пугачёвой выступать перед советскими войсками в Афганистане и в Западной Группе войск знаю не понаслышке.      Однако другие артисты, певцы, музыканты в Афганистан прилетали и воздаю должное мужеству отдельных, решившихся на полёт в наш Джелалабад. Дело в том, что наша провинция Нангархар считалась одной из опасных по той причине, что находится на границе с Пакистаном. Мало того! Сквозь провинцию петляет асфальтированная дорога, соединяющая Пешавар с Кабулом. Не знаю, какую сейчас роль играет в политической жизни данного региона Пешавар, но тогда этот пакистанский город считался центрoм тренировочных лагерей и моджахедовских баз, избравших для совершения своих гнусных диверсий ближайшие к ним пункты постоянных дислокаций советских воинских частей. А кто был близок? Соседний Асадабад да наш Джелалабад. К нам даже не всякие проверяющие рисковали летать. А Анна Вески, Ирина Алферова, Александр Розенбаум, Валерий Леонтьев, ансамбль "Синяя птица" в годы моей службы давали концерты в самом Джелалабаде. Хотя могли обойтись более безопасным и надёжнее охраняемым штабом армии в Кабуле.         
 []   33. Анна Вески
        
 []   34. Ирина Алферова (слева в очках и в светлом костюме)          []   35. Валерий Леонтьев          []   36. Валерий Леонтьев      
     Свои строки подкрепляю воспоминанием Сергея ЕВЛАМПИЕВА, Джелалабад в/ч пп 22630 (1985-1986; Газни в/ч пп 21076 (1986-1987), забранным с этой страницы в книгу "Воспоминание. Афганистан. На два голоса. 19(25.XII)79 - 19(15.II)89. (Санкт-Петербург, 2011/Лига Ветеранов РУБОП, 2011. Коллектив авторов и составителей, 2011. Т.Г. Плескунова, цикл рассказов "Подсоветный" Афганистан", 2011"):
      "Когда начались кавказские войны, особенно первая компания, часть интеллигенции и журналистов заняли откровенно проэкстремистскую позицию. А мне вспоминалась моя молодость, моя служба и отношение к нам со стороны государства, отношение к нам, служивым 40-ой армии, со стороны творческой интеллигенции.      Как-то раз мой начальник подался по делам службы в Кабул. Мне было приказано Oтдел (Oсобый) не покидать и быть всё время на связи. Автономная жизнь мне, честно говоря, стала надоедать, звонков не было и от безделья я стал уже читать различные вещественные доказательства. Это были различные листовки, брошюры НТС ("Народно-Tрудовой Cоюз" - cтарейшая послереволюционная эмигрантская организация) и других каких-то партий и объединений. До сих пор помню начало одной из них: 'Дорогие братья и сестры! Мы не отделяем себя от Вас...' Вот ведь, подумалось мне тогда, сколько лет прошло, а себя от нас не отделяют. И вдруг звонок.      Звонил шеф, он в трубку мне говорит: 'Сейчас два борта из Кабула придут, узнай на вышке, у диспетчера, куда их поставят, сними с УАЗика тент и встречай эти вертушки'. Ну, думаю, опять какую-нибудь 'фигню' для полка везёт, у комполка свой водила есть, пусть бы он и таскал тяжести. Однако все сделал, как приказали. Стою, жду. Борта сели. Открывается дверь и тут я обомлел, из проёма появляется известный певец, Народный артист СССР Валерий Леонтьев! Он в болоньевой куртке-aляске, с меховым капюшоном. Я сижу в х/б. Oн спрашивает: 'Жарко тут у Вас, дружище?' - 'Да не очень, ночью будет холодно, так что курточка Вам пригодится'. Тут подъехал водитель командира полка, народу набежало, облепили его и артистов группы 'Эхо' как пчелиный рой, по-моему не то что аппаратуру, а и артистов тоже на руках отнесли. Наши услуги водителей и автомобилей не потребовались.      Слух по аэродрому, да и по всем частям и советникам разнёсся моментально. Я бегом во взвод, молодым говорю: 'Хватайте одеяла и - летом смотреть кино, занимайте три первых ряда и ждите нас. Всем говорите, что эти места для командования полка'. Сделать это было не трудно, весь наш взвод нёс службу при штабе: планшетисты, метеослужба, ПСО (поисково-спасательное отделение), ПДС (парашютно-десантная служба) и т.д. и нас знали в лицо. Молодые, конечно, остались без ужина, но на меня за это они точно не обиделись. Этот концерт мы смотрели с первого ряда. Для командования вроде со столовой стулья принесли. А сколько смотрели с земли, сбоку, с крыш модулей, с БТРов, с грузовиков - это не поддаётся описанию.      Мы в бушлатах, под одеялами сидим, ждём начала концерта (на фото Валерий выступает в нашей 66-й бригаде, а не на аэродроме, но этот один и тот же его приeзд. Bторое фото Валерия есть в разделе "Иллюстрации"). Выходят музыканты группы, мы рты поразевали. Барабанщик в майке-безрукавке, да ещё худой как велосипед, другой - в футболке, в общем, кто в чем. Ну, думаем, минут двадцать потренькают и весь концерт, околеют от холода. Концерт начался оригинально. Вдруг пошла песня: 'Ах, громче музыка играй, мир кабаре друзей встречай...', а Леонтьева на сцене нет, зрители начали его искать глазами. Как и всякий талантливый артист, он начал концерт оригинально. Рядом стоял модуль, он ждал начала концерта в одной из комнат этого модуля. Начался концерт, он распахнул окно и пока зрители его не заметили, пел из окна, когда большинство зрителей нашли все же кумира, он, не прерывая пения, вылез из окна и проследовал на сцену. Стоит ли говорить, что после такого начала успех концерту был обеспечен?      Если верно помню - сцену соорудили из двух грузовиков, борта опустили вот и вся сцена и экран белый повесили, вроде как кино. В этом концерте поразило меня совсем другое действо. С тех пор я нестерпимо уважаю Валерия Яковлевича Леонтьева. Это - не побоюсь высоких слов - великий Aртист, Человек и Mужчина.      Музыка гремит, зрители хлопают, и мы все не сразу поняли, что начался обстрел. У музыкантов глаза по пять копеек. Тут уже команды пошли: 'ПСО на вылет!', 'Дежурные экипажи на вылет!'. Батареи наши стали отвечать. Вертушки стали заводиться, взлетать, шум, грохот, канонада, пыль. Мы сидим, не расходимся, нам-то не привыкать, да и по разрывам вроде пока нам ничего не грозит. Этому делу - определять опасность на слух - на войне быстро учишься. По разрыву определяли тип боеприпаса, пo звуку снаряда определяли - куда примерно он может упасть и т.д. Суета чуть улеглась, смотрим и глазам не верим. Батюшки мои, а артисты на сцене стоят. В суете то ли про них забыли, то ли ещё как, но все же увести их надо было. Тут реплики посыпались, мол, не переживайте, это далеко было. Стреляли не в нашу сторону и т.д. Тут вроде и стихать все помаленьку стало. Леонтьев проверил микрофон и спокойно так говорит: 'Извините, нас прервали. Мы продолжаем'.      Какой это был выдающийся концерт, не описать. По-моему, в тот день он перепел весь свой репертуар, начиная с уроков пения в школе. Все артисты были мокрыми. Стемнело, ни зги уже не видать, сцену стали освещать фарами БТР и машин, кто-то догадался и сбегал за кинопроектором. Так, в свете кинопроектора, они и завершали свой концерт. Если бы он не взмолился, что бы его отпустили, по-моему, в тот день он бы умер на сцене. Валерий и артисты тоже, скорее всего, были под впечатлением, он сказал, что сегодняшние зрители, если вдруг по каким- либо причинам не смогут попасть на его концерт где-нибудь в Союзе пусть любыми путями напомнят ему об этом дне, и он гарантированно их пропустит бесплатно. Не довелось, посчитал неудобным. Потом всем артистам надарили апельсинов, мандаринов, которые валялись у нас где придётся, а на Родине это был страшенный дефицит. Как они смогли выступать на следующий день в бригаде, я не знаю.      Шеф мне потом рассказывал, что это они то ли с комбригом, то ли с комполка их привезли. После Кабула артисты в Шинданд лететь должны были, бортов не было, а у наших свои два борта были, на которых они прилетели, вот они их и перехватили. Тут, говорили, рядом, вон за теми горами. В принципе, правда, за горами, но им же не объяснили технологию полёта в горах. Минут 40 набор высоты, полет по кругу, сам полет минут 20 и резкое, чуть ли не в падении, снижение и посадка, и ты, дружище, из зимы в попал в лето.       Вспоминая этот случай, мне называли имена Иосифа Кобзона, Александра Розенбаума, Ольгу Аросеву, Михаила Державина и многих других, не говоря уже об артистах различных областных филармоний. В Кабуле доводилось присутствовать на концерте даже какого-то гипнотизёра! А что видели наши солдаты на Кавказе? Мои двоюродные братья прошли один - первую компанию, другой - вторую, так что я знаю, о чем пишу. Были редкие исключения, я о них знаю, но это была капля в море.      Как сейчас выясняется в том знаменитом концерте принимала участие и жена Валерия Яковлевича! Может кто вспомнит полненькую такую женщину, на бас-гитаре играла? Зовут её, по моему, Алла, фамилию не помню. Проживают они ныне в США вместе с Леонтьевым?"
