Поздравления с машиной и домом

Закрыть ... [X]

     


      Достопримечательности Кронштадта
 
        (Смотрите «План экскурсии по Кронштадту»)


      На приложенном плане пунктиром изображён маршрут обхода Кронштадта. Этот маршрут позволит познакомиться со всеми достопримечательностями Кронштадта, которые на плане обозначены кружками с порядковой нумерацией; в тексте под теми же нумерами даны хоть краткие, но всеобъемлющие историкообщественного характера, справки.
      Весь полный маршрут рассчитан приблизительно часов на 4-5. Таким образом посреди маршрута необходимо сделать перерыв, отдых; для этого удобным местом может служить общегарнизонный клуб, с начальством которого безусловно организаторами экскурсии нужно предварительно сговориться. Можно, положим, сократить экскурсию и от Цитадельских ворот отправиться прямо по Ленинской улице на Советскую улицу и оттуда на Площадь Революции, но при этом останется неизученной значительная часть Кронштадта, с любопытными подробностями, и цельного впечатления от Кронштадта не получится.
      Обратный путь с Площади Революции возможен или по прежнему направлению, на которое попадаем перейдя овраг по Висячему мостику, или новой дорогой - по бульвару Советской улицы, затем свернув по Песочной улице на Петербургскую.

Петербургская пристань. (1)

      На настоящем своём месте за Петербургскими воротами и с настоящим своим названием пристань эта существует с 1748 года, когда впервые последовало распоряжение о выборе для Торговой пристани места за Петербургскими воротами. Сначала пристань эта была казённая, затем здесь возникли пристани частных пароходных компаний. С введением нового городского положения 1870 года возник вопрос о переходе пристаней в ведение города, который их сдавал бы в аренду пароходным обществам и тем самым до известной степени мог регулировать пароходчиков. Но дело затянулось и лишь через 10 лет 18 июля 1880 года произошло освящение вновь выстроенной городской пристани. Этой пристанью пользуются лишь летом. Отсюда же зимою начинается зимняя дорога на Ораниенбаум. Ранней весною и поздней осенью пароходы отходят от так называемых Рыбных Рядов, о нём будет сказано ниже. Рядом с этой Петербургской пассажирской пристанью существует так называемая Товарная.

Бульвар на пристани. (2)

      Подъезжая к Кронштадту, морской первоклассной крепости, пассажир думает, что попадает в царство камня, кирпича, железобетона. Но он приятно разочаровывается на первых же парах. С мостков пароходной пристани он входит в первый городской бульвар и затем, идя по городу, он поражён обилием бульваров, садиков, садов и парков в Кронштадте, и впечатление города камня и бетона скорее сменяется впечатлением города-сада. Всякое свободное местечко превращалось в садик, вдоль длинных стен Докового адмиралтейства или заборов дворов офицерских флигелей рассаживали дикий виноград, словом, стремились в этом городе-крепости понасадить как можно более зелени. Посадка деревьев на этом бульваре была начата 20 октября 1893 года, а самый Бульвар был открыт 25 июня 1894 года.

Газовый завод. (3)

      Пройдя Пароходным бульваром и прежде взойти в Петербургские ворота, следует бросить взор направо, где на морском берегу возвышается круглая большая башня бывшего Газового завода, который был заложен частным предпринимателем, взявшем на себя подряд на освещение города газом, 7 июня 1868 года. Таким образом кронштадтский газовый завод явился одним из наиболее ранних газовых заводов в России. При введении электрического освещения деятельность его должна была сократиться, так как для технических надобностей газ в Кронштадте почти не шёл.

Петербургские ворота. (4)

      Петербургскими воротами называются, собственно говоря, на ворота, а значительный пролом в Кронштадтской крепостной стене. Когда-то здесь были действительно ворота, которые и запирались на ночь, но это было в то время, когда вместо стен крепости был земляной вал. Появился этот последний, как и вообще название крепости и города Кронштадта 7 (20) октября 1723 года. таким образом в нынешнем году исполняется 200-летие со дня появления современного Кронштадта. Самый факт закладки крепости записан в «Походном журнале» Петра. Закладке крепости придавали большое значение не только Пётр, но и иностранные резиденты. Резидент, т. е. посол Нидерландов доносил своему правительству: «Его величество намерен завтра со всем двором своим и министрами ехать в Кроншлот - так звалась крепость по имени первого форта, - чтобы там положить первый камень при построении цитадели». Этим сообщением закладке придана была важность европейского события. Пётр по этому поводу издал следующий указ: «Его императорское величество изволит особою своею завтра пополудни во втором часу пойти в поход на Котлин остров и указал в коллегиях объявить, чтобы в тот же поход идти коллегии президентам и всем коллежским советникам и асессорам остаться в коллегиях; и в услышании сего подписаться». Этим указом закладке крепости было придано значение общегосударственного дела, что предопределило небывалую пышность церемонии. Самый поход так описан в «Походном журнале»: «По сигналу 2 октября у Троицкой пристани собрались все суда и тронулись в путь Невою. Ночевали в Галерной гавани. К вечеру 3-го пришли к Кроншлоту и стали у пристани против двора его величества. Их величества ночевали в новом каменном дворце, государь чертил на яхте укрепления Котлина, а потом был на работе и обрисовал место фортеции маленькими ровиками. Следующие два дня, т. е. 5 и 6 октября Пётр тоже чертил, бывая на работах, но закладки нельзя было сделать, так как от сильного ветра вода поднялась и затопила место закладки. 7 октября в первом часу пополудни , тремя выстрелами с Кроншлота дан был сигнал собраться на месте закладки, хотя был сильный дождь. Заложили таким образом: сперва был молебен с водоосвящением и на молебне именована «Кронштадт», а по молебне, наперёд сам его величество изволил положить три дернины, потом её величество государыня изволила положить три дернины, после того прочие все по одной дернине; и как положили все, то его величество угол обрезал, как быть больверку, а с Кроншлота учинена из пушек пальба. Затем солдатам был заложен погреб ( т. е. выкачены бочки с вином и пивом) а знатным господам подношено было по бокалу хорошего вина бургонского. На другой день все суда тронулись в обратный путь». Таким образом произошло крещение крепости и города через 10 лет после закладки первого форта.
      Фронты крепостной ограды были расположены по первой системе Кугорна - тогдашней фортификационной знаменитости, фланги бастионов соединялись куртинами. По западной стороне, к косе, было 6 бастионов, которые звались от имени работавших их полков - Преображенский, семёновский, ингрманландский, лефортовский, бутырский и морской. Окончательно земляные валы были сделаны в царствовании Екатерины II. Знаменитое наводнение 1824 года смыло их окончательно, и тогда он стали отчасти заменяться каменной стеной, соединявшей устроенные вместо валов так называемые оборонительные казармы; стенки, в которых пробиты Петербургские ворота, устроены в 1828-1839 годах.

Гаупвахта. (5)

      Построена одновременно со стенами, в конце 20-х или начале 30-х годов архитектором Анертом, производившим большие работы в Новом Адмиралтействе. Колонны этой гауптвахты так называемого ложно-египетского стиля, довольно редко встречающиеся в русской строительной практике. Главное назначение этой гауптвахты, помещавшейся у главных ворот, была проверка документов приезжавших в город и выезжавших из него. Арестованных в ней обыкновенно содержалось очень небольшое количество.

Водопровод. (6)

      Влево от Петербургских ворот, среди небольшого садика возвышается довольно высокая башня, какой-то своеобразной архитектуры, напоминающей что-то восточное, как будто буддийское. Это - городской водопровод. Возник он в Кронштадте в 1804 году. Кронштадт был одним из первых городов России в котором открылся водопровод. Устроило его Морское Ведомство, причём трубы в этом водопроводе были деревянные. Снабжал этот водопровод водою главным образом здания морского ведомств, обыватель же брал воду из Обводного канала (смотри ниже). Затем, в 1838 году деревянные трубы были заменены чугунными и устроен ряд водоразборных резервуаров для нужд города без всякой платы за воду. Морское ведомство таким образом облагодетельствовало город. Но город рос, увеличивалось население, сильно росло потребление воды, и Морское Ведомство нашло, что ему не имеет смысла содержать водопровод, - что это дело города. В 1869 году начались обсуждения городскою думою совместно с домовладельцами вопроса о водопроводе. В самую решительную минуту, когда казалось вопрос выяснен, общее желание иметь водопровод определилось, оставалось только зафиксировать согласие, в задних рядах собрания стал раздаваться неясный шум. Шум рос, увеличивался, звучали отдельные голоса, - всё больше звенели женские, крикливые. На последних стульях сидели домовладелицы, представительницы «прекрасного слабого» пола. И когда городской голова приподнялся со своего места и хотел задать вопрос: «Почему этот протест?» - из среды взволнованных представительниц Кронштадта вырвалось единодушное:
      «Не надо!
      - Чего не надо? - засуетился и городской голова и другие гласные и авторы проекта устройства водопровода.
      - А вот этого самого водопровода не надо! Нечего мутить! Нечего новости вводить; жили на Горе, на Козьем болоте, водовозы воду возили, и всё было по божески - а тут огнём воду пущать!! Мыслимо ли это!?!»
      И дружное визгливое бабье «не надо» продолжало звучать в думской зале, и городскому голове пришлось отложить до другого раза обсуждение такого существенного для города вопроса. Вопрос, конечно, в конце концов был решён и город, совместно с морским ведомством, заключил в 1874 году на 35 лет, т. е. до 1909 года, договор с инженер-полковником С. И. Ясюковичем и Почётным гражданином И. Н. Синебрюховым на устройство по всему Кронштадту на протяжении 23 вёрст водопроводов. Построив водопровод, строители передали его в эксплуатацию учреждённому ими же акционерному обществу. Невская вода достигает Кронштадта, и в виде течения проходит по Северному и Южному фарватерам Кронштадта. Этим и воспользовались при устройстве водопровода, приведя водоприёмник до этой невской струи. Но во время морских ветров, что бывает особенно часто осенью, вода нагоняется с моря и принимает солоноватый вкус. И в былое время в объединениях местных газет можно было читать такие строки: « Ежедневно привозимую невскую воду с сего 17 сентября можно получать по 4 коп. за ведро в Рыбном ряду у обеих пристаней»; существовал особый промысел, - на барках привозили из Петербурга воду и продавали для самоваров, так как особенно чай трудно было пить из пригнанной морской воды.
      Вопрос о воде был для Кронштадта обычным российским вопросом: ряд анализов доказывал, что вода плохая, что нужно принять средства для очистки воды, но всё дело ограничивалось паллиативами.

Лютеранская церковь св. Елизаветы. (7)

      Лютеранская церковь, помещается на правой стороне от Петербургских ворот, почти напротив городского водопровода, является типичным примером постройки церкви в романском стиле, в подражание римским так называемым базиликам. Заложена эта церковь была 22 июля 1834 года, после того, как сгорела первоначальная деревянная церковь; строилась она два года и была освещена 20 декабря 1836 г. Проект составил и постройку производил военный инженер Белль; 145 тысяч рублей на постройку церкви было ассигновано из государственного казначейства.

Эстонско-финско-шведская церковь во имя св. Николая. (8)

      Помещается напротив только что описанной и является готической постройкой, довольно выдержанной в этом стиле. Вообще надо отметить, что для изучения архитектурных стилей церкви Кронштадта дают большой материал. Здесь имеются две лютеранские церкви романского и готического стилей, католическая в виде Пантеона, морской собор - копия св. Софии в Константинополе и церковь в псевдорусском стиле, так называемом петушином, - Владимирская; кроме того есть любопытная церковь Богоявления в стиле русской готики, если так можно выразиться. Эстонская церковь освящена 28 июля 1868 года.

Мечеть. (9)

      По той же Петербургской улице, через квартал, помещается на углу небольшой деревянный домик, на одном из флюгере которого приделан серп месяца; он так мал, что обыкновенно и не замечается. Это и есть магометанская мечеть. Но поднять и эту эмблему разрешили только 17 февраля 1905 года. До этого времени полагали, что появление луны на крыше домика будет оскорблять религиозное чувство православных обитателей Кронштадта.

Церковь Богоявления. (10)

      К обозначенной церкви и нескольким достопамятностям в этой местности (11, 12, 13, 14) экскурсия не подходит, а знакомится с ними издали. Вся эта восточная часть Кронштадта является наиболее возвышенной частью острова и до сих пор ещё зовётся «горою» и «песками». «В Петровское время, - говорится в «Описании С.-Петербурга и Кроншлота 1710 года», - ещё замечательны два огромные старые дуба - большая редкость в этих местах. Его царское величество с первой минуты своего учреждения на острове содержит их в особом почёте и приказал обнести палисадником, а в тени их устроить маленькую сквозную беседку, откуда прекрасный вид на море и на рейды, в которой он пирует в летнее время. На тот же конец в одном из дубов вырублен, по приказанию царя, небольшой створчатый поставец для стаканов и тому подобному». Дубы эти, конечно, не сохранились до нашего времени, но местоположение их нам известно потому, что в 1722 году рядом с ними царь приказал построить вторую по счёту в Кронштадте церковь, морскую Богоявленскую. Церковь эта была освящена 24 мая 1731года, она была деревянная и имела такую высокую, многоярусную колокольню, которая была видна из Петербурга. Церковь эта просуществовала до 1841 года, т. е. 110 лет, когда была за ветхостью разломана. И на её месте, или вернее в ограде прежней церкви, архитектор Колос построил и поныне существующую деревянную, своеобразного стиля, который я называю русскою готикою. Церковь была освящена 23 сентября 1862 года. Среди предметов, хранившихся в ней, были интересны евангелие 1754 г. и небольшой с эмалью Андреевский крест на белом круглом медальоне, из слоновой кости, вставленном в рамку тёмного бамбукового дерева. Медальон и рамка работы Петра I.

Госпиталь. (11)

      Занимает громадный участок в северо-восточной части Кронштадта. Главное здание госпиталя выстроено в виде буквы Н. Оно состоит из трёх больших трёхэтажных корпусов (до 60 саж. длиною): двух боковых, западного и восточного, расположенных с севера на юг и одного среднего, соединяющего средины первых двух. В каждом этаже этих двух корпусов имеется по одному длинному центральному коридору, по сторонам которого расположены палаты. Коридоры освещаются только через окна находящиеся на концах их и через стёкла палатных дверей.
      Одною из особенностей морского госпиталя было то обстоятельство, что он, вследствие отсутствия в городе городской больницы, обслуживал не только моряков, но и гражданское население, и в госпитале таким образом было и женское отделение.
      До 1897 года морской госпиталь ничем не отличался от обычного типа этих госпиталей, но в этом году главным доктором был назначен В. И. Исаев.
      При нём госпиталь превратился из обыкновенной мрачной Николаевских времён казармы в благоустроенное лечебное заведение. С этого времени началась чисто научная деятельность госпиталя. Не мало вышло научных трудов из лаборатории и кабинетов госпиталя, и не один из морских врачей вышел на широкую научную дорогу - профессор Чиж, Груздев, Вестерник, Поленов, Белоновский, Шор и др.
      История госпиталя представляет собою также любопытную страничку из жизни наших медицинских учреждений. Открыт он был в 1717 году; специального помещения для него не было и он ютился то в деревянных небольших казармах, то в каменных губернских (о них ниже) домах, то в офицерских флигелях, то в оставшихся пустыми дворцах. Неоднократно начинали для него строить специальные помещения, которые строились деревянными и неоднократно сгорали, или постройка велась так нехозяйственно и здание выходило настолько сырым, что даже в те времена не считали возможным помещать в них больных. Затем была борьба из-за денег. Каждую ассигновку приходилось вырывать чуть ли не зубами. Начальство чуть ли не до самого последнего времени держалось гоголевского принципа: «Человек простой: если умрёт. то и так умрёт; если выздоровеет, то итак выздоровеет - на все требования врачей смотрело, как на фанаберию учёных людей.
      Перед главным Подъездом госпиталя в саду построен памятник бывшему врачу В. И. Исаеву.