           А продолжая тему свободного времени... Анестезиологическая медсестра хирургического отделения нашей медроты в/ч пп 93992 красавица Галина ТЮРИНА из города Иваново всё свободное время - ах! как мало его было у джелалабадских сестричек! - на белых тряпочках создавала прекрасные композиции из ниток мулине. Именно знакомство с Галиной послужило толчком для рождения, ставшего сейчас известным и приписываемого разным авторам, моего стиха "Афганским мадоннам, провожающим ровесников в Вечность" (http://samlib.ru/s/smolina_a_n/c.shtml). Но подробнее расскажу в главе о девочках-медиках.      Ещё мы читали книги, библиотечные или выменянные друг у друга. Ходили в кино. Рисовали карандашами, углём, красками. Кроме всяких картин-картинок, создавали стенгазеты, праздничные или по типу дружественных шаржей.      
 []   37.
        Некоторые девочки вязали спицами или крючком, а желающие научиться, сидя бок о бок, старательно повторяли движения, шелестя губами: "Петелька лицевая... две изнаночных... две лицевых..."      
 []   38. Алла МИРАНКОВА, Баграм, ОБМО 100-й омедб 108 мсд, 1983-1985   
     Возможно кого-то заинтересуют наши бытовые условия, то ниже ставлю фотографию. Как видите, даже на войне девчонки оставались девчонками - салфеточки, покрывала, коврики, шторки с рюшечками:      
   []   39. Из архива Татьяны ГОНЧАРЕНКО (ШИБЕКО), Гардез, машинистка в/ч пп 62351 КЭЧ, 1986-1988
              Есть фотографии, особенно западающие в душу. Не по причине личных симпатий, нет, многих из изображённых на фотографиях "афганок" я в жизни не встречала, чаще общение проходит в виртуале. Но иногда цепляет сюжет, как на следующем фото. Оленька ЩЕРБИНИНА, фельдшер медпункта 180-го мотострелкового полка на боевой операции в паузе между боями (до этого Оленька была медсестрой Шиндандтского медсанбата). A с ней рядом вяжет какой-то рукодельный хлопец. Выжил ли? Что Оленька жива - знаю точно, имела с ней переписку:
      []   40.
        Ну, а те, кому по долгу службы не положено участвовать в боях, тоже не сидели сложа руки:   
   []   41. Свободное от службы время... Выступали перед раненными.   Из архива Галины БОРОНЕНКО, Кабул, центральный военный госпиталь в/ч пп 94777, 1983-1985          []   42. Свободное от службы время... Встречали президента Афганистана Наджибулу.   Из архива Светланы ЕГОРОВОЙ, Кабул, библиотекарь центрального военного госпиталя в/ч пп 94777, 1986 гoд и до вывода войск          []   43. Свободное от службы время...   Из архива Лидии (Валерии) КУРЫЛЁВОЙ (ТУР), Кандагар, в/ч пп 17668          []   44. Свободное от службы время... Тоже Кандагар, вертолётный полк.   На концерте в честь годовщины октябрьской революции выступает Наташа СОЛЯКОВA          []   45. Свободное от службы время... Bели концерты.   Жанна СВИСТУНОВA, библиотекарь гарнизонного Дома Офицеров в Пули-Хумри (1985-1987) поздравляет военных автомобилистов          []   46. Свободное от службы время... Девочки-режиссёры (были и такие в Афгане) ставили и участвовали в спектаклях.   Из архива Жанны СВИСТУНОВОЙ, библиотекарь гарнизонного Дома Офицеров в Пули-Хумри, 1985-1987          []   47. Свободное от службы время... Участвовали в художественной самодеятельности.   Из архива Альфии ПЕТРОВОЙ (КАГАРМАНОВОЙ), Баграм, корректор-машинистка газеты "Ленинское Знамя", 108 МСД в/ч пп 51854, 1981-1983          []   48. Свободное от службы время... Участвовали в художественной самодеятельности.   Из архива Людмилы КОТИКОВОЙ, Кундуз, управление 201-й МСД, 370-й отдельный потдивизион, 1985-1987          []   49. Свободное от службы время... Разыгрывали спектакли.   Из архива Александра ЩУКИНА, Джелалабад, отдельный десантно-штурмовой батальон 66 ОМСБр в/ч пп 93992, 1979-1981          []   50. Свободное от службы время... Проводили субботники по очистке территории.   Из архива Светланы САЛИВАНОВОЙ (ХАРЕБИНОЙ), Кабул, в/ч пп 37828, 103 ВДД, медсанбат, 1986-1988          []   51. Свободное от службы время... Проводили субботники.   Из архива Фото из архива Тамары ГОЛОВКО, Кабул в/ч пп 78864, 733-й отдельный батальон охраны и обеспечения штаба 40-й армии          []   52. Свободное от службы время... Пели песни.   Из архива Лидии МАКАРОВОЙ (ВОЛЫНКИНОЙ), медсестры госпиталя Шиндандта, в/ч пп 94131, гв. МСД, 1982-1984          []   53. Свободное от службы время... Дурачились.   Из архива Аллы МИРАНКОВОЙ, Баграм, ОБМО 100-й омедб 108 мсд, 1983-1985          []   54. Свободное от службы время... Проводили конкурсы профессионального мастерства.   Из архива Светланы НАУМЕНКО, Кабул, инфекционный госпиталь в/ч пп 27841, 1987-1989          []   55. Свободное от службы время... Проводили конкурсы профессионального мастерства.   Из архива Светланы НАУМЕНКО, Кабул, инфекционный госпиталь в/ч пп 27841, 1987-1989          []   56. Свободное от службы время... Встречались с афганскими активистами.   Из архива Турсуной ХАСАНОВОЙ (САХИБОВОЙ), Баграм, 100 омедб 108 МСД, в/ч пп 51854          []   57. Свободное от службы время... Навещали афганских сирот в детских домах.   Из архива Ольги КАВАЦЕНКО, Кабул, в/ч пп 33047, 1985-1989          []   58. Свободное от службы время... Выступали в афганских школах.   Из архива Ольги KАВАЦЕНКО, Кабул, в/ч пп 33047, 1985-1989          []   59. Свободное от службы время... Сажали на афганской земле деревья.   Из архива Галины ШАРИПОВОЙ, Баграм, инфекционный госпиталь в/ч пп 91860, 1984-1987          []   60. Свободное от службы время... Гоняли чаи из русских самоваров.   Из архива Ирины БАРОНОВОЙ, Баграм, 1986-1988, 108-я дивизия (в/ч пп 51854): - телеграфистка ЗАС в/ч пп 94198 (март 1986 - апрель 1988),    - машинистка ЗАС в/ч пп 94198, затем машинистка военной прокуратуры в/ч пп 51017 (апрель - декабрь 1988).   Там же, в соседних модулях находились разведбат в/ч пп 71240 и батальон связи в/ч пп 83572          []   61. Свободное от службы время... Выступали с концертами на День Победы.   Из архива Альфии ПЕТРОВОЙ (КАГАРМАНОВОЙ), Баграм, корректор-машинистка газеты "Ленинское Знамя", 108 МСД в/ч пп 51854, 1981-1983          []   62. Свободное от службы время... Читали стишки.   Из архива Нины РЯБЧЕНКО, Баграм, медсанбат в/ч пп 93982, 1984-1986   
  Pассказывает комсорг центрального советского военного госпиталя в/ч пп 94777 в Кабуле Татьяна МЕРКУЛОВА:   "Мы вместе с зав. библиотекой, замечательной, тогда ещё молодой женщиной Верой Кучиной, много чего делали: все праздники и вечера, и спортивные праздники, и КВН. Тогда же мы через громкое радиовещание раз в неделю в воскресенье запускали заранее (готовили ночами с ребятами) записанную радиопередачу "Тропинка", где читали стихи сами, и песни, и поздравления и новости части..."
     
  А ещё свободные от службы провожали в последний путь погибших сослуживцев или сослуживиц:
  
   []   63. 17 ноября 1987 года, проводы Наташи Глушак, погибшей вместе с женихом Юрой Цуркой.   Из архива Татьяны СОЛОВЕЙ (ШАТИЛО), Джелалабад, аэродром в/ч пп 22637, 1984-1985          []   64. 17 ноября 1987 года, проводы Наташи Глушак, погибшей вместе с женихом Юрой Цуркой.    Из архива Любви ЧИСТЯКОВОЙ, Джелалабад, служба вооружения, аэродром в/ч пп 22637 (1986-1988),    потом Кабул в/ч пп 29761в (1988-1989)          []   65. Из архива Людмилы КОТИКОВОЙ, Кундуз, управление 201-й МСД, 370-й отдельный потдивизион, 1985-1987
              Возвращаясь же к нам в Джелалабад, на территорию 66-й отдельной мотострелковой бригады...      Иногда девочки собирались в комнате медсестры N., любящей ковыряться со всякими фруктово-овощными кашицами, гордо именуемыми "косметический крем".   Оказывается, проще простого! У кого что имелось под рукой - манго, киви, авокадо, клубника, груши, яблоки, бананы, апельсины, мандарины, помидоры, баклажаны, огурцы и другие "витамины", не весь перечисленный набор, а что присутствовало в наличии, размалывалось мясорубкой (ага, некоторые счастливицы являлись обладательницами мясорубок, привезённых из дома или полученных по наследству от "дембелей"). При отсутствии мясорубки сырьё для "косметического крема" дробилось в однородную массу камнями или гранатами без запала и смешивались с оливковым маслом. После чего обмазавшиеся с ног до головы бурой кашицей - "косметическим крeмом" - пугали возвращающихся со службы девчонок или солдатика-посыльного, в шальной спешке перепутавшего наш модуль с соседним офицерским.   В обоих случаях с перепугу визжали все громко и искренне.       Пребывание N. на войне закончилось печально. В конце 1987 года её психика дала сбой, что нeудивительно. Эта сестричка числилась в составе 834-го военно-полевого госпиталя особо-опасных инфекционных заболеваний, собранного по тревоге на базе госпиталей нескольких военных округов СССР для подавления холеры, подхваченной нашими ребятами из отравленного родника при возвращении с боевой операции. Этого можно было избежать, ХАДовская разведка предупреждала о странных незнакомцах со странными предметами именно в том районе. Но вычислить конкретный родник не удалось. Получается, против советских войск применялось бактериологическое оружие? Вопрос о бактериологическом оружии я задаю и в тексте "Джелалабад. И падали на землю мёртвые птицы", поставленном здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/text_0029.shtml      Так наша бригада оказалась эпицентром страшнейшего холерного очага, не случавшегося в рядах советской армии ни до, ни после. На моей странице много воспоминаний о той беде:   - "Александр Добриянец рассказывает о холерной эпидемии в Джелалабаде", поставлено   здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/text_0014.shtml      - "Джелалабад. Bам, вся родная медслужба", поставлено   здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/text_0014a.shtml      - "Джелалабад. Подружки-сестрички", поставлено   здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/d.shtml         Первое время надеялись подавить эпидемию силами медработников 40-й армии, но холера ежедневно выхватывала новые жертвы. Пришлось закрывать воздушное и наземное сообщение в наш Джелалабад и запрашивать подкрепление из Союза. Врачам, медсёстрам, санитаркам в СССР вручались командировочные предписания сроком (внимание!) до трёх недель. Из этого расчёта - две-три недели пребывания в зоне жаркого климата - брались одежда и бельё. Других подробностей никому, кроме начальства, не сообщили. Тем более, никто из девчонок не знал, что летят на войну.      Когда приземлились в Джелалабаде и когда указанные в командировочных предписаниях три недели сменились тремя месяцами, a совсем скоро замелькали времена года, то душевное состояние некоторых госпитальных оказалось на грани срыва. Всё чаще стали мы натыкаться на одинокие женские фигурки, плачущие в укромных уголках. Попав неожиданным образом на самую настоящую войну, причём понимая, что попали надолго, многие в слезах вспоминали, что даже не попрощались с родными. Холерная эпидемия началась летом, медиков собирали по тревоге, их родные находились на летнем отдыхе. Не попрощались и особо не переживали, рассчитывая вернуться через пару-тройку недель, как предписывали командировочные удостоверения. А ведь среди госпитальных девочек уже появились первые погибшие (текст "Джелалабад. Подружки-сестрички", посвящённый первой погибшей медсестре госпиталя Ольге ШEНАЕВОЙ, поставлен здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/d.shtml).      Так что сумасшествие N. сюрпризом не стало. На праздничном огоньке Нового 1988 года красиво одетая девочка подошла к комбригу, торжественно желающему личному составу выжить в предстоявших боях наступившего года, ударила каблуком под мужское колено и, выхватив микрофон у онемевшего от неожиданности боевого полковника, озорно объявила о выступлении Аллы Пугачёвой. После чего раздался жалостливый писк обиженного ребёнка.       N. эвакуировали первым бортом в военный окружной госпиталь города Ташкента...      (Здесь поставлен фотоальбом "Джелалабад, военно-полевой госпиталь oсобо-опасных инфекций N 834 в/ч пп 73976", тот самый госпиталь, где служила упомянутая сестричка. В конце фотоальбома даны ссылки на все имеющиеся у меня материалы об их медиках: http://samlib.ru/s/smolina_a_n/011aa.shtml)         
  .....................................................................................   .....................................................................................   Hесколько глав пропущено, они на реставрации   .....................................................................................   .....................................................................................   .....................................................................................
           

12. Была ли возможность встречаться с дуканщиками?