Центральные мясные склады. (12)

      Построенные незадолго до нашего времени с соблюдением последнего слова техники эти склады обслуживали нужды гарнизона Кронштадтской крепости. Внутренний осмотр их безусловно должен входить в цикл школьных экскурсий местных учебных заведений.

Конспиративная квартира. (13)

      Это одна из немногих приведённых в известность конспиративных квартир Кронштадта. Она помещалась по Чеботарёвой улице д. № , кв. № . Здесь были розданы бомбы участникам покушения на Кронштадтский Военный Суд. Заговорщики тогда успели только выйти из квартиры, как были арестованы. Суд их приговорил к повешению. Смертная казнь была произведена и над женщинами, обе были курсистками Бестужевских курсов.

Дом на углу Богоявленской и Бочарёвой улиц. (14)

      Этот дом был одним из первых занятых красноармейцами при общем штурме Кронштадта 16 марта 1921 года. Дом этот выходит и на Обводный канал, и отступающие кронштадтцы поставили на Пешеходном мостике, ведущем к Классам Гальванёров, орудие и стреляли из него в означенный дом. Дом сильно пострадал, были жертвы, среди них грудной младенец; снаряд убив его, пощадил мать, державшую младенца на руках. Небольшая площадь у Обводного канала вся была завалена трупами осаждавших, но, укрепившись в этом доме, красноармейцы повели отсюда правильную атаку на город.

Сиротский дом. (15)

      Появился в 1831 году 18 октября, как приют для детей, оставшихся сиротами после невероятно сильной холеры, свирепствовавшей в России и Кронштадте в 1831 году. Затем он постепенно преобразовывался в низшее женское учебное заведение, предназначавшееся для сирот штаб- и обер-офицеров, а на практике из нижних чинов. Местные филантропы жертвовали на приют деньги. Синебрюхов пожертвовал в 1840 году 25 тысяч рублей - эта сумма дала возможность на подаренном морским ведомством месте построить сперва деревянный, а когда он сгорел, то и каменный дом. Прекрасно себя чувствовала администрация и прикосновенные к приюту лица, для которых «сироты» были предметом эксплуатации. Этот дом является ярким памятником лицемерия былого времени.

Хлебопекарня Морского Ведомства. (16)

      Зародилась 24 марта 1873 года. Неоднократно потом перестраивалась, реорганизовывалась, чтобы всегда быть согласно последнему слову техники. А в настоящее время в этой хлебопекарне, являющейся иносказательно брюхом Кронштадта, хлеб производится механическим путём - механически мука размешивается в тесто, тесто это по особым рукавам идёт на столы, где при желании его может резать на караваи механический нож, и с помощью особых тележек оно поступает в печи. Во время нашего голода, на этой хлебопекарне было применено очень интересное открытие просеивания муки. Имевшиеся сита заграничной выработки рвались, ремонтировать их было мудрено, и машинист хлебопекарни взял простой лист жести и коловоротом просверлил ряд мельчайших дырочек; получилось нечно вроде сита, которое прекрасно обслуживало хлебопекарню. Производительность этой хлебопекарни такова, что она может вполне обслуживать весь Кронштадт, но бюрократизм всё ещё силён, и рядом с этой механической хлебопекарней существует ручная работа, не у частных предпринимателей, а у казённых учреждений. Эта хлебопекарня должна входить в цикл экскурсий местных учебных заведений.

Новое Адмиралтейство. (17)

      Новое Адмиралтейство располагает следующими мастерскими: Столярной, Строгальной, Котельной, Купорной, Малярной, Фанерной, двумя Такелажными, двумя Шлюпочными, Кузницею, Парницею, для леса, Парусной, Флажной, Лесопильным заводом, Блоковою и Мачтовою мастерскими. Самых важных при больших доках мастерских судостроительно-ремонтного характера не имеется, как видим, в Новом Адмиралтействе вовсе; если поэтому приходится чинить корпус судна, стоящего рядом с Новым
      Адмиралтейством в одном из больших, принадлежащих к нему доков, то, сняв, например, лист обшивки, надо везти его примерно за две версты в Доковое Адмиралтейство, где находятся соответствующие мастерские; совершенно ту же процедуру приходится проделывать со всеми материалами и шаблонами. Если при этом принять в расчёт, что все существовавшие в Кронштадте Адмиралтейства, т. е. Новое, Доковое и Пароходный завод (о них ниже) не представляли из себя одного целого, лежащего на общей территории учреждения, совершенно изолированы и даже окружены каменными стенами, причём для прохода в ворота каждый раз требуются письменные пропуска, то не должны казаться преувеличением слова одного корабельного инженера, долгое время работавшего в Кронштадте, и утверждавшего, что нормальным временем для доставки каких-либо громоздких материалов из Нового Адмиралтейства в Доковое и обратно (на протяжение менее 2-х вёрст) - является полрабочего дня, и что скорейшей доставки при всём желании нельзя было добиться.

Доки Николаевский, Александровский, Константиновский, Алексеевский. (18)

      Рядом с большими доками в Новом Адмиралтействе расположен Лесной Двор с обширными складами лесных материалов, отделённый от доков дорогой, идущей на стенку Военной и Средней Гавани. Хотя Николаевский док лежит несколько дальше от Нового Адмиралтейства, но он составлял часть его, поэтому мы и говорим о нём в этом месте, вместе с другими тремя доками. Николаевский док вдвинут внутрь вод Средней гавани, лишён каких-либо мастерских и расположен так, как будто это не сухой, а плавучий док, который со всех сторон должен быть окружён водою; подобного второго примера неудобного расположения сухого дока нельзя указать на на одном заводе или адмиралтействе, - недаром же он был построен в Николаевскую эпоху. Он был закончен в 1844 г. и первоначально для выкачивания воды из него были поставлены 2 паровые балансирные машины низкого давления, откачивающие воду из дока в течение 4 суток, но впоследствии при замене помп новыми, этот срок уменьшился до одних суток. Константиновский док был начат постройкою в 1861 году, закончен в 1876 году, причём обошёлся в 2.725.000 руб., Александровский док начат в 1892 году, закончен в 1896 году, при чём оба этих дока при весьма плохом и неплотном наносном грунте Кронштадта были связаны с очень сложными гидротехническими сооружениями: достаточно указать, что некоторые работы пришлось производить на глубине 54 ф. ниже ординара. Размеры этих доков следующие:
      Константиновский: длина - 490 ф., ширина - 115 ф., средняя глубина - 31 ? ф.
      Александровский: длина - 600 ф., ширина - 124 ф., средняя глубина - 36 ? ф..
      Откачка воды из доков производится с помощью 5 турбин, опоражнивающих каждый док в 3-4 часа. Облицовка доков частью гранитная, частью из тёсанной плиты, очень тщательная, так что доки дают очень немного фильтрации.
      Наконец, 30 июля 1911 года заложен был пятый док - Алексеевский; его полезная длина 750 ф., общая длина 836 ? ф., ширина входа 118 ф., средняя ширина 120 ф., глубина на пороге 35 ф. Это один из самых больших, не только русских, но и иностранных доков; в прошлом году в него, например, вводился «Ермак».
      Говоря об Адмиралтействе, о доках, вообще о мастерских Кронштадтского порта, нельзя не подчеркнуть одного интересного явления, которое служит блестящей характеристикой «доброго» старого прошлого. До 1860 года работы в Кронштадте производились так называемыми казёнными рабочими экипажами, которых счётом было 11, и в которых числилось около 10000 человек. Рабочие экипажи комплектовались преимущественно из рекрут, предназначенных к службе на флоте, хотя частью туда попадали и казённые крестьяне, знакомые с ремёслами; срок службы в этих экипажах считался 25 лет, причём каждый чин команды экипажа должен был быть приписан к одному из цехов, имеющихся в Кронштадтском порту. Когда же наняли вольнонаёмных мастеровых для исполнения всех портовых работ, то число 10000 человек сразу сократилось до 3917 человек, т. е. другими словами, в течение полустолетия, пока существовали рабочие экипажи с установленным штатом постоянным числом казённых мастеровых, ежегодно совершенно напрасно держалось и содержалось 6.083 человека - количество колоссальное. И высшее и низшее морское начальство того времени без всякого стеснения пользовалось мастеровыми рабочих экипажей для своих надобностей, ничего общего не имевших ни с ремонтом судов, ни с судостроением. Считалось очень хорошим, если 2/3 всех наличных рабочих экипажей действительно находились на работах, составлявших их прямые обязанности; обыкновенно до ? состава рабочих экипажей были переведены, негласным, конечно, путём в дворники, кучера, сторожа, лакеи, огородники и для надобностей домашней казарменной жизни. Но так как весь громадный штат экипажей содержался за счёт ремонта и постройки судов, то само собой, понятно, во что должен был обходиться этот ремонт.

Пароходный завод. (19)

      Рядом с Николаевским доком почти на островке, размером 80х150, расположен Кронштадтский пароходный завод, который был начат постройкою в 1847 году и окончен в 1857 году. На оборудование завода было употреблено 3.582.809 руб. Это был первый по времени пароходный завод.

Машинная школа. (20)

      Помещается на той же Октябрьской улице, занимая громадный участок по этой улице, Обводному каналу и Бочарной улице. Проходя по Октябрьской улице нельзя не обратить внимание на чугунную мостовую. Эту мостовую в начале 60-х годов прошлого столетия ввёл в практику кронштадтской жизни один из директоров - начальников Пароходного завода, мотивируя необходимость введения такой мостовой её крепостью и ненужностью ремонта.
      Машинная школа является одной из многочисленных школ, существовавших в Кронштадте специально для нижних чинов моряков. Дело в том, что морская служба и особенно служба на большом современном судне требует от моряка не одного фронта и выучки, но и знания. Между тем очень боялись, что образование вызовет столь страшное для былого режима критического отношения. И поэтому общего образования моряку не давали, но его натаскивали по узким специальностям, причём прохождение этой специальности обставляли следующим неизменным условием: максимум практики и минимум теории. Вот и появились машинная школа, минная школа, школа рулевых и т. д. и т. д. Машинная школа начала функционировать с 1885 год, современное здание мастерских школы с очень оригинальным фасадом было воздвигнуто в 1905 году.

Обводный Адмиралтейский канал. (21)

      В мае месяце 1783 года в Петербургском адмиралтействе возник пожар, который хотя и окончился сравнительно благополучно, но перепугал Екатерину II, и она поручила адмиралу Грейгу составить проект переноса Адмиралтейства из Петербурга в Кронштадт. Грейг полагал:
      «1) отделить в Кронштадте место для Адмиралтейства около Петровского дока и обвести его особым рвом или, как его называют, обводным каналом;
      2) внешнюю сторону одного рва оградить железным палисадником в вышину 10 или 12 футов с фонарями, расположенными на пристойных расстояниях вдоль палисадника;
      3) ставить всех часовых с наружной стороны железного палисадника и в пристойном расстоянии один от другого вокруг всего адмиралтейства; и так часовые, стоящие с наружной стороны оного палисадника во время ночи, помощью света от фонарей, ясно могут видеть всё происходящее внутри рва и примечать, не закрался ли кто в ров с каким злым намерением, во время зимнее когда он замёрз. да и всякий способ к ухищрению им самим пресечён, как и другим;
      4) вокруг адмиралтейства за палисадником иметь широкую чистую улицу, где бы никакие прячущиеся зажигатели или вор не могли укрыть себя и притаиться;
      5) ров для окружения адмиралтейства сделать в 8 сажен ширины для удобнейшего прохождения судов и в каждом углу небольшой резервуар в 10 саж. ширины и 20 саж. длины, дабы барки с лесом могли свободно оборачиваться, которые иногда бывают в 18 саж. длины и больше. Глубиною оный ров полагается быть от 8 до 9 фут ниже ординарной воды, дабы всякое судно, которое через Петербургский фарватер пройдёт, могло и в оный войти;
      6) во внутренней стороне оного рва расположить магазины и лесные сараи вдоль, подле самого рва в расстоянии один от другого на 15 сажен, которое расстояние полагается быть построено кирпичное глухою стеною к стене рва, равного наружной стороне магазинов;
      7) в оных магазинах предположено иметь железные двери в нижнем и верхнем этажах для нагрузки и выгрузки припасов и материалов. Оным дверям надлежит быть всегда запертыми, кроме в сих случаях (т. е. погрузка и выгрузка), дабы пресечь всякое сообщение между рвом и внутренностью адмиралтейства; также несколько небольших окошечек с железными решётками и затворами для прохождения воздуха. А ежели какой злоумышленный человек успеет перейти через палисадник и ров, он ещё встретится с каменною стеною и железными воротами, через которые он должен пройти, прежде нежели войдёт в адмиралтейство, и едва ли возможно будет ему сделать так, чтобы его не приметили часовые, стоящие на другой стороне рва;
      8) обоим же ходам в ров быть закрытыми бонами и решётками, кроме только, когда проходят суда.
      Сей железный палисадник с фонарями и дикий двухфунтовый камень, в котором он будет иметь основание во всю окружность Адмиралтейства, по моему исчислению обойдутся около 100.000 руб.»
      Это мнение адмирала Грейга было препровождено в адмиралтейств-коллегию, которая с ним не согласилась, настаивая главным образом на том, чтобы Обводный, или как тогда называли «Проводный» канал был выкопан не снаружи адмиралтейства, но внутри его. Императрица Екатерина II приняла сторону Грейга, и Проводной канал стал возникать так, как он сохранился по наше время. Я подчёркиваю «стал возникать», потому что, принимая во внимание ту поспешность, с которою возник проект переноса адмиралтейства в Кронштадт, можно было предположить, что с такою поспешностью будут производиться работы.
      Но это предположение конечно, окажется несправедливым. Прежде всего проект переноса Адмиралтейства из С.-Петербурга в Кронштадт так и остался проектом: многочисленные адмиралтейские чиновники, проживающие в Петербурге вовсе не были расположены менять своё петербургское жильё на погребение в каком-то захолустном Кронштадте. Были двинуты в ход все пружины, всё влияние, и высочайшая воля о переносе адмиралтейства сама собою аннулировалась. немалую роль в этом отношении сыграла цифра предстоящего расхода по переносу Адмиралтейства - этот расход равнялся 8.624.268 руб. 50 коп. «И хотя - прибавляла коллегия в своём докладе - онная сумма, конечно, велика, но всемилостивейшая государыня, конечно, в расположении своём, имея в виду и полагая сделать Адмиралтейство города Кронштадта совершенно достаточное с надёжнейшею крепостью воссоздательницы сего знаменитого места и величество империи» (т. е. Кронштадта).
      Конечно, «слава воссоздательницы» довольно завлекательная вещь, но когда оно оценивается в такую крупную цифру, то эта слава незаметно отходит на задний план, проект остаётся только проектом, и работы по выполнению его пойдут черепашьим шагом.
      Адмиралтейство не перенесли в Кронштадт, но место под Адмиралтейство отвели, начали рыть и Обводный канал - решётка его со стороны нынешних улиц Карла Маркса и Советской - сделана в екатерининское время по рисунку , утверждённому Грейгом.
      Но за всё екатерининское время не успели доделать канал, и 16 июля 1798 года был вызов желающих приступить к работе 128 сажен Проводного канала, начали эти работы в апреле 1799 года и окончили в 1800 году.

Деловой двор. (22)

      Тянется вдоль восточной части Обводного канала, имея вход с Октябрьской улицы. На нём находились обширный Канатный завод и Электротехнические мастерские. 8 февраля 1896 года Канатный завод сгорел.

Летний сад. (23)

      Летний сад возник в 1809 году, когда были скуплены помещавшиеся на его месте частные участки с садами и соединены в один общий сад. Средняя аллея сада происхождения более раннего - она остаток ещё Петровской прешпективы, служившей продолжением Петербургской улицы, пересекавшей овраг и шедшей к бывшему центру Кронштадта - линии, так называемых, Губернских домов. На горке, сохранившейся до нашего времени долгое время помещался питейный дом. Тут же неподалёку был петровский домик, как кажется, точная копия саардамского домика. По приказу одного из кронштадтских начальников, этот домик «из-за ветхости» был разобран - характерный образчик нашего отношения к памятникам старины. Первое время своего существования Летний сад был местом общественного гуляния, по воскресеньям и праздничным дням в нём играл специально командируемый от морских частей оркестр. Затем часть сада была отведена для дачи военных губернаторов, далее отвели значительный участок под сад летнего помещения Морского собрания, а в части, оставшейся в общем пользовании, разрешили устроить ресторан, и сад принял очень неприятный характер.

Памятник «погибшим на клипере «Опричник». (24)

      24 июля 1858 года клипер «Опричник» вышел из Кронштадта в кругосветное путешествие, 28 ноября 1861 года было получено от него последнее известие - таким образом было ясно, что клипер погиб в Индийском океане во время свирепствующих там бурь. На клипере погибло 8 офицеров, 14 унтер-офицеров, 73 низших чина. 31 октября 1873 года в Летнем саду был открыт памятник, который состоит из довольно большой гранитной скалы, утверждённой на гранитном фундаменте. Сверх скалы лежит надломленный якорь и цепной канат. В скале на самом верхнем крае водружён флагшток с приспущенным военным флагом, конец которого красивыми складками облегает скалу. В скале на бронзовой доске вырезаны имена погибших офицеров и число нижних чинов и унтер-офицеров.

Электрическая станция Морского Ведомства. (25)

      Эта станция является характерным примером неумения в былое время «экономить». Вместо того, чтобы открыть одну большую станцию, которая могла бы удовлетворить электричеством весь небольшой городок, разрешали каждому ведомству открывать свои станции, и таким образом, в Кронштадте имеется ряд электрических станций.

Губернские дома. (26)

      Июльская улица, а ранее Макаровская и Поморская, по своей правой стороне имеет линию так называемых губернских домов, т. е. тех домов, которые были построены при Петре на средства существовавших тогда губерний в России. О постройке этих домов остался указ следующего содержания: «объявить всем губернаторам, чтоб каждый сего года (указ дан 10 марта 1714 года) приготовили, а в будущем начали строить каменные дома, а именно с пяти по двору в год». По этому расчёту в один год должно было быть построен 31 дом. На самом же деле только к 1714 году было выстроено 47 домов, как значилось в описи. Дома эти, как мы говорили, сохранились по наше время, но с некоторыми видоизменениями: в настоящее время это трёхэтажные дома, соединённые между собою заборами. При Петре нижний этаж представлял собою галерею аркадою, нынешние заборы также были галереею, за этими галереями помещались лавки. Таким образом, в первом этаже петровских домов должен был быть первоначальный гостиный двор, а галереи были предназначены «для гуляния публики в дождливую погоду». Во втором и третьих этажах были казармы и отводились помещения для офицеров. Внешний вид петровского губернского дома сохранился в Кронштадте в доме, выходящем на угол проспекта Ленина и площади Мартынова и обозначенный на нашем плане под № 55.

Артиллерийские мастерские. (27)

      Помещаются по той же Июльской улице на стороне, расположенной к гавани. Они отличались всегда тщательным оборудованием, соответствующим последнему слову техники и обслуживали всю крепостную артиллерию Кронштадта. По Июльской улице мимо этих мастерских идут рельсы железной дороги, которая обходит кругом всего города и заходит на все, так называемые, сухопутные форты. Постройка этой железной дороги началась в 1861 году, когда было сделано 3.226 сажен железных дорог; первое время движение вагонов по ней производилось людьми, затем была открыта городская станция, и движение стало производиться паровозами.

Арсенал. (28)

      На месте Арсенала, в дни Петра была проложена далеко в гавань дамба, ведущая к устроенному на сваях посреди гавани каменному дворцу Петра. Каков был этот дворец, долго ли он существовал […] - мы этого не знаем и можем лишь высказать предположение, что кронштадтский дворец мог походить на известный подзорный дворец Петра в Петербурге.
      Самый же арсенал в Кронштадте впервые появился 27 декабря 1809 года, когда Александр I повелеть соизволил учредить в Кронштадтском порту близ Штурманского училища, Арсенал для помещения в нём разного оружия. Когда и где был построен этот Арсенал нам неизвестно, нынешнее же здание с пирамидами ядер вокруг него и с расставленными снаружи орудиями появилось в 1836 году. В былое время в Арсенале был ряд интересных моделей, а также старинных орудий.

Дом Главного командира порта. (29)

      И этот дом является перестроенным и неоднократно ремонтированным домом Петровского времени. Главный ремонт был сделан в 1853 году, когда этот дом был отведён под квартиру для великого князя Константина Николаевича, который был сделан генерал-адмиралом и по своей должности обязан был довольно часто приезжать в Кронштадт. И вот для этих приездов с затратой громадных сумм и был ремонтирован и переделан старый петровский дом . Затем он был отведён для квартиры главного командира порта и. конечно, каждый новый командир и ремонтировал и исправлял его на свой образ. Последний кронштадтский командир адмирал Вирен был убит около этого дома в февральскую революцию.

Петровский парк. (39)

      За время революции получил название Парка Свободы. Ещё в 1752 году на его месте было значительное болото и вызывались желающие «в Кронштадте против его императорского величества дворца, между параллель линиями и берегом от дворцовой пристани, перенести из Красной улицы и из бассейна от бугров глины значительное количество кубических сажен». Ко времени Николая I это место было превращено в плацпарадную площадь, по торжественным дням здесь устраивались парады, смотры, а в будни довольно часто производилось и наказание шпицрутенами. Шпицрутен - слово немецкое, но вполне акклиматизированное у нас в России, - назывался прут, толщиною такою, что в дуло ружья можно было опустить только три шпицрутена. Прутья брались из берёзы, черёмухи, мочились в уксусе, солёной воде, кипятились, приобретали крепость, жёсткость, упругость. Такими шпицрутенами снабжались солдаты и выстраивались в две шеренги, образовывая так называемую Зелёную улицу. Преступника, присуждённого к наказанию шпицрутенами, раздевали по пояс и привязывали руками к дулам двух ружей; за эти ружья два солдата вели преступника через так называемую Зелёную улицу. С левой стороны шло начальство, с правой - врач. Когда наказываемый проходил мимо стоявшего в шеренге солдата, последний должен был ударить наказываемого шпицрутеном по спине изо всей силы. Начальство шло для наблюдения, чтобы солдаты били как следует, и не делали поблажки. А доктор шёл с другой стороны вот для чего, - на двухсотом, трёхсотом ударе спина наказываемого обращалась в сплошной кровоподтек, наказываемый лишался чувств, тогда доктор говорил: «довольно». Наказание прерывалось; наказываемого отвозили в госпиталь, там залечивали его спину и снова отводили на плац-парад дополучить недоданное число шпицрутенов. А так как присуждали к нескольким тысячам ударов, то бывали случаи, что наказываемый бывал 5-7 раз на наказании. Но обыкновенно на 500 ударе человека забивали насмерть. Наши самодержцы, начиная с Елизаветы Петровны, кичились, что в России нет смертной казни, и с лёгким сердцем подписывали приговоры к 5, 7 и даже 10 тысячам ударам шпицрутенами. В этом отношении особенно отличался Николай I. В праздники плац-парад, в будни шпицрутены, а на масленицу на этой площади устраивались для простонародья горы, на которых изредка каталась и благородная публика.
      В 1861 году Н. И . Валуев разбил Петровский парк. Парк был разбит по смешанной голландско-французской системе разбития парков. В 1882 году стали устраивать вокруг парка существующую поныне решётку. В 1905 году устроили фундамент из цоколя и бетона для «Полуденной пушки» - т. е. той пушки, из которой делают холостой выстрел в 2 часа дня. В 1872 году выстроили вновь помещение для ресторана на берегу гавани - этот ресторан был известен среди кронштадтцев под именем «Бекеши».

Памятник Петру Великому. (31)

      Посреди Главной аллеи Петровского парка, лицом к гаваням, возвышается памятник Петру I. открытый 27 мая 1841 года. Памятник этот работы малоизвестного у нас скульптора Жако, очень любопытен; Пётр изображён после Полтавской победы. После постановки этого памятника площадь, а потом и парк получили название Петровского.

Каменная пристань. (32)

      Пристань, находящаяся в Петровском парке, предназначалась для приезда высокопоставленных лиц. С неё можно очень хорошо обозреть находящиеся здесь гавани Кронштадта.

Кронштадтские гавани. (33, 34, 35, 37)

      В 1710 году значительному числу пленных шведов назначено было собирать камень для будущей гавани, а в 1713 году началась её постройка по первоначальному плану, который в 1715 году был заменён новым, впоследствии выполенным, существующим по днесь.
      Нужно прежде всего подчеркнуть следующие особенности при построении гавани:
      1) незначительность количества людей,
      2) невозможные условия жизни и обстановки рабочих людей и
      3) недостаток материалов и средств.
      Если следить по указам, помещённым в полном собрании законом, то число рабочих было более чем достаточное; так, в декабре 1715 года последовало распоряжение «отослать на Котлин для открытия гаваней Московской, Архангелогородской, Казанской, Нижегородской и Азовской 1.48 человек», - но если от указов обратиться к табелям рабочих, которые велись на Котлине, то мы увидим, что большинство указов не выполнялось, и число рабочих было более чем незначительно. Затем обратим внимание и на такое обстоятельство. 28 ноября 1717 года Пётр выговаривает главному строителю гаваней: «Понеже я слышал, что при гаваней работе посоха (т. е. присланные из губернии рабочие люди) так без призрения и особливо больные, что по улице мёртвые валялись, а от больных и ныне остаток вижу, милостыни просят». - Мёртвые рабочие валялись около работ в гавани и, очевидно, это были не единственные случаи, а многочисленные, так что это обстоятельство дошло до Петра. На недостаток материалов и средств указания делаются подрядчиками чуть ли не ежедневно и самым характерным подтверждением служит указ Петра, чтобы ломались на доски приходившие в Петербург суда, - доски шли на саванное строение.
      Гавань делалась, конечно, деревянным строением - забивались два ряда шпунтовых свай в расстоянии друг от друга равном ширине будущей стенки, вода выкачивалась и пространство между сваями заполнялось камнем, глиной, фашинами. Стенка возвышалась над уровнем моря настолько, чтобы она не заливалась. На стенке делались соответственные расширения для укрепления, для постановки орудий. Стенку эту неоднократно ремонтировали. В 1859 году, после крымского поражения обратили серьёзное внимание на кронштадтские гавани и по далёкому промеру оказалось, что на водной площади внутри тогдашних деревянных стенок гавани глубина колебалась от наибольшей в 22 фута до наименьшей в 4 ф. Работы по углублению гаваней до 28 ф. были сданы подрядчику Бенардаки за 2.475.101 рубь и произведена им в течение 10 лет, причём за всё это время было вынуто 196.678 пудов. В том же 1859 году была начата по частям постройка превосходных гранитных набережных и стенок, равных которым по прочности и массивности нет ни в Англии, ни в Германии. Постройка стенок была закончена в 1882 году и обошлась в 4.300 тысяч рублей.
      Стоя на пристани, легко указать на Лесную гавань (33) самую отдалённую, затем угол Военной гавани (34) - место сосредоточения наших военных судов и Среднюю (35), самую обширную часть гавани, в этой Средней надо отметить ворота, через которые проходят суда.

Башня Меншикова. (36)

      Он началась построкою в 1842 году и продолжалась до 1850 года, в котором году было произведено её вооружение. Эта казематированная башня предназначалась для главной защиты Средней и Военной гаваней, но с изобретением дальнобойных орудий, конечно, значение её как укрепления пропало, и последнее время она была превращена в морскую тюрьму и как следовало, таковая была подожжена во время февральских событий.

Купеческая гавань (37)

      Отделяется от Средней гавани выводной частью Петровского док-канала. По стенке этого канала доходим почти до конца Средней гавани, здесь имеется так называемый понтонный [доковый] разводной мост, пройдя который, попадаем на наружную стенку гавани и можем дойти до вышеуказанной башни Меншикова. Она названа не в честь петровского Меншикова, а его потомка, морского министра при Николае I, который отличался острословием, причём не щадил и самого себя. От этой башни представляется дивный вид на Кронштадт. Для прохода к этой башне надо иметь специальное разрешение.
      Так как в настоящее время Коммерческий порт окончательно переведён в Петербург, то Купеческая гавань представляет из себя интерес только исторический, она воспоминание о той блестящей поре Кронштадта, когда в этой гавани стояли в несколько линий громадные пароходы (максимум, который мог поместиться в гавани, - 36 пароходов), когда на рейде ожидало своей очереди до 20 пароходов, и тогда часть Купеческой гавани, наиболее мелкая и носившая название «Каботажной», была вся битком забита барками, плашкоутами с лесом, когда в гаванях была такая теснота, что трудно было подвести к пароходу лихтер, - так называются неглубоко сидящие суда, на которые перегружали груз с океанского парохода, чтобы доставить его в Петербург.
      В 1910 году экспорт, т. е. вывозка леса из Кронштадта, выразился в сумме 10.518.555 рублей, а импорт угля в Кронштадт в сумме 124.254.634 р. и во время навигации пришло 794 парохода.
      Мы считаем здесь нужно более подробно подчеркнуть существовавшую аномалию Купеческой гавани, о которой мы уже вскользь заметили при справке о Морском канале. Эта аномалия очень характерна для былой дореволюционной России.
      Самостоятельно кронштадтского коммерческого порта юридически не существовало, так как в общем списке торговых портов он не значился, не имея портового управления и присутствия по портовым делам; в действительности же, как показывала жизнь, он не только существовал, но и занимал выдающееся , чуть ли не первое место среди других портов России по своей обширной торговой деятельности; но при этом он был в печальном состоянии необорудованности, имел малые размеры гаваней и был административно неблагоустроен.
      За неимением портового управления и начальника порта, функции последнего были возложены на командира внутренней брандвахты, который хотя и являлся почти во всех случаях начальником, но прав никаких не имел. В отношении технического оборудования порта встречаются также немалые затруднения. Во время, например, штормовых погод брандвахта, за неимением парохода, обладавшего хорошими морскими качествами, бывала положительно в критическом положении, не имея возможности оказать помощь даже судам, терпящим аварию. Надо было иметь плавучие средства, в роде больших баркасов, чтобы во всякую погоду выходить на рейд как для соблюдения портовых формальностей, так и для оказания помощи в случае аварии с судами. Необходимо было иметь также паровой коллектор для подъёма барок, лодок, якорей или вообще всего того, что затонет на фарватере, в гавани или в воротах. Затем были необходимы водолазы, которые были бы в постоянной готовности; в особенности это было важно в таких случаях, когда например, рабочий упадёт во время работы в воду. Кроме того, порт должен был иметь ледокол и пожарно-спасательный пароход.
      Министерство торговли и промышленности, в виду того, что кронштадтский коммерческий порт находился в ведении морского министерства, не имело законных данных для снабжения порта всеми необходимыми средствами; морское же министерство, не заинтересованное в коммерческой деятельности, всё же давало личный состав для брандвахты, помещение, плавучие средства. В содержании несуществующего юридического коммерческого порта, таким образом, участвовало два министерства!!