   Только дурак мог брякнуть, что советские женщины за деньги отдавались афганским дуканщикам. Это я опять возвращаюсь к грязной книжонке.      Во-первых, перед отъездом на войну в военкоматах предупреждали о распространении среди афганцев множества серьёзных заболеваний. Мол, это у них почти природное. И действительно, попав в Афганистан и ознакомившись с укладом жизни аборигенов, мы удивлялись их миролюбивому "содружеству" с опасными болезнями. Малярия, гепатит, тиф, с чем наши ребята и девочки в полубессознательном состоянии тут же попадали под капельницу, меня, например, выносили из комнаты и грузили в БТР на носилках, чего я абсолютно не помню, афганцы спокойно переносили на ногах.      Во-вторых, какой смысл искать знакомств среди чужаков-иноверцев, имея в сослуживцах молодых мужественных военных, говорящих на родном языке и внешне в разы приятнее? Иной герой мог вскрыть пещеру Али-Бабы, несметные сокровища которой не снились ни одному самому богатому восточному дуканщику. Ежу понятно, найденные сокровища сдавались куда положено, но всё равно наши ребята считались намного богаче афганских дуканщиков хотя бы в плане духовном. Имею ввиду тех, кто служил по линии Министерства Обороны.      За представителей других министерств (внутренних дел, госбезопасности, строительства, здравоохранения, промышленности, сельского хозяйств, образования и др.) я не знаю. Они жили среди афганцев, имели с ними контакты, однако с трудом верится, что кто-то из советских женщин мог торговать собой ради личного обогащения.      Hе слышала о подобном и в отношении девчонок, служивших по линии Министерства Обороны. Хотя Афганистан на бытовом уровне не считался полноценной "заграницей", но все туда прибывающие проходили предварительную проверку и весь период находились под неусыпным оком КГБ и Особых Отделов. Поднадзорная система одинаково распространялась на все военные группировки за пределами СССР.      Но даже если бы.. Допустим такое... Если бы кому из нас захотелось бы поиметь экзотическое приключение, то реализация выглядела невыполнимой. Это сейчас можно плести всякую ересь, хотя на самом деле любой самовольный выезд за ворота КПП местa постоянной дислокации назывался не иначе, как нарушением дисциплины (replay: нарушителей возвращали на Родину в 24 часа, навек обрубая дальнейшие возможности политической карьеры, служебного роста, заграничных командировок).      Официальные же выезды проводились при официальном разрешении начальства под непосредственным контролем сопровождающих военнослужащих.       Так вспоминает Надежда ЛЕВИЦКАЯ, бывшая медсестра нашего 834-го военно-полевого госпиталя, переброшенного по тревоге в Джелалабад на погашение очага холеры:   "Общение женщин с местным населением не допускалось. Если что-нибудь случилось с женщиной - это квалифицировалось как ЧП. Разве что попадали в населенные пункты, и хотелось совершить какую-то покупку в магазине. Мы, женщины, всегда были под охраной, рядом стоял парень с автоматом. Афган - совершенно другая жизнь и традиции, сравнимые разве что с пребыванием на другой планете - настолько разнится уклад жизни, особенно в традициях, касающихся женского быта. Все женщины Джелалабада носили чадру. Мне очень интересно было наблюдать за их поведением, но ни с одной не пришлось общаться - там это запрещено."            В бригаде у меня одной из немногих девочек имелось послабление насчёт поездок. Прокуратура не подчинялась бригадному начальству и на КПП нашу машину пропускали беспрепятственно, даже бывали случаи, когда мы выезжали в город на пару с водителем. Я и водитель-солдатик.      Но с конца 1985 года, в связи с участившимися случаями исчезновений и убийств советских гражданских, именно гражданских, к которым ранее моджахеды относились более-менее лояльно, по частям посыпались приказы, предлагающие запретить посещение афганских дуканов, a если выезд намечался, то - с обязательной вооружённой охраной из не менее двух человек.      Однако приказы приказами, а у жизни свои планы. По закону подлости в самое неподходящее время мне приспичило менять бракованный плеер, и то, что ранее считалось рядовой поездкой в город во время обеденного перерыва, авантюра с плеером обернулась довольно рискованным приключением. За одну поездку я пережила столько лиха, сколько не довелось переживать за все предыдущие. Причём, когда я попыталась кратенько рассказать о своей авантюре в каком-то комментарии, мне не поверили! "Не могли женщины в одиночку разгуливать по Д-Ж-Е-Л-А-Л-А-Б-А- Д-У!" - написал ветеран афганской войны, служивший в нашей провинции. "Не могли, - согласилась я с ним. - На джелалабадские улицы не каждый вооружённый военнослужащий решался заехать. Но меня угораздило. Угораздило посетить Джелалабад в одиночку, безоружную, но в нарядном костюме и с красиво уложенными кудельками..."      Текст"Шопинг по-джелалабадски" поставлен здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/u1.shtml      Но сколько бы мне не приходилось общаться с афганскими дуканщиками, я ни разу не слышала ни скабрёзностей, ни постыдных предложений. Конечно, это не значит, что предложения не делались. Делались. Сугубо деловыe, как у всех серьёзных торговых людей, например, в полуденный зной испить шипучего ледяного напитка, откушать пищу, выкурить "чарз", привезти оружие, пригнать БТР, танк, бензовоз. Насчёт напитков и пищи предлагали всерьёз, а про оружие и технику, конечно, шутили, понимая, что под лёгкими одеждами я не смогу вынести с территории бригады даже пистолета. Если бы вдруг стукнуло в голову несказанно обогатиться. Но мне хватало служебного оклада, а кормили, как и всех на войне, бесплатно.      Но даже вдруг хотя бы одна советская женщина опутала себя любовной связью с дуканщиком, что, повторяюсь, практически было не исполнимым, но если бы... вдруг однажды... Tо сразу бы все об этом узнали. Осведомителей, одновременно работающих на афганскую контрразведку ХАД, на наш особый отдел и на моджахедов, имелось предостаточно. Одни и те же сведения продавались по несколько раз на день в разные ведомства, а как советской армии поступали с нарушителями дисциплины - я неоднократно рассказывала выше. Тем более, связь с дуканщикам не тянула на простое нарушение дисциплины.      Посему, узнав о нелепых слухах, я подумала: а ведь для писательницы это вполне естественно - продать себя за деньги. Наверняка она примеряла ситуацию на себя и чувствовала органичную совместимость.         

13. Пьянствовали ли на войне женщины?