Дом Миниха. (38)

      Дом Миниха также, как и дом Главного Командира порта, является одним из губернских домов. Когда Миних взял главенство в военно-морских делах России и должен был по службе наезжать в Кронштадт, то, конечно, он не мог останавливаться где-нибудь, ведь у Меншикова, бывшего главы Ингерманландии, был в Кронштадте свой собственный дворец, носивший название «Итальянский дом», и один из губернских домов, в так называемой скобе, и переделали для Миниха, В последнее время здесь помещалось портовое управление. С этим домом связана кронштадтская легенда, что в подвале его были находимы цепи и скелеты замурованных людей.

Мужская гимназия. (39)

      Для неё было отведено помещение во дворе бывшего Минихова дома, вход со двора на нынешнюю Коммунистическую, былую Княжескую улицу. Она была открыта 23 октября 1862 года.

Электро-минная школа и классы. (40)

      Рядом с гимназией, в том же самом здании, с 1 октября 1874 года, стали функционировать офицерские минные классы. Долгое время преподавателем физики был Попов, открывший беспроволочный телеграф. Его лаборатория до сих пор сохраняется в Электро-минной школе, заменившей после революции офицерские минные классы. В одной из круглых башен здания был устроен колодец, и здесь производились опыты с минами.

Женская гимназия. (41)

      Была открыта 1 сентября 1868 года. Для её помещения морским министерством был отведён один из ветхих казённых домов. Помещение было неудобное, городское самоуправление сперва арендовало, а потом и приобрело в собственность дом для Женской гимназии, который и был переделан согласно требованиям подготовки и школьной гигиены. В настоящее время здесь помещается лучшая трудовая школа.

Морской манеж. (42)

      Морской манеж представляет собой длинное одноэтажное здание, построенное в 1837 году недалеко от оврага, по самому оврагу разбит сад. Манеж был устроен, чтобы в нём в сырое и холодное время производилось учение моряков. Затем 19 ноября 1861 года в манеже была освящена церковь во имя св. Николая, таким образом, в одном и том же здании матросы должны были и маршировать и молиться.

Петровский док-канал. (43)

      Представляет собою наиболее любопытное гидравлическое сооружение, являющееся в то же время наилучше сохранившемся памятником петровской эпохи. Сущность этого петровского изобретения заключается в следующем. Когда Петром Великим был прорыт канал, устроены шлюзные ворота, то перед ним возник вопрос, как освободить канал от воды, когда будут закрыты шлюзные ворота и корабли будут стоять на своих, предназначенных для ремонта местах. Паровой машины в то время не существовало, и даже через 30 лет после смерти Петра высказывалось такого рода соображение: «Самая большая трудность была б преодолена, когда б такое количество воды из доков в короткое время вылить». Указав на трудность, Люберас, известный инженер того времени, окончивший постройку Петровского канала, подчёркивал: «И неимоверно слышать было, что найдена такая машина или способ через который от такой великой огромности воды, а именно 375.000 сороковых бочек, весом в 8.930.597 пудов через 24 часа в доке ничего не останется»; в этой тираде очень важно подчёркивание, что автор ещё не только не знает о существовании паровых насосов, но, видимо, сомневается в возможности их изобретения. При Петре Великом выкачивать воду можно было помпами, приводимыми в действие или людьми, или животными, или ветряными мельницами - и на осушение такого дока этими способами нужно было 3-3 ? месяца, а так как наш навигационный период длится около 6 месяцев, то половину его корабль стоял в доке бесполезно, ожидая, когда же док осушится. И Петру Великому пришла в голову простая, но гениальная мысль, воплотить которую в жизнь можно было только с помощью существовавшего тогда крепостного бесплатного труда. Посреди ровной местности Пётр Великий выкапывает чуть ли не 15-саженной глубины овраг, который начинается недалеко от дока; по этому оврагу проведена канава (92), с большим уклоном. В конце оврага была устроена [дамба] которая с помощью особых шлюзных ворот соединялась с доком, впадала в бассейн. Док закрывался от моря воротами; открывались шлюзы в канаву, и вода из дока, вследствие крутого оврага, по которому шла канава, в 24 часа выливалась в бассейн; таким образом, через 24 часа после введения корабля в док, он делался сухим, и можно было приступать к ремонту. Ремонт продолжался 3-3 ? месяца, т. е. то время, которое нужно было употребить, чтобы осушить указанный выше бассейн. И когда ремонт корабля оканчивался, - бассейн был пуст. Опять открывали ворота, док наполнялся снова водою, ремонтированный корабль выводили из дока, на место его вводили новые, нуждающиеся в ремонте корабли, опять запирали ворота и снова той же канавой и бассейном осушали док. Такого гидравлического сооружения мы не знаем нигде на свете.
      Этот док-канал должен был быть не единственным каналом в Кронштадте. Наоборот, город Кронштадт должен был быть городом каналов. По проектам Петра I, существующий док-канал должен быть продолжен во все четыре стороны и доходить до моря, затем третий канал предполагается приблизительно по нынешнему Северному бульвару, западный его конец доходил до моря, а противоположный впадал в четвёртый канал, ему перпендикулярный, т. е. параллельный имеющемуся ныне в действительности каналу. Этот четвёртый канал должен был проходить от нынешней оборонительной казармы на Северном бульваре до пароходного завода, конечно, приблизительно, так как точных планов расположения этих каналов не сохранилось. Каналы так и остались в проекте. Работа первого из них - петровского док-канала, начавшись в 1719 году, завершилась только в 1752 году. При этом интересно и следующее обстоятельство: место, избранное для канала и бассейна, было густо застроено, так что пришлось снести 141 дом, принадлежавшие жителям. Апологеты Петра при этом восхищаются - вообще при осуществлении своих гениальных предначертаний Пётр не стеснялся, - восхищение это неуместно, и, не возражая против гениальности Петра, нужно просто на просто отметить, что в этих отношениях Пётр действовал без плана, без предварительных соображений; если бы были сделаны предварительные изыскания, то, конечно, можно было бы канал несколько отодвинуть, пощадив имевшийся городской посёлок. Таким образом, первоначальный Кронштадт был уничтожен при рытье канала, а то, что осталось от него, как мы увидим ниже, исчезло после, при Екатерине II.
      Постройка канала, шедшая медленно при Петре I, приостановилась совсем при Петре II, согласно следующего, как тогда говорили, коллежского, т. е. составленного коллегией по морским делам, определения от 24 марта 1729 года: «По прежнему, коллежскому определению, читаем мы в журнале коллегии, - определено: положено было при Кронштадте в Военной гавани делать будущею весною каменную стенку и того строения сего года летом не делать, а строить будущего 1730 года». Если находили возможным на год отсрочить постройку каменной стенки Военной гавани, то весьма понятно, что о канале заботы были ещё меньше: канал, с одной стороны, засыпался, а другой стороны заливался водою и от наводнений и от дождя. Со вступлением на престол Анны можно было ожидать изменения взгляда на Кронштадт и на морской флот. Резиденция из Москвы снова переносилась в Петербург, понятно, что и заботы о границах долны были усилиться, хотя первое время, 7 октября 1731 года императрица приказала замедлиться работами в Кронштадте до её возвращения, а 13 февраля 1732 года был [определён] и состав управления флотом и Кронштадтом. Пока новые лица знакомились с делом - дело, и до того скрипевшее по всем швам - не налаживалось. Наконец, 17 апреля 1732 года был сделан доклад особой комиссии о постройке кронштадтского канала. В начале своего доклада комиссия приводит очень подробную справку о том, что было сделано при Петре, и что предполагалось сделать. Оказывается, существовал проект при входе канала в море устроить на нём нечто вроде «Родосского Колосса» - башню-маяк так, чтоб корабли проходили под этою башнею, операющеюся на обе стенки канала. Но нужно думать, что едва ли Пётр предполагал серьёзно устроить такой маяк, - в стратегическом отношении было бы нелепостью указывать неприятелю на доки, на гавань. Вернее предположить, что это был один из тех проектов, которыми Пётр Великий удивлял Запад, и которые дальше гравюры с изображением не шли. Анна «аппробовала» план комиссии, строителем был назначен большой техник того времени Люберас. Но всё же постройка шла очень медленно; только в 1751 году, т. е. через 32 года после начала работ канал был закончен, но церемония его открытия, т. е. впуск воды в сухой канал произошла 30 июля 1752 года.
      «27 июля 1752 года Елизавета Петровна благополучно прибыть изволила - писалось в таком возвышенном тоне в современных известиях - из Петербурга в Кронштадт, а 30 июля поутру, по отслужении в соборной церкви апостола Андрея божественной литургии, всесвятейшего синода чины и прочие Архипе и архимандриты и священники со всем приходом из оной церкви шли процессиею со крестами и со святыми иконами на устье канала, где сделана была Иордань. Её императорское величество, в провождении их императорских высочеств Синода, Сената, иностранных послов, придворного штата, кавалеров первых 5 классов, дам первых двух классов к тому ж устью канала пешком шествовать изволили. Для присутствовавших при церемонии открытия сделаны были по обе стороны устья канала две деревянные галереи длиною 70 фут, шириною 12 фут, снаружи галереи были украшены под камень с различными архитектурными украшениями. Ближе к устью канала стояли две деревянные пирамиды высотою 45 ? фут, раскрашенные под камень и металл. По освящении канала императрица взошла в галерею на устроенное для неё с особою роскошью место и - надо обратить особое внимание на это место, так как оно ясно характеризует с каким холопством, подобострастием относились в то время к царям - соизволила освящённою её императорского величества рукою (рука у царицы была тоже освящённая!!) изготовленною на то нарочно машиною воду в канал впустить. А понеже по впуске от её императорского величества в канал реккеты воды немедленно пошли и тотчас большой щит поднят был и через галерею вода пущена и тогда по данному от множества труб и литавров знаку нарочно при том поставленных трёх сигнальных пушек выпалено три раза, почему, при радостном восклицании множества собравшегося при том народа, как с кронштадтской крепости, так и изо всех гаваней выстрелено из 1331 пушки. И тако с помощью всевышнего вся церемония благополучно окончилась, и вода в канал пошед через 24 часа оный весь наполнила».
      В этом описании, повторяем, очень характерном для того времени, особенно интересны два момента: первый, когда Елизавета пустила воду в канал. Люберас, строитель канала, придумал особую сложную систему рычагов, помощью которой, нажав слегка последний рычаг, можно было отворить громаднейшие, в несколько сот пудов, главные ворота канала. Более чем вероятно, что этот рычаг, или как его называли в то время «машина», является где-нибудь или на деловом дворе, или в каком-либо сарае Докового Адмиралтейства. Затем, второй момент, когда стреляли из 1331 пушек, три раза подряд, т. е. было сделано 3993 выстрела - крепкие были нервы и уши у наших предков - когда этот грохот доставлял для них своего рода удовольствие!
      «Императрица, приняв поздравления, - оканчиваем современное описание - возвратилась во дворец, где генерал-шефа барона Любераса, яко трудившегося при деле оного канала пожаловала орденом св. Андрея Первозванного. Люберас был приглашён к высочайшему столу вместе с некоторыми из придворных, а остальные лица обедали у их императорских высочеств в Итальянском дворце. Вечером был бал в Итальянском дворце, на котором присутствовала и императрица.
      Эскадра, стоявшая на рейде, была иллюминирована».
      Канал Петра Великого имел форму длинного креста, или как тогда писали «представлял фигуру на подобие длинного креста, в котором, позади трёх пар шлюзов и одних шаддоров, столько место стапели устроено, что на оных поставить можно в людской длинной части пять, в трёх кратчайших частях тоже пять больших военных кораблей. Всё оное сооружение имеет от устья канала до конца бассейна 2 вер. 50 саж. от наружных шлюзов канал простирается в море 358 сажен русских или 417 английских. Стенки покоились на особом фундаменте, сделанном из многих тысяч крепких толстых свай, вбитых до материка; на эти сваи делался настил, на котором укладывался фундамент, так что фундамент заделан на 8-11 футов ниже морского дна (нельзя забывать, что в то время не имели и понятия о кессонных работах). Наружные и внутренние стены этого канала и дамб сделаны из тёсаной доброй плиты, а около шлюзов, шаддоров (т. е. впускных ворот) для лучшей крепости из больших тёсаных диких камней, которые скобами с залитием свинца укреплены и с цементом кладена». Похвала этому цементу не является преувеличением. Когда в 1855 году приступили к капитальной переделке Петровского дока, которая и была закончена полностью в 1860 году, то пришлось для разборки стенок канала прибегнуть к пороху, - инструментами невозможно было сломить эти стенки. В 1861 году была разобрана на протяжении 18 сажен оконечность дамб канала Петра в том месте, где они входят в Среднюю гавань, в виду узкости существовавшего до тех пор прохода и невозможности подводить большие суда к выходу в канал. В это время, видимо, исчезли и те деревянные, полуразрушенные пирамиды, которые были поставлены на конце дамбы при Елизавете.

Андреевский собор. (44)

      Первоначальный Андреевский собор, в виде деревянной церкви, был заложен, на так называемой Скобе, в 1717 году. В 1742 году эта деревянная церковь пришла в такую ветхость, что её перенесли в один из удержавшихся домов, в то помещение, где была мужская гимназия.

Морской телеграф. (45)

      На краю бывшего Итальянского дома, выстроена башня для морского телеграфа. На мачту этой башни во время навигации выставляются флаги, которыми и делается различная сигнализация. Во время последних событий, на мачте часто появлялся особый флаг, извещавший кронштадтцев, что к Кронштадту летят вражеские аэропланы и что приходится приготовляться к этой встрече.

Итальянский дом. (46)

      Это здание петровского времени в течение своего существования и предназначалось для различных целей. Строилось оно, как дворец Меншикова, который был губернатором Ингерманландии и, следовательно, главным начальником и Кронштадта. И так как постройка этого дворца производилась мастерами, выписанными из Италии, то за этим домом удержалось название «Итальянский дом» или даже «Итальянский дворец». Затем, когда страшный пожар Васильевского острова уничтожил и здание Морского корпуса, то последний был переведён в Кронштадт и помещён в Итальянский дворец, который был, конечно, перестроен для нужд учебного заведения. Ещё ранее, но когда, к сожалению, пока не выяснено, были уничтожены галереи, находившиеся в первом этаже и представлявшие собою галереи первого гостиного двора в Кронштадте, который занимал, а может быть, только должен был занимать первый этаж Итальянского дворца. В историческом очерке Морского корпуса, составленном А. Коротковым в 1901 г., на стр. 85 помещён рисунок М. Барищева: «Морской корпус в Кронштадте в царствовании Екатерины II». Изображённое на этом рисунке здание не вполне соответствует нынешнему, причём, если считать главным тот фасад, который поставлен из рисунка, то выходит, что имеющаяся и в настоящее время башня Морского телеграфа помещалась будто бы на другом конце; но может быть, главный фасад на рисунке показан боковым, и тогда башня соответствует настоящей. Оговоримся, что к графическим изображениям XVIII века надо относится очень скептически: в большинстве случаев они представляют вовсе не то, что было на самом деле, а то, что было в проекте и что очень часто так и оставалось в проекте, не будучи проведено в жизнь. Но во всяком случае воспроизведённый рисунок Барищева походит на современный фасад, - украшение фасада, колонны остались и по сей день. Морской корпус оставался в Кронштадте до восшествия на престол Павла, когда он был экстренно переведён в Петербург, а Итальянский дворец, который уже в это время носил название «Казённого инженерного штурманского училища» […] вечное потомственное владение». Владел ли Круз этим домом, мы не знаем, но так как он умер в 1799 году, то нужно полагать, что этот дом был снова куплен у его наследников в казну. В 1843-1848 годах он подвергался очередной перестройке для помещавшегося в нём Штурманского училища Морского Ведомства, которое и помещалось в этом здании вплоть до революции. Затем это здание, точно мячик, перебрасывалось из учреждения в учреждение: одно время здесь располагался отдел народного образования г. Кронштадта, потом центральная библиотека, потом курсы командного состава, пока в 1922 году, значительная часть этого здания выгорела по неизвестно по какой причине возникшего пожара. Из второго и третьего этажей этого здания развёртывается дивный вид на гавани и Кронштадтский рейд.