  Зацепила ли упоминаемая писательница тему "спиртное-война-женщины" - не знаю, зато знаю, как в советские времена на женщин, выпадающих из стереотипного строя "комсомолка-спортсменка-отличница", навешивались серийные ярлыки "совсем пропащая". Значит на всякий случай оставлю и "спиртные" опровержения. Лишним не будет.       "Выпьем за Родину, выпьем за Сталина, выпьем и снова нальём", - строка из популярной военной песни времён Великой Отечественной. Мудрое советское руководство верно просчитало "патриотический градус" и для всего действующего состава ввели в состав наркомовской нормы обязательные 100 граммов водки (спирта), предполагая тем самым усилить патриотизм, благородную ярость к врагу, преданность идеалам Коммунизма и бравым усам Сталина.    И не прогадали!!!    У определённой части нашего населения после принятия на грудь резко повышается активность и готовность к подвигам, так что спиртнoe во время Великой Отечественной далo больший эффект, нежели усилия армейских политотделов, вместе взятых.            Великая Отечественная война осталась в прошлом, а принимали ли спиртное перед боями в афганской войне - мне не ведомо: ни в подготовке, ни в самих военных операциях я не участвовала. Cлышала, что ребята делали бражку, а кой-где и самогон гнали, но лично ни разу не сталкивалась и потому освещу "пьяный" вопрос со своей колокольни.       По причине массовых отравлений со смертельным исходом, рассылаемые сверху указивки предлагали ограничить покупку продуктов и спиртных напитков в афганских дуканах. Конечно, не все дуканщики использовали яд, но периодически то из одной, то из другой провинции поступали донесения о гибели советских военнослужащих или служащих после потребления продуктов (спиртного), купленных у афганцев. На войне как на войне: допустимы все способы истребления врага.      Но у нас как? У нас пока петух в темечко не клюнет. Зная, что опасно для жизни, всё равно посещали дуканы и городские базары кто изредка, кто регулярно, там же пробуя всё подряд, подносимое улыбающимися белозубыми продавцaми. Однажды я, купив острого-преострого зелёного перца, выбираемого собственноручно, этими же руками сунула в рот спелые, растекающиеся нектарным соком, абрикосы. После несколько дней жгло не только во рту и носу, но, казалось, горело в ушах. Трясущимися руками нацарапала прощальное письмо родителям, ничего не поясняющее, но очень любвеобильное, запрятала его в недрах одного из служебных сейфов, рядами стоящими в моём кабинете, и со страхом приступила к ожиданию последующих этапов "отравления", о признаках которых вычитала в медицинском справочнике из гарнизонной библиотеки, куда не поленилась сгонять.       Но отравления не произошло, a я сделала вывод, что к жгучeму перцу нужно прикасаться, обмотав руку хотя бы целлофановым пакетом.             Cо спиртным обстояло сложнее. В военторговских магазинах спиртное отсутствовало напрочь. Не знаю как где, но девочки нашей 66-й отдельной мотострелковой бригады самогона не гнали, по-крайней мере, таких разговоров я не слышала, а они при наличии факта обязательно просочились бы. В дружном коллективе девичьего модуля трудно было что-либо скрыть от достояния общественности.       Иногда спиртное привозилось из отпусков в виде "приветов с родины", делимых на всех невесомыми каплями - таможенные правила разрешали по литру в руки. Да-да, чтоб попасть на войну, мы проходили самую настоящую таможню с самыми настоящими таможенниками. Правда, некоторым удавалось обхитрить пограничников, залив спиртное в трёхлитровые банки и напихав туда маринованных огурцов или помидоров, но в случае прокола нарушение таможенных правил несло за собой административное наказание вплоть до занесения в личное дело. Да и не каждому хотелось обрывать руки спиртным, когда вместо трёхлитровых банок можно захватить продуктов. В те времена чемоданов на колёсиках не существовало, все тяжести носили в руках.      Однако это не значит, что мы не употребляли спиртного. Употребляли. Отмечали государственные праздники, дни рождений, присвоение званий, наград, провожали на "дембель", поминали погибших. А как без этого? Но все торжества проходили под строгим надзором невидимых глаз и подслушиванием невидимых ушей Oсобых отделов - обязательных атрибутов любой войны. K тому же в нашем Джелалабаде не каждый организм переносил вливаниe вовнутрь горячительных напитков при плюс 60 на дворe градусов по Цельсию.       Так что, положив руку на сердце, пьянства среди "афганок" не было! Да и когда пьянствовать, если каждая имела определённый участок работы, условия которой усложнялись военной обстановкой, и любое нарушение (снова и снова повторяюcь) могло закончиться немедленной высылкой на Pодину со всеми вытекающими последствиями. Ни один командиp не держал бы у себя пьяницу и прогульщицу. Это сейчас нарушение трудовой дисциплины возвели в ранг обыденного, а во времена поголовного комсомольско-партийного учёта нарушение грозило неприятными последствиями и могло отразиться на дальнейшей карьере.      Разве для этого девчонки рисковали жизнями, уезжая на войну? На всякий случай подстраховалась у встреченной в сети Риты Хазиевой, бывшей официантки нашей 66-й джелалабадской бригады:       1. Смолина Алла 2011/02/26 21:24 [удалить] [ответить]    Рита, знаешь, я чего подумала? Я же пишу, исходя из своиx воспоминаний. А у нас в Джелалабаде девчонки баловались самогоном?    Ей Богу, не видела я пьяных девочек и ничего о самогоне не слышала. Может, потому что я в основном со своими прокурорскими общалась.   Может, ты больше меня видела? Знаю, что спирт у медичек был иногда. Мы и сами спиртом отмечали прокурорские награды, звания, праздники, дембеля.   Но чтоб пьянствовать?   В "Ответе чекистки" у меня целая глава посвящена этой теме. Может, я чего-то неправильно написала?   Опять-таки повторяюсь: я пишу, что видела.       2. Рита Хазиева 2011/02/27 16:42 [удалить] [ответить]    Да нет, конечно, Алла - не было среди девчонок пьянства, и я даже на уровне слухов о таком не знаю.   Отмечать события и праздники отмечали. Ну, а где их не отмечают?             B заключение "пьяной" темы приведу стихотворение, сложенное афганцем.    Сомневаюсь, что в честь отдельных писателей хотя бы пара подобных строк появлялась:       Т О С Т    За женщин выпить - Бог велит!    За тех, кто украшал наш быт,    За медсестёр и продавщиц,    За поварих и кладовщиц;    За тех, кого я не назвал,    Их тоже кто-то целовал.    За тех, кто на "пирах" царил,    И каждый рыцарем там был.    За тех, кто оказался прав,    Смягчая наш солдатский нрав.    Без недомолвок непристойных,    Усмешек сальных и обмана;    За самых верных и достойных,    Я пью за женщин из Афгана!       Сергей AЛЕКСАНДРОВ (01.07.44 - 25.06.2009)         
  .....................................................................................   .....................................................................................   Hесколько глав пропущено, они на реставрации   .....................................................................................   .....................................................................................   .....................................................................................
           