Памятник Пахтусову. (47)

      Пахтусов, первый исследователь материка Новой Земли, обучался в Штурманском училище, поэтому перед зданием училища, 19 октября 1886 года, поставлен был памятник работы скульптора Лаверецкого. Памятник в художественном отношении мало интересен.

Итальянский пруд. (48)

      В былое время имел большие размеры, подходил как раз к первому этажу Итальянского дворца. Прорыт со специальной целью дать возможность баркам с товарами подплывать прямо к складам. Впоследствии засыпали часть пруда, образовав нынешнюю набережную. С 60-х годов прошлого столетия, зимою на Итальянском пруду открывался лучший в Кронштадте каток.

Электрическая станция. (49)

      Помещение, ныне занимаемое электрической городской станцией, носило название»Голландской кухни», так как оно сперва предназначалось для изготовления судовщиками пищи для рабочих. Станция была открыта 23 февраля 1913 года.

Рыбные ряды. (50)

      Как показывает само название, имеет специальную цель сосредоточить торговлю рыбой. Первоначально места под рыбную торговлю были отданы по жребию в 1850 году. В 1906 году был построен особый домик для устройства кипятильни.

Гостиный таможенный двор. (50) Таможня. (51)

      Вопрос о таможне возник ещё в петровское время; по крайней мере в 1725 году подняли вопрос о назначении удобного места для портовой таможни, но места не нашли, и до 1771 года таможня помещалась в Итальянском дворце, а в этом году, была переведена в дом Миниха. Самостоятельное здание для таможни было построено в 1771-1773 годах, и с этого времени эти здания сохранились вплоть до 1920 года, когда от поджога загорелась соседняя Лесная биржа., и огонь перешёл на таможню.

Нарвская площадь. (53)

      В настоящее время переименовано в площадь имени тов. Мартынова, председателя кронштадтского совета, расстрелянного во время Красногорской измены. На этой площади в спешном порядке был разбит сквер. В былое время Нарвская площадь играла роль Марсова поля в Петербурге - здесь устраивались на масленицу и пасхальную неделю балаганы, часто строились временные помещения для различных цирков; через эту площадь протягивался канат и русский канатоходец Молодцов изумлял кронштадтцев своим искусством. На этой площади в 20-30-х годах прошлого столетия можно было наблюдать сценки такого рода: под вечер обыватели прилегающих к Нарской площади домов собирались на эту площадь и устраивали тесный круг, в этот круг опускался поросёнок, хвост которого был очень хорошо смазан салом. Составлялось пари: кто поймает поросёнка за хвост и удержит его. В этом занятии, - не забудьте, что у поросёнка хвост смазан салом, - проводились целые вечера.

Петровские дома. (54 и 55)

      На Нарвской площади начиналась или кончалась самая главная улица Кронштадта, которая сперва именовалась «Господской», потом её переименовали в Николаевский проспект и, наконец, в проспект Ленина. На углу этой улицы, с обеих сторон, возвышаются два дома, построенные при Петре Великом, причём левый (если смотреть с площади на проспект Ленина) сохранил свой первоначальный петровский вид, и имел аркаду в нижнем этаже. Точно такая же галерея была и в вышеупомянутых губернских домах.

Гаупвахта. (56)

      Была построена в царствование Николая I и была известна как главная гауптвахта города.

Гражданская тюрьма. (57)

      Здание её было заложено 19 сентября 1895 года, а освящена через два года, 20 сентября 1897 года. Эта тюрьма предназначалась исключительно для гражданского населения Кронштадта, причём предполагалось применять в ней и исправительные работы.

Остатки крепостного вала. (58)

      У так называемых Цитадельских ворот поднимаемся на остатки земляного вала Кронштадтской крепости и любуемся раскрывающимся видом на море, на главный рейд и на некоторые ближние форты Кронштадта. Отсюда ясно, виден Кроншлот, первоначальное укрепление Кронштадта, форт Павел, где был взрыв мин, Константиновский форт, и так называемый, чумной форт, т. е. лаборатория, где изготовлялась противочумная и другие прививки над болезнями. Это место является наиболее красивым по виду в Кронштадте.

Лесная биржа. (59)

      Лес, лесной материал являлся одним из главных предметов заграничного экспорта Кронштадта и уже в 1793 году отвели особое место для склада лесного материала, а для безопасности в пожарном отношении, этот отведённый по берегу Купеческой гавани участок, обвели особым каналом. Появился, таким образом, островок для склада лесных материалов. Участки на этом островке сдавались с торгов Думою, но управлялась эта биржа своим особо избираемым комитетом. В годы революции здесь был громадный запас и лесного материала и дров, который был подожжён, как подозревают, местными контр-революционерами.

Место казни Суханова. (60)

      Инициатива приобщения Кронштадта к революционному движению 70-80-х годов прошлого столетия принадлежит лейтенанту Николаю Евгеньевичу Суханову.
      Н. Е. Суханов, сын доктора, уроженец города Риги, в котором он начал своё среднее образование, затем поступил в Морское училище в Петербурге. Н. Е. Суханов окончил курс учения в Морском училище и начал плавать в Балтийском море, а затем перевёлся на Восток, Сибирскую флотилию. Служба на Дальнем Востоке много содействовала его переходу в революционный лагерь. Там, на Дальнем Востоке, он волей неволей ознакомился с продуктами господствовавшего тогда в России режима; казнокрадством, произволом, унижением человеческой личности и т. п., что гораздо резче выступало на окраине, чем в центре. Он даже сам отчасти пострадал от этого режима. Суханов был назначен ревизором на одном из судов сибирской флотилии. В заграничном плавании командиры, ревизоры и старшие механики обыкновенно наживали целые состояния на разных закупках. Главной доходной статьёй был уголь: записывалось неверное число оборотов винта, и благодаря этому, в расход выводилось гораздо больше, чем в действительности, количество израсходованного угля; кроме того, по соглашению с консулами, устанавливались искусственно высокие справочные цены - в конце загребались огромные куши, которые делились между командиром, ревизором и старшим механиком. Конечно, часть перепадала консулам и подрядчикам за фиктивные счета. Когда Суханов принял должность ревизора, ему вскоре предложили подписать квитанцию в приёме такого-то количества угля по такой-то цене. Суханов проверил количество и цены - и отказался подписать. Командир просил и угрожал. Сухарев требовал, чтобы количество и цены угля были выставлены настоящие. Дело кончилось тем, что Суханов подал рапорт командиру и никакие убеждения не могли заставить его взять рапорт обратно. Дошло дело до суда, в котором, конечно, заседали такие же командиры, так же нажившиеся на угле, но, хотя им потушить дело не удалось, они приговорили своего коллегу командира за воровство временно отстранить от командования, Суханова же за несоблюдение каких-то формальностей в рапорте отставили от производства в следующий чин, да и самый приговор составили так, что было трудно разобрать в чём дело, кто воровал уголь. Этот эпизод был, конечно, наглядным уроком для Суханова, как легко бороться даже за казённые интересы легальными средствами. Из Сибирской флотилии Суханов перешёл в минные классы, окончил в них очень хорошо курс и был временно прикомандирован в Петербург для слушания лекций в университете. Профессор физики Фандерфлит взял Суханова к себе в ассистенты.
      Затем - прибегаем к помощи обвинительного акта по делу 20-ти и выписываем из него те места, которые относились к Суханову:
      «Обвиняемый Суханов, признавая своё участие в злодеянии 1 марта показал, что, будучи знаком с Желябовым, Перовскою, Кибальчичем и Колодкевичем ещё зимою 1879 года, лишь в феврале 1881 года приступил к активной революционной деятельности. По приглашению и указаниям Желябова в 20-х числах февраля обвиняемый явился в лавку Кобозева, где и принял участие в работах по проведению подкопа, который застал проведённым до водосточной трубы ( подкоп вёлся из подъезда углового дома по Невскому и бывшей Екатерининской улице, теперь улица Пролеткульта). Затем на квартире Желябова он снарядил мину для подкопа и кроме того на другой квартире, которую указать не желает участвовал в теоретической разработке метательных снарядов. Кроме того 28 февраля он помогал другому лицу собирать части этих снарядов».
      Это обвинение Суханова было основано главным образом на показаниях одного из революционеров Меркулова, который, не выдержав жандармских допросов, стал выдавать; Меркулов застал 25 февраля 1881 года в лавке Кобозева-Суханова, который при нём переодевался в рабочее платье, и затем, подойдя к окну в жилом помещении, отодвинул доску, закрывавшую подкоп. По объяснению Меркулова, Суханов являлся в лавку Кобозева в штатском, чёрном пальто и круглой поярковой шляпе. Но Меркулов не знал другой более ответственной роли Суханова и с этой стороною его деятельности мы знакомимся по воспоминаниям Серебрякова. В записках Серебрякова мы читаем: « послушайте Эспер Александрович (так звали Серебрякова), зайдите ко мне сегодня вечером, у меня хороший человек будет». Я сейчас же догадался, что этот хороший человек не кто иной, как член Исполнительного Комитета и из любопытства согласился. Когда я пришёл к Суханову, то последний сообщил мне, что приятель его , с которым он хотел меня познакомить, сегодня не будет, а придёт в следующее воскресенье… На следующее воскресенье я вместе с некоторыми приятелями пошёл к Суханову. У него мы застали большую компанию офицеров и двух штатских, которых Николай Евгеньевич представил нам, назвав одного Андреем (Желябова), другого Глебом (Колодкевич). Немного времени спустя после нашего прихода, Суханов прервал разговор и, обратившись к присутствовавшим, сказал: « Господа, эта комната имеет две капитальные стены, две другие ведут в мою же квартиру: мой вестовой - татарин, почти ни слова не понимавший по-русски, а потому нескромных ушей нам бояться нечего и мы можем приступить к делу». Потом, повернувшись к высокому штатскому, прибавил: «Ну, Андрей, начинай!»
      Тогда штатский, назвавшийся Андреем, встал и, обращаясь к офицерам, произнёс с большим энтузиазмом длинную и горячую речь.
      Так как Николай Евгеньевич передал мне, - начал он - что вы, господа, интересуетесь программой и деятельностью нашей партии, борющейся с правительством, то я постараюсь вас ознакомить с той и другою, как умею; мы, - террористы-революционеры, требуем следующего…
      Я не могу точно передать его речь, но суть заключается в обзоре положения дел в России, в самой резкой критике правительства и его действий, в доказательстве неизбежной революции, в изложении и объяснении программы партии и в соответствии её тогдашнему положению дел в России и в доказательстве необходимости центрального террора.
      Трудно передать впечатление, произведённое на присутствующую публику этою речью. Все бывшие в этот вечер у Николая Евгеньевича, за исключением нас, не были подготовлены услышать подобную, смелую речь. Все они привыкли говорить о правительстве, особенно же о революционных партиях только в своих тесных кружках и то в известной форме. Никому из них Николай Евгеньевич не сказал, кто у него будет и они даже не подозревали, с кем имеют дело. Суханов всех, кто ему нравился, приглашал к себе по одному и тому же способу: «Приходите ко мне тогда-то, у меня хороший человек будет» - говорил он и больше никаких объяснений не давал. Когда Андрей произнёс слова: - «Мы - террористы-революционеры» - все как бы вздрогнули и в недоумении посмотрели друг на друга. Но потом под влиянием увлекательного красноречия оратора начали слушать с напряжённым вниманием. Интересно было видеть перемену, происшедшую в настроении общества. Беззаботная довольно весёлая компания офицеров, как бы по мановению волшебного жезла, стала похожа на группу заговорщиков: лица понемногу бледнели, глаза разгорались, все как бы притаили дыхание и среди мёртвой тишины раздавался звучный, приятный голос оратора, призывавший окружавших его офицеров на борьбу с правительством. Кто знал Желябова, тот, вероятно, помнит, как увлекательно он говорил. та же речь была одною из самых удачных, по его признанию. Андрей кончил… Под влиянием его речи начались оживлённые разговоры, строились всевозможные планы самого революционного характера. И если бы в это время вошёл посторонний человек, он был бы уверен, что попал на сходку самых горячих заговорщиков-революционеров. Он не поверил бы, что за час до этого все эти люди частью почти совсем не думали о политике, частью относились отрицательно к революционерам. Ему и в голову не пришло бы, что завтра же большая часть этих революционеров будет с ужасом вспоминать об этом вечере».
      Так зародился в Кронштадте первый военный революционный кружок. Конечно, очень немногие из бывших на этой созванной Сухановым сходке вошли в организаторский кружок, и те некоторые, которые хотели войти, заявили ему о невозможности ходить на эти сходки, если Николай Евгеньевич сохранит прежний запорожский способ приглашения людей. Суханов с трудом на это согласился. Собрания стали делаться всё более и более конспиративно, и, наконец, после ряда совещаний с Желябовым, Верою Николаевною Фигнер, Колодкевичем, организовался небольшой кружок морских офицеров, который формально примкнул к партии Народной воли и выбрал своим представителем в центральную военную организацию барона Штромберга. Квартира Суханова в Кронштадте была центральным сборным пунктом тогдашних нелегальных. Но это продолжалось очень недолго, и в ночь на 28 апреля 1881 года Суханов был арестован. С 9 по 15 февраля старого стиля 1882 года, т. е. почти после годового заключения продолжался суд над 20 народовольцами, в числе которых был Н. Е. Суханов. Ему удалось на суде сказать большую речь. Охарактеризовав в начале речи те условия, в которых он рос, учился и жил, Суханов пришёл к тому, как он - офицер, сделался социалистом. «В это время - сказал он - я сошёлся с социально-революционной партией, к которой теперь принадлежу. Я не теорик, я не вдавался в рассуждения, почему необходим другой государственный строй, а не настоящий. Я только чувствовал, что жить теперь стало слишком гадко: все правительственные сферы испорчены, все основы подгнили. Всем честным людям, видящим как грабят народ, как его эксплуатируют, и как печать молчания наложена на уста всех хотящих сделать что-нибудь полезное для блага родины - всем тяжело. И такое тяжёлое положение могло длиться ещё долгие годы. И я принёс свои знания на пользу террористической партии, в успешной деятельности которой я видел залог обновления государства».
      10 народовольцев по этому процессу, в том числе и Суханов, были приговорены к смертной казни через повешение. Молодой государь Александр III, только год как вступивший на престол, смягчил приговор: смертная казнь для всех, кроме Суханова, была заменена каторгой, а Суханову виселица была заменена более почётной казнью - расстрелом.
      В 8 часов 19 марта (1 апреля нового стиля) 1882 года, на Купеческой стенке близ брандвахты Суханова ожидал закрытый каретный фургон и ружейный караул из 2-х унтер-офицеров и 20 рядовых под командой лейтенанта. В фургоне находился священник.
      Из Петербурга к Купеческой стенке подошёл небольшой пароходик, привезший из Петропавловской крепости Суханова. Его посадили в фургон и вместе с ним сели 4 жандарма. Таким образом в фургоне ехали: священник в полном траурном одеянии с крестом и Евангелием, 4 жандарма (трогательное единение - поп и жандармы) и приговорённый к смерти. Фургон тихо потрясся по Купеческой стенке к Цитадельским воротам.
      Несмотря на ранний час и на то, что о предстоящей казни ещё накануне не было известно никому, кроме лиц которые должны были находится при фронте, окружающая местность была наполнена народом, преимущественно матросами, нижними чинами, торговцами, ремесленниками, рабочими. Женщин почти не было.
      За воротами крепости (Кронштадтским и Цитадельскими) были расставлены две цепи, состоящие каждая из 1 офицера, 3 унтер-офицеров и 40 нижних чинов с ружьями. Цепи тянулись от крепостной стены до крепостного рва м в это пространство, посреди которого был поставлен «позорный столб», никого не пускали . Перед столбом в виде полукруга расставлены были взводы от всех флотских экипажей и минных рот, по 12 рядов в каждом, при должном числе офицеров и унтер-офицеров. Всеми взводами в строю, также и цепью и командою стрелков, командовал контр-адмирал Ф. Н. Крузенштерн. При взводах находились барабанщики, а при правом фланге сборного батальона поставлены были горнисты.
      Над оборонительными казармами и на гласисе за рвом стояли довольно значительные толпы народа, пробравшиеся или со стороны косы, или со стороны города.
      Ровно в 8 часов фургон, в сопровождении караула, в сопровождении караула, выехал из Цитадельских ворот и поворотил направо, вдоль западной крепостной стены; не доезжая до фронта, фургон остановился - из него вышли: Суханов, священник и 4 жандарма. Суханова окружил ружейный караул, впереди шёл священник; таким образом Суханова провели вдоль фронта и поставили около столба лицом к фронту.
      Раздалась команда: «на караул», пробито было три дроби, Суханова заставили снять шапку, и началось чтение приговора, которое продолжалось с полчаса. По окончании чтения было скомандовано: «На плечо!».
      С Суханова сняли арестантский халат и шапку: госпитальные служители надели на него длинную рубашку с длинными рукавами и наглухо пришитым колпаком. Суханов сам помогал одевать эту рубашку. Когда она была одета, то. при помощи её длинных рукавов Суханов был привязан к позорному столбу; кроме того, сверх колпака была надета повязка, которой голова Суханова также была привязана к столбу.
      Из-за фронта вышел 1 унтер-офицер и 12 рядовых стрелков первого флотского экипажа с заряженными ружьями; госпитальные служители отошли от Суханова, солдаты взяли на прицел и затем, по знаку унтер-офицера, в 8 ч.45 м. последовал залп из 12 ружей.
      Смерть была мгновенна: ноги Суханова подкосились и голова слегка покачнулась набок: все 12 пуль попали - из них 8 в полость груди и сердца, одна в голову: до 10 пуль, пройдя сквозь тело, скучились в столбе на протяжении 16-ти квадратных вершков.
      Бой барабана прекратился. Тело отвязали от столба, положили в простой деревянный гроб и на ломовом извозчике отвезли на городское кладбище.

Городское военное и морское кладбища. (61)

>      В начале жизни Кронштадта покойников хоронили в ограде церкви, хотя для кладбища и было отведено место за городом, вёрст 10-12 на Толбухиной косе; затем кладбище перенесли на место нынешней Морской лаборатории. Когда же это место понадобилось военному начальству, то кладбище в третий раз перенесли на ныне существующее место. Для похорон нижних чинов был отведён самый дальний участок у Косного селения, на низком северном берегу острова у самого моря. Неспокойное море то затопляло всё кладбище, то прибоями размывало, оставляя на берегу костяки, черепа. В 1887 году был отведён особый участок для военного кладбища в 9000 кв. саж., около православного кладбища, впереди батареи «Дэн»; 21 мая 1888 года была произведена закладка церкви, которая была освящена через год 22 сентября 1899 г. Наконец, в 1909 году, по лицевой стороне кладбища, построена металлическая ограда. На военном кладбище имеется ряд характерных памятников; памятник на братской могиле крепостных артиллеристов, погибших при взрыве на батарее Константин 30 ноября 1898 года, памятник на братской могиле погибших 23 июля 1910 года при взрыве котла на миноносце № 102 и т. д. Иноверческие кладбища находятся в разных частях загородного квартала, английское и немецкое по дороге, соединяющей Цитадельскую и Кронштадтские дороги, позади морских огородов; эстонское и финское против православного кладбища; позади последнего, далее к морю, находятся кладбища: католическое, еврейское и татарское. К сожалению кладбища до сих пор не обследованы и к составлению кронштадтского некрополя никто из местных деятелей не приступил. Между тем на кладбище имеется ряд исторических памятников, относящихся к 30-40 годам прошлого столетия, часть которых имеет безусловно художественное значение.

Оборонительные казармы. (62)

      Наводнение 1824 года смыло большинство тех земельных валов крепости, основание которым было положено Петром I, и которые до известной степени исправлялись Екатериной II. После наводнения валы возобновили только отчасти, заменив их оборонительными стенками и казармами. С 1828 до 1833 года построены северная и восточные оборонительные стенки; 27 сентября 1829 г. освящена была Кронштадтская или вторая западная казарма с Кронштадтскими воротами, наружный фасад которых одет рваным камнем, на что был употреблён камень, с которого, по преданию Петр Великий осматривал Котлин. Камень был огромных размеров, и Екатерина II думала употребить его на фундамент для памятника Петру I, но его не могли сдвинуть, а потому решили взорвать.
      В 1830 году были окончены валы по западным фронтам; в 1832 году была окончена северная первая казарма вместе с Петербургскими воротами и, наконец, в 1836 году была начата вторая северная казарма вместе с Петербургскими воротами и, наконец, в 1836 году была начата вторая северная казарма. В 1840 году вдоль северной оборонительной стенки был устроен так называемый Северный бульвар, а 17 сентября 1878 года был устроен садик на западном валу, получивший название Александровского. Но, к сожалению, на эти бульвары обращалось немного внимания, растительность на них была плохая, загородка и скамейки употреблялись соседними обывателями на топливо. Между тем, идея устройства кругом города бульвара, конечно, заслуживает безусловной поддержки.

Оборонительные башни. (63)

      Для пущей крепости по углам оборонительных стенок были устроены оборонительные башни, причём северо-восточная башня на гранитном цоколе была закончена в 1830 году. В этой башне долгое время находилось хранилище пороха для морского ведомства. К углам этой башни в 1906 году были загнаны восставшие кронштадтцы, и здесь их расстреливали оставшиеся верными Николаю II солдаты.

Амбулатория. (64)

      Упоминая о госпитале, мы подчёркивали, что в Кронштадте не было больницы для городского населения, которое использовалось медицинскою помощью в учреждении морского ведомства. Наконец-таки, 31 октября 1899 года город устроил городскую амбулаторию, которую потом предполагалось расширит в больницу, но предположение так и осталось таковым.

Дом профессиональных союзов. (65)

      Профессиональные Союзы помещаются в бывшем доме мещанского общества, которе в Кронштадте отличалось некоторыми особенностями. В мещане города Кронштадта приписывались лица без согласия самой кронштадтской Мещанской Управы, распоряжением казённой палаты. Поэтому кронштадтских мещан было значительное численное количество, но большинство их в Кронштадте не проживало, сборов никаких не платило и состояло в числе постоянных недоимщиков.

Городская Дума и Управа. (66)

      Здание для городской думы было заложено в 1833 г. по крайней мере 29 июня этого года была освящена закладка церкви, которая была закончена в 1842 году. В архитектурном отношении ни само здание думы, ни церковь не представляют ничего особенного. Городская Дума города Кронштадта на первых порах своего существования (по закону 1870 года) прославилась на всю Россию, постановив делать заседания городской думы закрытыми для публики, причём бывали и такие случаи, что во время заседания городской думы, голова признавал необходимым закрыть заседание, и публика бесцеремонно удалялась из зала заседания. После революции в этом заседании помещалась продовольственная управа города Кронштадта.

Дом Короленко. (67)

      Короленко первую свою ссылку отбывал в Кронштадте и занимал комнату на Сайдашной улице.

Дом Совета. (68)

      Такое название после революции получил самый большой и высокий дом Кронштадта - бывший дом городского кредитного общества на углу нынешних улиц - проспекта Ленина и Сайдашной. Это и первый по времени постройки и единственной в Кронштадте пятиэтажный дом. После революции в зале бывшего в этом же доме Кронштадтского Коммерческого собрания собирались заседания Совета Рабочих и Солдатских Депутатов, и сосредоточивалась общественная жизнь Кронштадта. В настоящее время былое Коммерческое собрание сменилось кронштадтским домом Политпросвета. Это здание заложено 29 июня 1878 года.

Клуб имени тов. Ленина. (69)

      Этот клуб, являющийся общим клубом всего гарнизона Кронштадта, помещается в здании бывшего Офицерского Собрания Артиллерии Кронштадтской крепости. Закладка этого здания состоялось 1902 году, закончено постройкою 190 году. С начала революции здесь помещался сначала общий для Кронштадта политический отдел или, как его сокращённо звали, политотдел. Затем, когда этот политотдел был поделён на два специальные, один для морских сил, другой для сухопутных, для гарнизона армии, этот последний и остался в этом помещении до самого последнего времени.

Отдел политического управления. (70)

      Помещался на Ленинском проспекте, в д. № 20 и в кронштадтском общежитии известен под нарицательным названием: «двадцатки». Так, когда обывателю Кронштадта надо получить пропуск на выезд из Кронштадта, так и говорят: «В двадцатке был». До отдела политического управления здесь помещалась местная В. Ч. К., до революции здесь было городское полицейское управление, которое было образовано в 1713 г. В полицейском отношении город Кронштадт делился на 4 городские и один загородный участок; таким образом, в Кронштадте было 5 приставов и их возглавлял кронштадтский полицмейстер Головачёв, прозванный в городе «капитан-нос», так как его нос заканчивался большими синими желваками. Один из наиболее выдающихся подвигов Головачёва был следующий: выйдя на базар за пять минут до окончания церковной службы и увидя, что торговцы вопреки приказа, торопились открыть уже свои лавки, Головачёв, стоя среди площади, крикнул зычным голосом:
      «Братцы матросики! Грабь их в мою голову, чтобы помнили закон.»
      Толпа не заставила повторять этот приказ. Матросы кинулись на лари с криком: «Ура! Капитан-нос приказал!» и, кажется, ещё до конца церковной службы базар был разгромлен. Головачёв попал под суд не за этот подвиг, а за простые взятки и поборы с содержательниц публичных домов. Последних в Кронштадте, как портовом городе, было бесконечное количество, чуть ли не все дома по нынешним Северному и Западному бульварам были наполнены этими учреждениями. Различные пособления содержателям и давали обильный доход Головачёву, и он остался бы безнаказанным, если бы не обидел другую Кронштадтскую знаменитость - отца Иоанна. Головачёв не исполнил просьбы, попал под суд и очутился в местах не столь отдалённых. Публичные дома составляли одну из особенностей Кронштадта, и в них нередко разыгрывались целые сражения между сухопутными и морскими частями, причём одна из таких битв, начавшись ночью, закончилась только тогда, когда были вызваны пожарные части и при помощи холодной воды были утишены разбунтовавшиеся страсти. Кронштадт отличался и ещё одной особенностью. Дело в том, что со середины 90-х годов прошлого столетия у нас на Руси вспомнили, что русский мужик - пьяница, и что его надо оберегать от пьянства. И одной из таких предупредительных мер было распоряжение, практиковавшееся в Петербурге - в праздничные дни запрещалася продажа алкоголя. Но это распоряжение не касалось Кронштадта. В нём водкою, пивом и прочими прелестями торговали и в праздники целый день. И кроме специальных богомольцев, посетителей Иоанна Кронштадтского (о нём речь будет ниже), в Кронштадт по воскресеньям и праздничным дням приезжали в изобилии богомольцы весёлого Бахуса и наполняли разнообразные трактиры, рестораны, заходили попросту в погребки, и закупив достаточное количество живительной влаги, располагались обыкновенно за Петербургскими воротами, на травке-муравке, поближе к пристани, чтобы не опоздать на последний пароход. А трактирщики в то время были народ вежливый, что можно заключить из такого объявления. появившегося на столбцах кронштадтской газеты: «Довожу до сведения своих знакомых и многоуважаемых посетителей моего заведения, что в субботу 1-го мая последует открытие Летнего сада, по случаю чего я покорнейше прошу пожаловать в час откушать пирога. С почтением трактирщик Паррот». Под стать этим трактирщикам были и содержатели вышеупомянутых публичных домов. «Лет пять-шесть назад (писалось в 1890 году) признано было необходимым закрыть один очень громкий и развесёлый пансион без древних языков». Через месяц в думском заседании докладывается ходатайство о снятии запрещения, в виду того, что «её заведение (как писала в прошении хозяйка) всегда пользовалось доброй репутацией и благосклонным вниманием публики». При этом прошении были приложены и фамилии лиц, рекомендовавших, но всё же дума осталась при своём и не разрешила вновь открыть публичный дом. В 1744 году соответствующее морское начальство должно было разбираться в жалобе питейного откупщика о разломке обывателями его (откупщика) дома. Кронштадтские обыватели подвыпили, а откупщик давным-давно вызывал справедливые нарекания - водку поставлял плохую, а деньги брал хорошие - и дом откупщика был разобран по брёвнышку, сам откупщик с трудом спасся от народной немезиды. Сколько было выпито для того, чтобы эта немезида заговорила, мы не знаем: цифр не сохранилось. Вообще цифр, характеризующих царство «зеленого змия» в Кронштадте, долгое время не было, довольствовались в этом случае больше описательным материалом, чем цифровыми, хотя некоторые цифры и показывались; так в день нового года, например, сообщалось, что «шесть женщин были подобраны на улицах в бесчувственном состоянии, и из них три умерли от чрезмерного употребления спиртных напитков». В течение 1888 года было привезено водки и спиртных напитков (т. е. коньяку, ликёров и пр.) 125.190 вёдер, на сумму 688.545 руб. Считая жителей Кронштадта свыше 50 тысяч, оказывается, что на каждого человека приходится около 2 ? вёдер водки и около 2 ? пива, т.е. почти 5 вёдер или 100 бутылок в год. Цифра, как видим, довольно внушительная. Чтобы достигнуть её принимались разные меры, между ними особенно практиковалась следующая: открывалось новое такое учреждение - гостиница, ресторан, пивная лавка, и в день открытия обыватель приглашался выпить «бесплатно» стаканчик водки или бутылку пива; конечно за бесплатным стаканчиком следовал другой, третий и т. д. уже за деньги, и обыватель допивался до таких пределов, о которых свидетельствует следующий случай; некий отставной матрос Субботин, придя в трактир «Лиссабон», потребовал бутылку водки, выпил её и собирался уходить, половой стал спрашивать деньги. Матрос, недолго думая, схватил полового в охапку и откусил ему кусочек уха.

Станция железной дороги. (71)

      Значительное пространство, вскоре за клубом Ленина, отведено под станцию железной дороги, о которой уже сообщалось и помощью которой поддерживались и поддерживается сообщение с так называемыми сухопутными фортами.