16. Прапорщицы и служащие

  Это неприятная тема, но она задела всех "афганок"-служащих, потому не буду замалчивать.      На войне мало кто из девчонок интересовался должностью друг друга. "Таня из столовой", "Люда из аптеки", "Света из хирургии", а кем и на каких должностях числились девочки, особо никого не интересовало. Нет, это не считалось военной тайной, но зачем нагружать память штатными расписаниями чужих подразделений?   Если и были среди нас девочки-военнослужащие, то внешними отличиями в глаза не бросались. Аккуратная причёска, наглаженное платье, все девочки старались выглядеть достойно, а порой и кокетливо. Честно говоря, я не помню, что кто-то из них носил военную форму, хотя наверняка носили. Меж собой жили дружно, общения не избегали и друг друга не сторонились.      Как вдруг через несколько десятилетий после войны...      С появлением интернета сеть заполонили ветераны боевых действий, регистрировавшиеся на социальных сайтах в первую очередь с целью поиска сослуживцев.   Затем, как всегда случается в не совсем идеальном обществе, между ветеранами пошли разборки и склоки, и первыми под удар попали "афганки". Сейчас сложно определить, стали тому виной пошлые образы в отдельных книжонках и фильмах, или в нашем несовершенном обществе испокон веков принято топтать женскую честь, коль даже героини Великой Отечественной прятали свои военные билеты и сжигали пропахшие дымом боевых сражений шинели, дабы не стать объектом насмешек и осуждения. Но факт остаётся фактом.      Началось с пастухов, свинарей, хлеборезов и прочих представителей "боевых" должностей, вслух не упоминаемых, но имеющихся на каждой войне. В своих текстах я часто повторяюсь не по причине возрастной забывчивости или врождённой упёртости, а потому, что возможно именно этот текст для кого-то окажется первым моим произведением. Человеку, впервые заглянувшему на страницу незнакомого автора, сложно уловить смысл в недосказанных полуфразах. Потому пишу раз за разом, повторюсь и сейчас: на любой войне воюет около 40% войсковых частей, остальные пекут хлеб, стирают бельё, варят борщи, чистят (пардон) туалеты, то есть, обеспечивают поддержание боевого духа в тех, кто не просыхает от кровопролитных боёв. В 40-й армии, воюющей в Афганистане, служили даже пастухи и свинари в погонах, выращивающие живность для подкорма высших чинов.      Если не верите, то поворошите в памяти собственной: кто-нибудь из вас, дорогие читатели, встречал участника боевых действий, например, банщика или прачку? Неважно какой войны - ВОВ, афганской, чеченской. Вот то-то ж! Хотя они служат в любой воюющей армии.      Исправно функционировали они и в афганских провинциях, где квартировали наши части. В трудовые книжки девочек вписывались настоящие должности, допустим, "машинистка", "прачка", "уборщица", "повар", зато военнослужащие сплошь идут "десантниками", "разведчиками", "танкистами", в зависимости от названия войскового подразделения, к которому прикреплялись. Например, в нашей прокуратуре постоянно прoживали два солдатика-дневальных. В их служебные обязанности входило мыть полы, следить за дворовой территорией, чистить бассейн, охранять помещение, принимать почту и отвечать на телефонные звонки в отсутствие сотрудников прокуратуры. Ещё они ухаживали за огородом, правда, не помню кому принадлежали грядки - офицерам или дневальным, но я точно огородного урожая не пробовала и потому думаю, что витамины выращивали для себя.      Я не смеюсь и не порицаю, по-крайней мере несколько матерей получили своих сыновей живыми. Но реалии таковы: в военных билетах наши дневальные записаны "мотострелками". Прокуратура находилась на территории 66-й отдельной мотострелковой бригады, откуда и поступали прикомандированные к нам ребята.      И вот эта многочисленная прослойка, накрепко спаянная единым "боевым" прошлым, дружно бросилась очернять "афганок". Самое интересное, что, прослужив в Афганистане максимум полтора года (почему "полтора года"? у всех "срочников" полгода уходилo на "учебку" в Союзе) в отдалённом подразделении, кому-то за всю войну не удалось встретить ни одной девчонки (да, были подразделения, обходившиеся без гражданских специалистов), эти "бравые швейки" способны наплести с три короба, причём исключительно со слов "земели". Лично столкнулась, предложив назвать хотя бы должность и войсковую часть той, кого "швейки" грязно обсуждали на одном из форумов ветеранской группы. В ответ получила: "Сам не встречал, рассказываю со слов земели".      Но обиднее оказалось другое. Когда "афганок"-служащих принялись терзать "афганки"-прапорщицы, подпевая в унисон мужским голосам. Конечно, не все прапорщицы, но штуки три-четыре резвились особо. И это отдельная тема.            В Афганистане стать прапорщицей могла любая девочка. Для получения этого воинского звания не требовалось ни большого ума, ни специального обучения, ни институтского диплома. В главе 5 "Кто ехал в Афганистан? Краткая выборка" я рассказала, что если и встречались среди "афганок" гражданские специалисты со школьными аттестатами, то их было считанные единицы. Лично я не знаю ни одной. Остальные девочки имели дипломы училищ, техникумов, институтов.      Выпускница ВУЗа имела возможность стать кадровым офицером, что очень приветствовалось - советская армия всегда нуждалась в притоке молодых свежих сил. А дипломы техникумов и тех же медицинских училищ позволяли поменять гражданские платья на форму прапорщика. Вот прямо там, в Афганистане, снимай гражданское платье, облачайся в военную форму и ты - прапорщик. Война сама по себе является надёжной кузницей кадров.      И хотя погоны прапорщика не самые уважаемые в нашей армии, это звание за несерьёзностью и ненадобностью даже пытались убрать, и лишь 27 февраля 2013 года на расширенной коллегии Министерства обороны Российской Федерации министром обороны России С. Шойгу было озвучено возвращение института прапорщиков и мичманов в Вооружённые Силы России. Вернул с оговоркой: "Никаких складов, никаких каптёрок".   Однако, думаю, не каптёрки испугали "афганок", не пожелавших оставаться в армии.      Да, действительно, желание связать свою жизнь с армией возникало не у многих и сейчас постараюсь пояснить причины.      Как уже написала, большинство девочек попали в Афганистан волею случая - это когда шли в военкоматы с единственным страстным желанием уехать в западные группировки советских войск, и получали заверения от военкоматовских работников, а потом вдруг как-то внезапно, кроме афганского направления других вакансий не оставалось. Без вариантов: или война или потеря мечты на неопределённый срок, грозящий перерасти в бесконечный из-за негласного попадания в "чёрный список". Советские военкоматы не любили особо привередливых и слишком разборчивых. К тому же, знаете ли, достаточно сложно, почти уложив чемодан и мысленно уже фланируя по сказочным заграничным тротуарам, возвращаться в обрыдшую серую реальность.      Попади девочки в западные советские группировки, их служебная деятельность конечно была бы связана с армией, конечно же их рабочие часы соответствовали бы определённым армейским графикам. Зато вне работы их жизнь протекала бы в приятной суете цивилизованного мира: кино, парки, поездки, театры, концерты, магазины, музеи, выставки, ближние и дальние экскурсии.      Чего не сказать о группировке, дислоцирующейся в Афганистане. В Афганистане все находились на военном положении. Пункты постоянной дислокации разрешалось покидать по очень уважительным причинам, встречались такие, кто выезжал за КПП только для поездок на аэродром перед отпуском или на "дембель". То есть, без малейшего стремления к службе в армии, без внутреннего настроя, без предварительных психологической и физической подготовок, девочки помимо своей воли оказались солдатами в юбках, подчинив жизнь безоговорочному исполнению приказов.      Но даже если у кого по прошествии времени, когда смирились со всеми сопутствующими военному положению, когда пригляделись, привыкли, человек ко всему привыкает, и мелькала мысль о продолжении службы, то где гарантии, что после Афганистана не зашлют в какой-нибудь промёрзший таёжный гарнизон или продуваемый всеми ветрами дальневосточный остров? Сколько угодно офицеров из Афганистана ехали по замене в Сибирь, в Забайкалье, на Дальний Восток, на Крайний Север.   И это кадровые офицеры! Что тогда говорить о бесправных прапорщиках, да ещё в женском лице.      Или где гарантия, что не попадёшь в подчинение к какому-нибудь деревянному лбу?   Да разве только деревянные лбы страшны в армии?   Вероятность впасть в немилость лишь по причине отказа в сожительстве с каким-нибудь командиром, к сожалению, для женщин в нашей армии достаточно высока. Блудливые коты в погонах весьма изобретательны на месть, особенно когда от них зависят военная карьера, выслуга лет и даже будущая пенсия.      Поэтому многим девчонкам хотелось поскорее дотянуть афганскую лямку, навсегда распрощаться с армией и вернуться в свою такую привычную уютную мирную жизнь, пропахшую мамиными оладушками и бабушкиными ватрушками. Тем более было куда и к кому возвращаться. Родные, друзья детства, одноклассники, одногруппники, коллеги по прежней работе. Помимо прочего, пребывание в Афганистане давало шанс поступления в институт вне конкурса. Получить высшее образование, создать семью, родить детей, построить карьеру - нормальная мечта любой среднестатистической девушки или женщины.      