Дом Иоанна Кронштадтского. (72)

      Небольшой двухэтажный особнячок на углу нынешних улиц Троцкого и Володарского с таким же не особенно большим садиком, отличавшимся роскошными кустами жасмина и несколькими фруктовыми деревьями.
      12 декабря 1855 года был определён в Андреевский собор младшим священником отец Иоанн Ильич Сергиев — прошло 40 лет, и в Кронштадте можно было наблюдать следующие сценки: «На прекрасном вороном рысаке ехал наш многочтимый протоиерей отец Иоанн Ильич Сергиев, а рядом с ним, назойливо требуя подачки, вихрем мчалась толпа оборванных субъектов», или такая: «Ещё следовало обратить внимание на этих закутанных в чёрные платки, в чёрных платьях и с чёрными душами женщин, которые у нас толкаются по всем углам, по гостиницам, баням и носят названия богомолок. Кто они такие и как они попали в Кронштадт? Зачем они здесь? Всюду они пристают с наивным вопросом: «Вы к батюшке? — «Пожалуйте к нам?», и, наконец, можно было прочесть такие строчки на столбцах местной газеты: «Честь имею довести до сведения моих почитателей — коих да почтит бог — что я буду принимать поздравления с Днём Ангела 19 октября только в Доме трудолюбия. Настоятель Андреевского собора протоиерей Иоанн Сергиев». — Младший священник превратился в такую величину, которая подчёркивает, что он будет принимать «поздравления с Днём Ангела» только в определённом месте. Чем же была вызвана эта метаморфоза? Чтобы понять её, надо было быть Великим Постом, особенно первую неделю, в Кронштадте. Все гостиницы, меблированные комнаты, частные квартиры битком набиты, со всех концов России съезжались «к батюшке» поговеть. Сравнительно небольшой Андреевский собор наполнялся молящимися так, что яблоку упасть негде, — и в то время: «Правда ли, писалось в местной газете, что в дни служб нашего достоуважаемого пастыря отца Иоанна, в особенности по пятницам, во время общей исповеди в места за решёткой можно было проникнуть, лишь дав определённую мзду (не менее 30 коп.) сторожам — отец Иоанн делал общую исповедь, он выходил на амвон, читал молитвы и предлагал покаяться. Происходило нечто невероятное, экзальтированное донельзя, богомольцы кидались на колени, били себя руками в грудь и громко каялись в различных грехах (среди молящихся, которых собиралась масса — читаем мы в той же газете — заметили мы графиню Гендрикову, Зубову и других лиц высшего петербургского общества), громкие истерические рыдания долго оглашали своды храма, и, наконец, до чего доходит экстаз паломников, видно из того, что в субботу по окончании литургии один из паломников, считая себя святым, начал разоблачаться ещё в храме, а выйдя на улицу, представ в костюме Адама, невзирая на мороз, нагой человек продолжал креститься — с трудом удалось отправить его в полицию». Весьма понятно, что при этом совершались «чудеса» — нервнобольные люди испытывали такое потрясение, что иногда начинался нервный паралич и паралитик начинал ходить. Кем был отец Иоанн? Фанатиком или хладнокровно надувающим почтенную российскую публику? — Нам думается, что в нём был и фанатик и шарлатан. Начав, быть может с фанатизма, он перешёл к шарлатанству. Чем же иным можно объяснить это уведомление о том, как он будет принимать поздравления с Днём Ангела, и эта пошло-подлая ссылка на бога — «коих да почтит сам бог». Конечно, гораздо большее шарлатанство было вокруг отца Иоанна, все эти приюты, все эти меблировки, в которых останавливались богомольцы. Это было сплошное обдирательство: стакан освящённой отцом Иоанном воды стоил 20-50 коп., благословенный апельсин 50 коп., ягода винограда от 5 до 10 коп. Но рядом с этим шарлатанством было отмечено и следующее: «Азбука графа Л. Н. Толстого по желанию отца Иоанна изъята из числа учебников Воскресной школы», «Мы слышали, что о. Иоанн выразил желание, чтобы существующая в отчётности попечительства итальянская двойная бухгалтерия была заменена другой системой «отечественного происхождения». Этот домик, в котором бы следовало открыть музей происхождения религии, должен сохраниться, как яркий памятник российского невежества…

Реальное училище. (73)

      Реальное училище появилось в Кронштадте, согласно постановлению Городской Думы от 27 ноября 1872 г., нынешнее помещение угол улиц Троцкого и Володарского - построено 26 августа 1879 года архитектором Вильдельбандом, постройки которого очень многочисленны в Кронштадте. В архитектурном отношении это дом без стиля, во внутреннем расположении требования школы вполне соблюдены, классы просторны, светлы, удобны, коридоры широкие, большие рекреационные залы. В этом здании после революции помещался кронштадтский народный университет, симпатичное начинание небольшого кружка педагогов Кронштадта. Без всякой поддержки извне, без всяких средств, желая оказать помощь в деле народного образования, кружок учителей начал это дело , - и через народный университет Кронштадта прошло много молодёжи, получившей возможность пополнить своё далеко недостаточное образование.

Андреевский собор. (74)

      Является видным архитектурным памятником Кронштадта. Перврначальный деревянный собор был построен, как мы и указывали выше, в 1717-1718 годах «на скобе». В 1742 году за ветхостью этот деревянный храм был разобран, а престол перенесён в один из покоев одного губернского дома, - по преданию туда, где помещалась церковь бывшей мужской гимназии. Затем в 1787 году и это помещение для чего-то понадобилось, и бывший Андреевский собор перевезли в деревянную Успенскую купеческую церковь. Современное здание заложено 20 июня 1805 года очень торжественно по проекту архитектора Захарова, в присутствии императора Александра Первого, освящение же собора было через 12 лет - 26 августа 1817 года; замедление в постройке вызывалось тогдашними военными обстоятельствами. Первоначальный собор при тех же самых, что и теперь, высоте 16 сажен под куполом и длине 24 сажен был почти ровно вдвое уже, имев в ширину не 14 сажень 14 вершков, а всего лишь 7 сажень 1 аршин. Уширение собора вызывалось, как говорилось в те времена, заботою о благолепии храма, в конечном результате это уширение было архитектурным вандализмом и искажением первоначальной идеи собора; вызывалось, это расширение стремлением увеличить число приделов в храме, т. е. иметь возможность для духовенства служить не одну обедню в день, а целых три, а это, конечно, принимая особенно во внимание, что во главе собора стоял отец Иоанн Кронштадтский, было далеко «небезвыгодно», - правда, это выгода скрывалась, и расширение храма объяснялось заботою о душах прихожан…
      Первая переделка производилась в 1852 году, по проекту архитектора академии Р. К. Кузьмина. По этому проекту собор из продольного переделали в крестообразный, выломав для того с северной и южной стороны храма между подкупольными столбищами боковые пристройки, и устроив в них по приделу. Кроме того, одновременно заменили «бедный» Захарьевский иконостас «благолепным», т. е. испортили и внешний и внутренний вид собора. Но водворение «благолепия» на этом, конечно, не остановилось, оно пошло дальше и в этом водворении со стороны архитекторов участвовал В. В. Виндельбандт. Решено было новое расширение собора произвести в западном направлении, через удлинение сооружённых в 1855 году боковых придельных построек на запад.
      Теперь постараемся выяснить художественную ценность Андреевского собора. - Первоначальный прект собора имел план корабля, при чём колокольня должна была представлять собою мачту этого корабля. Такой план вполне соответствовал обстоятельствам дела - собор строили в порту, для моряков, отечество которых, выражаясь фигурально, корабль. Вот почему выше мы и подчеркнули то безобразие, которое произошло, когда план собора был изменён в крестообразный, - исчезла первоначальная идея постройки. Существенная часть былого, парусного корабля - мачта, и Захаров обратил главное внимание на колокольню (её высота 27 саж.). Моряк, уходя в море окружён таинственностью, безбрежностью - по целым дням он может не видать земли и должен руководствоваться компасом да звёздами. И в то же время моряк смело бросается в эту неизвестность, в эту неопределённость, стремясь в новые, ещё не обследованные страны. Запомните, как это красиво выражено у Лермонтова: «А он, безумный, просит бури, как будто в буре есть покой!». Как же выразить эти идеи в архитектуре. Прибавим к этому основные свойства характера моряка: он должен быть энергичным, твёрдым, выносливым, сильным. И вот Захаров творит: основание колокольни большой портал из 6 ионических колонн с фронтоном - основание сравнительно массивное (в Адмиралтействе Петербурга эта основная мысль выражена более удачно - портал заменён дорическим монолитом), дальше возвышается колокольня. На аттике фронтона поставлен четырёхгранный ярус (где помещаются колокола), и этот ярус ещё несколько фундаментален, скажем более, несколько груб, но ведь груб и внешний облик моряка, этого «морского волка», как его метко прозвал идеально изображавший моряков Купер. Но под этой внешней грубой оболочкой морского волка хранится иногда нежное поэтическое сердце, увлекающееся безграничным порывом вперёд. Эта идея вполне выражена в дальнейших частях колокольни. Четырёхгранный, довольно неуклюжий, ярус переходит при помощи восьмиугольника с часами в круглую башенку из 12 таких же ионических колонн с балкончиком, над которым возвышается длинный изящный шпиль, заканчивающийся простым яблоком с простым крестом. По первоначальному проекту шпиль должен был бы оканчиваться ангелом с крестом, но это было бы слишком вычурно, а теперь так естественен переход шпиля в крест. Морская, если так можно выразиться, идея нашла своё фундаментальное выражение: мысль откристаллизовалась в архитектурных формах. Перестройки, как мы подчеркивали, не коснулись колокольни. «Ревнители и благодетели» сумели испортить самый храм и самое лучшее место, чтобы любоваться собором - не вблизи, а с начала нынешней Советской улицы, там, где Обводный Адмиралтейский канал даёт поворот и где теперь помещается деревянный храм трезвости ((97) нашего плана). Отсюда переделки не так заметны.

Морская библиотека. (75)

      Потив только что описанного собора, на углу Соборной и Б. Екатерининской возвышается изящное красивое здание в новогреческом стиле, несколько неоконченное и немного пострадавшее от взрыва бомбы, брошенной с неприятельского аэроплана. Это здание предполагалось для Кронштадтской Морской библиотеки. Библиотека основана по мысли и инициативе капитан-лейтенанта флота Иллариона Николаевича Скрыдлова, предложившего своим сотоварищам по флоту уделять 1 процент из жалованья на создание и поддержание общественной библиотеки. На предложение Скрыдлова охотно откликнулись почти все офицеры трёх флотских дивизий, но на эти сборы начальство вначале взглянуло косо, и стоило не мало трудов убедить подлежащее начальство, что учреждение библиотеки вовсе не зазорное дело. 10 августа 1832 года открылась флотская библиотека, впоследствии переименованная в Морскую. Первоначально библиотека ютилась в третьем этаже уже описанного нами Минихова дома. В 1858 году библиотека была переведена в здание морского собрания (3-ий офицерский флигель - 76 на нашем плане). Здесь в нижнем этаже было отведено помещение для библиотеки, - она находится в нём и по настоящее время. Новое недоконченное здание строилось по проекту архитектора Косякова. Лиха беда - начало, но оно было положено, библиотека стала развиваться и в 1913 году книжное богатство библиотеки выразилось в 67.281 названии и в 110.245 томах книг, не считая громадного количества газет. Кронштадтская Морская библиотека занимала 9-ое место среди отечественных библиотек. Кроме Морской библиотеки в Кронштадте в 1870 году, опять-таки по общественной инициативе, открылась едва ли не первая в России детская библиотека, судьба которой, в конечном результате, в виду нашей некультурности и неумении поддержать нужное начинание, довольно печальна: библиотека перестала быть общественной, и в 1912 году была переведена в тоько что открытое высшее начальное училище. Наконец нельзя не указать, что в 1908 году возникла библиотека для мастеровых и рабочих Кронштадтского порта с платою за пользование книгами в месяц 15 коп. На третий год существования в этой библиотеке было около 5 тысяч томов.
      Кронштадт, кроме библиотек, может похвастаться и тем обстоятельством, что в нём сравнительно рано возникла своя собственная газета. В июле 1861 года вышел первый номер «Кронштадтского Вестника»; сначала газета выходила 2 раза в неделю, затем до 1909 года три раза, по воскресеньям, средам и пятницам, после чего издание газеты стало ежедневным. Затем в 1896 году стала издаваться другая ежедневная газета «Котлин».
      Общее количество типографий и литографий в Кронштадте колебалось, но максимум, кажется, не превышал 9, типографии открывались главным образом для печатания газет и для исполнения заказов морского министерства. Число книжных магазинов не превышало трёх, но кроме них было несколько ларей, в которых букинисты торговали старыми книгами и преимущественно учебниками. В период революции в Кронштадте появлялся целый ряд периодических изданий различных партий, быстро возникавших и так же быстро прекращавшихся.

Морское собрание. (76)

      Пространство между нынешними улицами Советской и Флотской с одной стороны и Карла Маркса с другой стороны - громадный четырёхугольник - было застроено при Екатерине II и представляет таким образом памятник зодчества времён Екатерины, как выше приведённые губернские дома памятник зодчества Петра и оборонительные казармы памятник Николаевского времени. Этот четырёхугольник делится на две части; одна, выходящая на нынешнюю Советскую, предназначалась для постройки так называемых офицерских флигелей, т. е. помещений для жительства начальствующих лиц флота и вообще по адмиралтейской и морской частям. Всего предполагалось к постройке 6 флигелей; 1-й офицерский флигель был построен в 1787 году, в 1848 году капитально перестроен, 2-й офицерский флигель появился на год раньше, в 1786 году, но зато капитальный ремонт был сделан лишь в 1852-53 годах, в том же 1786 году был начат постройкою и третий офицерский флигель, а также и четвёртый; пятый и шестой офицерские флигели, хотя и были проектированы при Екатерине II, но построены в 1837 и в 1842 году; третий офицерский флигель или нынешнее Морское собрание был перестроен в 1856-1858 годах, 120.000 р. по проекту всё того же архитектора Кузьмина.
      В 1786 году 11 марта в Кронштадте, с соизволения императрицы Екатерины II и по инициативе главного командира Кронштадтского порта адмирала Самуила Карловича Грейга, героя Чесы и Гогланда, открылось Морское собрание, которое должно было способствовать объединению моряков: через 10 лет, при вступлении на престол императора Павла I, Морское собрание закрылось, так как Павел вообще подозрительно смотрел на кронштадтских офицеров. 9 января 1797 года появилось нижеследующее распоряжение: «Его императорское величество усмотрел, что многие из офицеров, отпущенных из Кронштадта, приходят совсем не чесавшись, а растрёпою, почему и соизволил высочайше повелеть подтвердить по всем командам, чтобы офицеры имели всегда голову причёсану, как должно». Таким образом мы узнаём, что кронштадтские офицеры XVIII века были «растрёпы» и что император всероссийский приказал им причёсываться. Бедный самодержец России! Он должен был наблюдать даже за причёскою своих офицеров. Понятно, что при при таком взгляде на кронштадтских офицеров закрытие Морского собрания было вполне понятно. Закрыто оно было недолго, так как в феврале 1802 года состоялось вторичное его открытие. Что представляло собою это собрание? - Оно очень малым отличалось от тех «общественных» (конечно в кавычках) собраний, которые были вообще в России: члены собрания, мужская половина - занимались игрою в карты; раз в неделю в определённый день бывали дамские вечера, на которых танцевали; несколько раз в год члены собрания после бесконечных волнений, споров, ругани, чуть ли не драки, устраивали любительский спектакль или концерт; затем, в собрании содержался обыкновенно хороший буфет, так как члены собрания любили хорошо покушать. Близость Кронштадта к Петербургу вносила в жизнь Морского собрания некоторую особенность: в Кронштадт довольно часто заезжали из Петербурга иностранные и российские знаменитости, и они выступали, главным образом, со сцены Морского собрания, так как эта сцена была лучшей; но кроме приезжавших знаменитостей в Кронштадте были и свои деятели - долгое время управляющим музыкальною частию в Кронштадте был Римский-Корсаков, который немало работал по части распространения музыки и устраивал в середине 70-ых годов концерты всех объединённых хоров Морского Ведомства. Эти концерты послужили толчком к созданию в Кронштадте (10 ноября 1874 года) первого музыкального кружка с бесплатною музыкальною школою; наконец, в этом отношении должно было сыграть некоторую роль и то, что известный русский тенор Фигнер был моряком, служил в Кронштадте и задолго до отъезда в Италию и выступления на сцене участвовал в концертах Морского собрания. - Кроме концертов в Кронштадте часто устраивались литературные утра: из Петербурга приезжали литераторы и читали свои ещё не напечатанные произведения. Так, 17 мая 1864 года Всеволод Крестовский (не псевдоним) читал ряд своих стихотворений, и между ними «Поездку в Кронштадт». Вместе с Крестовским приезжали известный критик Аполлон Григорьев, беллетрист Лесков, и один из первых пропагандистов идей французского натурализма в России, молодой писатель Бибиков. В жизни Морского собрания выделялись изредка года, когда в члены собрания попадали энергичные люди. Тогда возникали разговоры, нельзя ли «оживить» собрание, делались протесты против карточной игры, предлагалось заняться саморазвитием, организовывались лекции. В начале 60-х годов эти лекции касались чисто морских вопросов, в 70-х годах программа этих лекций несколько расширилась.