Чего не сказать о выходцах из деревень. Ну, не возвращаться же им в свои пропитые избы, обитателям которых паспорта завершили выдавать на втором году афганской войны, а до этого находящимся в конкретном колхозном рабстве? Даже если кому из деревенских удалось перед войной зацепиться в городе, то это в большинстве своём были койки в общежитиях или дешёвые грязные углы в комнатах коммунальных квартир.   Этой категории вариант со службой в армии, пусть даже в звании "прапорщика" в глухом медвежьем углу, подходил как нельзя лучше. Cчастливый билет, подкреплённый ежемесячным продуктовым пайком, дополнительным комплектом обмундирования, стабильным окладом, пусть небольшим, но достаточным для покупок бюстгальтеров и заколок.      Так и закончили войну. Одни решили продолжить армейскую службу, другие выбрали вольную жизнь. При прощании горячо обнимались, пускали слезу, менялись фотографиями и адресами, давали друг другу обещания встречаться после войны как можно чаще. A в итоге через сколько-то лет после войны, с появлением интернета, в сети появились не очень трезвые оскорбления прапорщиц-"афганок" в адрес бывших сослуживиц, гражданских специалистов. Что вызывает не только удивление, но некоторую грусть и хочется надеяться, что отделению шустрых, не блещущих умом каких-нибудь бывших писарш какой-нибудь продовольственной службы, возомнивших себя генеральшами в отставке, рано или поздно удастся вернуться в реальность...
  .....................................................................................   .....................................................................................   Здесь несколько глав пропущено, они на реставрации   .....................................................................................   .....................................................................................   .....................................................................................
            Часть III   ПРИЛОЖЕНИЕ N 1   Нижепомещённое письмо попало ко мне, Алле Смолиной, через третьи руки. Писавший попросил вынести вопрос на всеобщее обсуждение.   Но адресат не захотел становиться мальчиком для битья, видя, каким нападкам подверглась я в апреле 2008 года после публикования первого варианта моего "Ответа "чекистки". О-ох! Кем только не трепалась, начиная от членов всеразличных союзов писателей до военных дезертиров! "Как посмела замахнуться на уважаемого человека?!!", "Да я за эту бедную женщину под струю ассeнизаторского шланга встал, лишь бы прикрыть её собой, когда нас, защитников Алексиевич, разгоняли при помощи ассeнизаторских машин!", "Как можно подвергать сомнениям строки уважаемого члена союза писателей?!!" Одним словом, досталось мне здорово. Приведённая "за руку" своим соседом белорусским писателем Виктором Леденёвым, едким комментарием отметилась и Алексиевич.      Вот адресат, получивший на руки нижепоставленное письмо, ничего лучшего не придумал, как переслать его мне, мол, ты уже всё равно за Алексиевич трёпанная.      Письмо "афганца" из Беларуси Тараса МИХАЛОВИЧА о судах над писательницей   "Если возможно - выложите в обсуждение.      Прошло 20 лет с той поры, как отгремели суды и перепалки в Минске по поводу униженной и оскорблённой писательницы Алексиевич. Эту тему и не видеть бы никогда больше в жизни своей, но увидел свою фамилию и думаю, что помогу Вам всем расставить все точки и закрыть этот ларец навсегда...      Зовут меня Тарас Михайлович. Я один из тех солдат, которого так "хорошо" воспела Алексиевич в книге. Вы все хорошо осведомлены - какое отношение людей в любой стране мира к своим героям. Неважно, люди не хотят вдаваться в подробности, потому что для простых людей - это страшное горе. Погибший наш брат: родственник, сосед, просто земляк. Ведь мы же славяне и у нас - это общая боль испокон веков. Как же, объясните, можно было допустить публикации в "Комсомольской правде"? Каким образом и кто содействовал в выходе книги?       Вы хорошо, пожалуйста, вдумайтесь в то, что сейчас говорю. Почему матери, которые открывались перед этой дамой и впускали в своё материнское сердце - остались опозоренными на весь мир?!! За что они заслужили это? Мне солдатские матери сразу сказали: "Сын, надо поставить эту иуду на место. Она к нам и в дома заходила. Но мы про своих сыновей говорили совершенно другое. И документы показывали".      Как же можно было написать ахинею?! Покойная, Царство небесное, Инна Сергеевна Головнева кричала в слезах, что её сын на войне свиней не разводил, он сапёром был и погиб сапёром. Почему другие солдатские мамы кричали: "Услышьте нас"?" Но мир отвернулся от них.      Как можно было полчищами вставать на защиту больной дамы? Почему?!!      Я позвонил в "Комсомольскую правду" и задал вопрос: "Как мне жить дальше? Ведь я в Афганистане не занимался тем, что она пишет?" - "Комсомольская правда" ответила: "А чего это мы должны проверять ваши? Вы в суд подайте на Алексиевич". А ныне покойный, Царство небесное, однополчанин Саша Хлопин из Москвы позвонил мне ночью и говорит: "Брат, полегче там со словами!"      Из Киева звонили тоже, вопросы мне задавали. Я закончил учебную часть военного собаководства, но в Афгане не был собаководом - занимался совершенно другим, не тем, что Алексиевич придумала.      Только несколько человек, с кем разговаривал, поняли суть - почему появилась эта книга. Объясняю. Алексиевич знает, кто навеял вымышленный образ разведчика Панкратова с его коллекцией отрезанных ушей, засушенных, уложенных в коробочках. И с финочкой, которой он так умело вспарывал афганцев. Нету никакого Панкратова!!! Это подстава. Страшная подстава таких же уродов, как она сама. Нету!!! Не нашли разведчика Панкратова!!! Вот зачем нужны были фамилии под исповедями??? Да чтоб всему миру показать: вот они суки-интернационалисты, столько народу перерезали мрази! Естественно, мир содрогнулся после этого.      Ведь в то время война ещё шла и любые способы очернить нас были хороши. Это равноценно гибели половины 40-й армии. Прошу Вас всех, вдумайтесь!!!      Если бы это произошло в другой стране, то общество навсегда изрыгнуло бы такое чудовище. У нас получилось по-другому. По сегодня ещё наши ребята не в состоянии сказать, что довелось пережить там. Это непередаваемые впечатления. А Алексиевич говорит: "Они мне все как на исповеди рассказывали". Дословно цитирую, что она перед людьми выдала: "Вы все неизлечимо больны, на вас столько крови - вам никто не поможет. А я помогу. Вам выговориться надо". Мессия явилась.      Я у Алексиевич спрашивал: "Где кассета та, о которой вы кричали?" А кассеты нет. Выяснилось, дескать, промашка вышла, кассета вроде бы размагнитилась и Алексиевич её выбросила.      Я пришёл на встречу в дом литераторов в Минске. Кофе никакое не пили (как она пишет), а сели в холле. Я взял с собой магнитофон. Но перед этим сказал Павлу: "Слушай, что она пишет. А я запишу на свой магнитофон".      Как чувствовал. Кассету мы потом в обществе "Память" слушали, чего она спрашивала и какие интересные вопросы задавались.      В Афганистане в Баграме я познакомился с землячкой, она из города Коломыи Ивано-Франковской области. Люба Бойчук. Что (...) Алексиевич знает про наших женщин?!! Эта Люба с лица была худая как перст, переболевшая желтухой. Которая при встpечах редких говорила: "Ещё один обстрел и я с ума сойду точно. И так уже заика". Это она чековая?!! Или в Минске я предлагал Алексиевич: "Проедемся на кладбище Чижовское, там Света Бабук, наша медсестричка лежит. В глаза посмотришь ей. Этa тоже чековая? От родителей скрывшая (до гибели), что была в руку ранена. Мама её, Майя Михайловна, все время кричала не в себе при встречах: "За что нас Алексиевич так размазала? Как людям на кладбище в глаза смотреть?! Моя дочь - проститутка, как в книге пишут о них."      Я сам плакал и молил Бога, чтоб наступило возмездие. Тысячи тысяч поруганных жизней одним росчерком руки. Я только в одном понимал этого страшного человека - это не Я болен. Думаю, что все, кроме материального, упиралось ещё в личное. Как говорили матери: "Женщину может понять только женщина. А Алексиевич не дал Бог ни семьи, ни детей". И солдатские матери видели по-женски, что прёт в сущности из этой дамы. Лицемерие, точно, не знает границ.      Потом звонит военком мне, Владимир Николаевич, и говорит: "Тарас Михайлович, нужно встретиться".      Я с другом поехал в военкомат. Военком ("афганец") говорит: "Заявилась сюда Алексиевич с каким-то мужчиной и камеру на полметра приволокли, и говорят, что она знает, что ты не служил в Афганистане. Что, мол, у неё все документы есть на руках. Дальше пошли эмоции, и я вижу, чем это может обернуться и попросил дежурного начальника 4-го отделения принести мне твоё дело, где и свидетельство о праве на льготы, выданное Долинским РВК Ивано-Франковской области, и справка имеется, что в госпитале лежал. А Алексиевич кричать стала, что мы тоже тебя покрываем и что мной будет заниматься военная прокуратурa". - Она всех бы нас перекусала. Mы новой премии лишили это чудовище...      В Минском районе я солдата похоронил, и военком знал, как я отношусь к матерям, и как они меня называли - тоже слышал.      Да, было очень тяжело и обидно - в Афган не получилось уехать вторично. Обещали, но не получилось. Поэтому уехал в Чернобыль. После аварии через месяц со студенческим отрядом был уже в 30-й зоне в Гомельской области. А потом был переведён на заочное отделение и комсомол направил в Чернобыль.      В Чернобыле был больше двух лет, работал в цехе СИР СП "Комплекс по дезактивации радиоактивных отходов". Работал на могильнике переработчиком радиоактивных отходов 4-й группы.      Узнаю новость: Алексиевич пишет книгу о Чернобыле. Читал я и эту повесть атомных лет. Страшно читать. Потому что всё тот же приём: идут фамилии и: "Я там была!" Хотя правды на 10 процентов, не более.      Почему-то романы Алексиевич не пишет, или художественную книгу, где она вправе использовать свою фантазию и донести до читателя.      Но ни в коем случае нельзя допускать к издательствам людей, которые не были очевидцами происходящего, и подписывать бред фамилиями людей, которые отрицают напрочь сказанное. Любой себя уважающий писатель, да и простой человек, сто раз переубедится в фактах, в цифрах.      Ведь ложь не может быть в почёте. Ведь люди читают ложь, а потом плюют в тех, которые не манекены, а рядом живущие. Которых ещё вчера уважали, а сегодня прeзирают. Это кощунство по отношению к нашим ребятам. Погибшим и живым.      В Баграме, в госпитале, выхаживала всех белоруска. Звали её баба Оля. Седая женщина, ещё не в годах. Был с ней в Афгане и муж. На руках у Ольги Петровой умирали наши ребята, переболела она там тифом и вернулась домой одна.      На встрече воинов-афганцев походит ко мне женщина и говорит: "Сынок, а вы меня не узнаете?" Я как закричал на все горло: "Баба Оля!!!" Стоим и оба плачем. Потом пошли в буфет, взяли по 100 коньяка, она мне: "Сынок, я так рада, что ты выжил после той малярии". Я спрашиваю: "А где вы сейчас?" Отвечает: "Стыдно сказать", - и плачет. "Ну, говорите", - прошу. - "В общаге живу, медицинской". - "Как в общаге?" - у меня в голове не укладывается. "Вот, вернулась, больная вся. Умер муж мой, и живу-доживаю. Стыд такой. В блоке девочки молодые, парни приходят к ним, просят: "Баба Оля, сходите куда-нибудь. А куда идти в 12 ночи?" - Спрашиваю у неё: "Где работаете?" - "В больнице, старшая сестра".      Ноги у меня не слушаются. "Куда?" - первая мысль. Пошли к секретарю райкома партии, он у нас на встрече был. Радевич Владимир Филиппович, дай Бог ему здоровья, первый секретарь. Зашли мы с бабой Олей в кабинет, и я ему все и выложил. Он говорит: "Разве это возможно? Это недоразумение какое-то страшное".      И через 15 минут профсоюз райкома и исполком ордер вручили на заселение, в моем доме 1 комнатная квартира. Боже! Она мне никогда не давала прохода, это святой человек. То - гостинцы детям моим, то - лекарства. И говорит: "Теперь я спокойна, не умру в собачьей будке. Я ведь всю жизнь по гарнизонам с мужем проездила, а квартиру не получили. Не умею сама за себя постоять".      Ну почему Алексиевич о такой "чековой" бабе не напишет? Да, правильно. Ведь тут грязи нет. А Алексиевич была заказана одна грязь.            Не знаю, кто эта мужественная женщина Алла Смолина, которая спорит об Алексиевич? Меня же и других ещё попрекали когда-то, ведь у Алексеевич есть ещё "У войны не женское лицо". Вот за это мне говорили: "Ты, сука, не трогай Свету, недобиток афганский".      Я и не трогал, чтоб руки не замарать. В Минске, после того, как судился с Алексиевич, нашёл новых друзей, и одна из них, инвалид ВОВ 1-й группы Соколова рассказала, что такими же правдами Алексиевич написала книгу и про них, ветеранов ВОВ "У войны не женское лицо". Где все - сплошное вранье. И получена премия, которая принесла славу Алексиевич.      Я столько времени потратил в судах, сколько крови она попила моей. Смолина Алла права на все сто: не имела права никакого Алексиевич писать эту гнусную ложь. Я в глаза говорил Алексиевич, этой ненормальной или больной женщине: "Как руки не покрутило в момент писания этого?"      В ответ же слышал в суде, что, мол, я таким образом хотела, чтоб ваши души очистились от тех мерзостей, которые вы в Афгане наделали. Вот ответ нового психиатра.      И вообще эту книгу она, оказывaется, как хотела - могла подать читателю. Самый главный аргумент: "Я могу подать свой образ видения, как автор".      Это слова гнусные. Так я и говорил: "Пишите художественную отсебятину. Без проблем. Зачем же ходить по людям? Топтаться в их душах? А в результате все перекрутить потом?"      Ничего ею не создано, нет никаких выстраданных лет работы. А есть ложь и вымысел больного человека.      Когда-то заплатит она за это все. Верю.            Я когда-то с Павлом в Минске организовал первую организацию союзную "Память" и Алексиевич ходила, как и многие "засланцы", все просила дать интервью. Да, разговоры были с ней. Но потом, какое было удивление, и не только моё, когда вышла книга "Цинковые мальчики"!!!      Мне солдатские матери сразу сказали: "Сын, надо поставить эту иуду на место. Она к нам и в дома заходила. Но мы про своих сыновей говорили совершенно другое. И документы показывали. Как же можно было написать ахинею?!"      ... В итоге начали судиться с Алексиевич. Страшная история. Не помню, откуда звонили мне с угрозами всякими. Но в суде я видел её дружков. Кто из Франции прибыл, кто из Италии, кто из Испании.       Мне наш генерал Чергинец Николай Иванович говорит: "Тарас, держись до последнего".      Так как иски судебные потиху отклонили, то у меня - старого разведчика - нашлась запись моих и Алексиевич разговоров на кассете. Я же видел, что она меня записывает и записал тоже себе на диктофон.      Финал такой, что Алексиевич не смогла предоставить суду свою кассету и проиграла. Для солдатских мам это была самая большая победа. Суд присудил: в зале суда принести извинения и извиниться в печати. И присудили взыскать деньги. Алексиевич со своей сворой ушла, не извинившись, и обвинила всех. Сказала, что это генерал Чергинец подкупил всех.      Деньги мы с неё выбили. Я дал счёт интерната слепых детей и им перевели деньги.      Такая вот история. И после мы уже писак не подпускали к себе. Потом был другой шок. Книга Алексиевич про Чернобыль. Жуть полная с неправдой.      Она же кричала, что и в Афгане была, а мы так нехорошо к "своей" отнеслись. Да была. Генерал Чергинец подтвердил. Алексиевич была три дня в Кабуле в 1989-м. Чего-то съела не то. И из гостиницы до отлёта не выходила. Поэтому сказки про увиденные Кандагар и Джелалабад написаны для дураков.      Она три дня из гостиницы не выходила и улетела обратно в союз.      Судились с ней три матери. Одна из них, уже Царство Небесное, ушла, благодаря Алексиевич - Мама Головнева Инна Сергеевна.      В один день мы встретились с Павлом. Он cпрашивает: "Знаешь, сколько наших уже ушло в мир иной?" Отвечаю: "Да, заезжал на Чижовское кладбище и все видел. Не думал когда-то, что увижу, что вот так - как косой по ребятам прошлись. С 1985 года всех погибших ребят, которые приходили грузом "200" в Минск - я их всех помогал хоронить. Даже уже когда был в Чернобыле и то приезжал всегда. И находил возможность проводить в последний путь. Меня звали все "афганский батюшка". И я до сегодняшнего дня помню, как кого звали и где кто лежит, на каких кладбищах".      Павел - в шоке, не поверил.      Но это так. Сколько историй при похоронах. Bсего мне, правда, тяжело говорить об этом - помню до мелочей. Я за всех родителей был в ответе. Такой был мой крест. И в это же время нам кричали: "Мы вас туда не посылали!" Будто в спину стреляли. A другие добродетели прoплачивали таким, как Алексиевич, за то, чтоб нас бить с другой стороны.      Я Алексиевич предложил съездить на интернациональное кладбище Чижовское. Там захоронена Светлана Бабук, медсестричка погибшая. Я все письма помню наизусть, что она домой писала. Она до гибели своей, оказывается, была ранена в руку и мама, Майя Михайловна, сказала, что она скрыла от них это. Что б нe расстраивать. А в 1985 погибла.       Я звал Алексиевич: "Поехали к маме Светы съездим домой, потом к самой Светлане заедем на кладбище, что б ты почувствовала, что намарала на весь мир". На что она сказала: "Вы очень жестокий человек, Тарас, и мне вас не переубедить". А сколько она "не жестокая" без права на то укоротила жизней матерям? И потом ещё говорила в интервью, что это все у матерей от непонимания ситуации и от бессилия.      Многие знают, кому она отрабатывала..."                                       
По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email
(с) ArtOfWar, 1998-2018

Источник: http://artofwar.ru/s/smolina_a/text_0680.shtml



Рекомендуем посмотреть ещё:


Закрыть ... [X]

Поздравление от классного руководителя выпускнику
С годовщиной встречи с любимым в прозеКонкурс на получение грантов для некоммерческой организацииПервый тост на юбилее от тамадыЯ повторяю как молитву стихПроза произведения о природе


Открытки жду ответ Открытки жду ответ Открытки жду ответ Открытки жду ответ Открытки жду ответ Открытки жду ответ


ШОКИРУЮЩИЕ НОВОСТИ