Офицерский корпус. (77)

      Этот корпус вмещает в себе портовой архив, в котором около 200 старых планов Кронштадта за VIII век, планов совершенно неизвестных и никем ещё не опубликованных. Во время первой революции первое заседание образовавшего в Кронштадте комитета спасения состоялось здесь, затем они были перенесены в помещение бывшего Морского собрания.

Советский бульвар и памятник Беллингсгаузену. (78)

      Советский бульвар прежде назывался Екатерининским, а в общежитии он звался долгое время «собачьим сквером». Устроен он был по мысли адмирала Беллингсгаузена, бывшего главным командиром Кронштадтского порта. Разводить этот парк начали в 30-х годах прошлого столетия, причём предполагалось насадить сибирскими тополями, которые однако почему-то не принялись. В 1861 году была поставлена чугунная решётка, а в 1886 году этот сквер был разбит и по другую сторону площади Рошаля, вплоть до поворота Обводного канала. В 1887 году первоначальная чугунная решётка была заменена ныне существующей, причём в 1890 году вдоль этой решётки посадили изгородь из кратегуса. До 1893 года бульвар закрылся на зиму, с этого года начали расчищать аллеи и гуляние возобновилось и зимою.
      11 сентября 1870 года, посреди первой части этого бульвара, на специально устроенной площадке, нарочно усаженной лиственницею, был установлен памятник Фаддею Фаддеевичу Беллингсгаузену. Памятник по проекту И. Н. Шредера, пьедестал Н. А. Монигетти. Полярный мореплаватель изображён стоящим на пьедестале и опирающимся одною рукою на земной шар [глобус], в другой держащим свиток карт [подзорую трубу].

Гостиный двор. (79)

      Гостиный двор Кронштадта заставляет вспомнить кронштадтские пожары, которые имели до известной степени и хорошую сторону - выгоревшие пространства застраивались уже с соблюдением строительного устава и с противопожарными предосторожностями. Ведь существовал даже особый статистический закон, специфический русский - в двадцать, двадцать пять лет вся Россия выгорела и вновь строилась. У Кронштадта, положим, в пожарах была некоторая особенность; оказывается, что пожары происходят не от злого умысла или упущения, небрежности, неосторожности, а от божьего попущения - «Начали здесь быть великие громы и молнии и в том числе повредили пороховую ветряную мельницу» - читаем мы сведение от 23 июня 1726 года. Ссылки на грозу - жестокая гроза с великим громом и молниями - были очень часты в XVIII веке и от этих гроз особенно страдали пороховые погреба. «В прошедшую пятницу - читаем мы в С. Петербургских Ведомостях от 16 июня 1798 года - пополудни в том часу весьма при сильном ветре, жестокой буре и громе, продолжавшемся около 2-х часов, молния два раза пала на палатки пороховые, которые во мгновение были взорваны. В несчастном сём приключении убиты 5 человек, да ранено 12, которые однако же скоро оправиться могут. В обоих помянутых погребах было пороху 7452 пуда, по окончании же бури всё осталось в Кронштадте по прежнему спокойно». По указанному количеству пороха 7452 пуда - можно судить и о силе взрыва, и надо думать, что повреждения соседних зданий были значительны, но официальный источник докладывал - «по окончании бури всё осталось в Кронштадте по-прежнему спокойно». Кроме пороховых погребов страдал часто почему-то и морской госпиталь; он горел неоднократно. Горел также и весь Кронштадт; значительный пожар был в 1784 году, к сожалению, описаний самого пожара не осталось, так что представить картину этого пожара можно лишь по тем мерам, которые принимались по отношению погорельцев. По крайней мере в высочайшем указе о пожаре говорилось, что «с неописанною жалостию усмотрели мы столь много бедных людей, в службе нашей находившихся, потерянием всего своего имения, потеряли почти и надежду к приобретению паки» - и Екатерина II приказала выдать «всем во флотской и адмиралтейской службе находящимся, которые от онаго пожара дворов своих лишилися, не в зачёт прежнего, получаемому ими по чину жалованье», кроме того, должны были в 1826 году, когда кроме домов сгорели и мясные склады; в 1866 году, когда на улицах Сайдашной, Посадской (улице Урицкого) и Медвежьем переулке (улица Володарского) и частью на Александровской сгорели 32 дома; в 1870 году, когда в течении нескольких часов сделались грудою развалин 62 дома на улицах Галкиной, Викторовской (ныне Мануильского) и Чеботарёвою, около 2 тысяч человек из рабочих и общественных низов лишились всего своего имущества. Через четыре года - 20 октября 1874 года - новое бедствие (читаем мы в Кронштадтском Вестнике») поразило Кронштадт. В воскресенье 20 октября в 8 ? вечера, при жёстком северном ветре, загорелся двухэтажный дом купца Гаврилова на углу Александровской и Купеческой улиц близ крепостного вала и оборонительных казарм. При жестоком ветре дом в какие-нибудь 10 минут был объят пламенем и огонь передан на другие соседние. Менее чем в ? часа весь квартал между Владимирскою и Высокою улицею горел с невыразимою силою. Огненный дождь сыпался на весь город в виде громадных искр, долетавших по ветру до противуположной оконечности города у Петербургских ворот. Под влиянием жестоких порывов ветра, по временам доходивших до степени шторма, громадные головни отрывались от объятых пожаром домов и летели на соседние здания. В 10 часов пламя достигло уже Посадской улицы, распространилось по Владимирской, Высокой, Купеческой и Розовой улицы. В 11 ? часов вечера горели уже дома на Господской, церковь Владимирской [иконы] Божьей Матери и пожар, распространяясь с необычною быстротою, прошёл к Гостиному двору. В начале второго часа загорелся западный фасад Гостиного двора и самый двор внутри. В 2 ? часа ночи горел весь Гостиный двор и были в большой опасности первый новослужительский и первый офицерский флигель. В 4 часа ночи весь Гостиный двор и, так называемые, Татарские ряды были объяты пламенем, но каменная стена у татарского ряда, отделявшая этот ряд от казармы, послужила как брандмауэр, и в 5 часов утра уже можно было надеяться, что пожар будет прекращён, в исходе же 6 часа было уже ясно, что дальнейшего распространения огня ждать нельзя [не следует]. Всего сгорело в этот пожар 119 построек на пространстве 13.000 кв. сажен.
      После пожара Гостиный двор перестроили.
      Гостиный двор неоднократно ремонтировался, и об одном ремонте в 90-х годах следует сказать несколько слов. Вздумав ремонтировать двор, наняв рабочих, гостинодворцы разделились на два лагеря; одни пожелали окрасить наружный фасад в жёлтый, другие серый цвет. Согласия между этими лагерями не было достигнуто, и часть двора, выходившая на бывшие улицы Соборную и Купеческую, оказалось жёлтою, а по Господской улице и Соборной площади - серая. И ничего, такой своеобразный архитектурный вандализм местный гостиный двор сохранил свой двуликий образ.

Артиллерийское Управление. (80)

      Во время последнего кронштадтского восстания здесь был, по офицерским сведениям, центр управления силами восставших. Начальник артиллерии Козловский занимал квартиру там же, где помещалось управление.

Владимирский крепостной собор. (81)

      Является ярким примером так называемого «истинно-русского» или петушиного стиля. До указанного уже нами пожара была деревянная церковь, построенная в 1753 году. От пожара церковь сгорела. Для новой церкви инженерное ведомство прикупило место, соседнее с церковным, выходящее на Николаевский (ныне проспект Ленина) и Владимирскую (Красноармейскую) улицу. Постройка новой церкви начата в 1875 году, вчерне окончена в 1879 году, внутренняя и внешняя отделка храма закончена в 1879 году. Стоимость постройки выразилась в 205.909 руб., отпущенных казною. В церкви имеется икона Богородицы, именуемой Владимирскою, которая является копией с так называемой чудотворной иконы, сделанной в 1703 году.

Штаб Кронштадтской крепости. (82)

      Помещается в угловом последнем доме по улице Троцкого и оборонительным казармам. Здание это построено в николаевское время, в архитектурном отношении ничего любопытного не представляет. Оно интересно особенно своею секретною комнатою, в которой хранятся содержащие военную тайну документы и происходят совещания по обороне крепости.

Римско-католическая церковь. (83)

      Кронштадтская римско-католическая церковь - каменная круглая в виде башни, напоминающая римский пантеон, с плоской куполообразной крышей и с железным вызолоченным крестом посредине крыши. Перед церковью портик, в коринфском стиле, с 4 каменными колоннами. С проспекта Ленина и Кронштадтской улицы церковь окружена садом, отделённым от улиц чугунною оградою. Над дверьми, ведущими из притвора в церковь, имеются хоры, поддерживаемые четырьмя колонами и занимающие площадь в 8 ? кв. сажен. На хорах помещается орган в 11 регистров. В 1837 году по приказу императора Николая I, начата постройка этой церкви на средства, отпущенные казною, окончательно церковь освящена в 1850 году.

Морская следственная тюрьма. (98)

      Старая постройка николаевских времён; уже снаружи производит жуткое впечатление: небольшие окошечки с тюремной решёткой, толстые казематные стены. История этой тюрьмы ещё совершенно не разработана, но архив её , если он сохранился, должен заключать много интересного. Вот страничка воспоминаний об этой тюрьме самого последнего времени: «Вскоре я был арестован (так писал тов. Зайковский, свидетель кронштадтского восстания 1921 года) и через некоторое время после того, как побывал на «Петропавловске» и «Гангуте» (два дредноута), меня отправили в Морскую следственную тюрьму. Первая ночь в тюрьме прошла спокойно. Можно было спать удобно, так как для каждого была кровать с матрацем. В последующие два дня разрешались свидания с родными и знакомыми. Жадно ловили всякие вести извне. Арестованные узнали, что в соседнем каземате находится тов. Кузьмин. Потребовали допуска в наш каземат. Получили согласие коменданта тюрьмы. Устроили нечто вроде заседания. Разбирали причины создавшегося положения… Наступило 16 марта. Замечены приготовления к чему-то особенному. Уголовных заключённых из тюрьмы куда-то убрали. Часов около 3-х утра послышалась отдалённая ружейная и пулемётная стрельба. Сохраняя по возможности тишину и порядок, прильнули к окнам. Вышли в коридор, в уборную, с напряжением прислушиваемся к команде. Стрельба всё слышнее, усиленнее заухали пушки. Ну, значит штурм. Наши работают - заволновались, забегали, кто обувь мастерит, кто одевается, забыли о предосторожностях. «Тише, спокойствие», гремит голос тов. Зосимова. Не помогает. Всех обуяло лихорадочное состояние. А стрельба уже совсем близко, пулемёт так и строчит. Ракеты взвиваются к небу, слышны неясные крики людей. В камере погас огонь. Под окнами люди забегали, промелькнула белая голова сестры милосердия. Впиваемся глазами в темноту ночи, но ничего не видно, кроме блеска ракет. А трескотня ружейная и пулемётная разыгралась вовсю. Жутко. «Ребята, бей окно, ломай двери». Но вот к окну подбегает группа лиц. спрашивает - в какой камере тов. Кузьмин. Трах: стекло разбито. Нам суют винтовки и гранаты. Наша охрана забившись в дальний угол караульного помещения, стоит, не шелохнётся и винтовки сложены на нары у входа. «Братцы, пощадите. Мы такие же рабочие», раздаются оттуда жалобные, дрожащие, полные мольбы голоса. «Вы нам не нужны, давайте винтовки и сапоги; где комендант тюрьмы?» Вооружившись, часть приобулась в сапоги караула. Начались розыски коменданта. А наружу всё-таки не выйти - дверь со двора не поддаётся напору плечами. Разыскали бревно - трах, трах, сыплются удары, поддалась. В разбитую дверь хлынул отряд курсантов: «Город взят, идёт бой на улицах, забирай винтовки!».

Козье болото. (84)

      Так сыздавна зовётся одна из площадей Кронштадта, на который происходил мелочной торг с лотков, ларей, открытых шалашей, где была мелкая толкучка. Здесь же был Обжорный ряд - продавались съестные припасы для чернорабочих и городских низов. Вся эта площадь являлась безусловно антигигиеничною, антисанитарною местностью. Здесь же имели стоянку и петербургские извозчики.

Квартира Надсона. (85)

      Помещалась в небольшом деревянном домике в мезонине, который носил характерное название «вышка». Улица, на которую выходит этот домик, переименована в переулок Надсона, но на домике нет ещё доски с указанием, что здесь жил Надсон.

Служительские флигеля. (86)

      Начаты постройкою при Екатерине II. Первый флигель построен в 1788 году, второй - в 1787 г., третий - в 1786 г., тогда же и четвёртый. Эти флигеля предназначались для помещения матросских команд. Они выстроены особым манером: главный фасад обращён не на улицу, проходящую около флигелей и носившую названия сначала Павловская, а ныне Флотская, а находится к ней перпендикулярно; на главную улицу выходят узкие боковые фасады, причём большинство окон в этих фасадах заложено. А заложены окна были вовсе не спроста. На противоположной стороне нынешней Флотской улицы, помещались заведения; «Распивочно и на вынос», и матросы умудрялись на верёвочках спускать из казармы на улицу бутылку (пустую конечно) и стоимость водки, а из заведений выходили или хозяин или приказчик, брали посуду, деньги, и её же привязывали наполненную живительною влагою живой; посуда быстро поднималась и исчезала в казарме. Так вот, чтобы воспретить такой контрабандный способ доставки живительной влаги, и заложили окна служительских флигелей. Одно время возник и следующий проект: вдоль всей Флотской улицы протянуть высокий, этажа на два, забор, а выход из служительских флигелей сделать через двор примыкающего одного из офицерских флигелей, - таким образом выход и вход матросов из казарм находился под бдительным контролем начальства. Были и другие заботы о матросах - «По воскресным и праздничным дням при собрании казарм нижних чинов читали из устава Петра Великого книгу 1 главу 2 и 3, книгу 3, главу 1 пункты 29-31, книгу 4, главу 1, пункты 33 и 48; книгу 5, главы 1 и4, пункты 41. 43, 44 о дисциплине и повиновению и о других вновь создаваемых учреждениях, которые приличны для них будут, употребляя для того поутру по получасу».
      Вот какими примитивными средствами думали воспитать в воинских командирах города Кронштадта дисциплину. Конечно, проектируемая мера с самого своего зарождения была обречена на неуспех - в 99 случаях из 100 она оставалась только на бумаге, никто и не думал исполнять её - офицеры, понятно, не выражали ни малейшего желания читать и разъяснять устав, и поручали это дело фельдфебелям и боцманам. Последние тоже не были склонны «просвещать», да и средства для просвещения были вполне не подходящие - нужно было читать устав Петра, написанный на полунемецком, полуславянском языке, старинными словами и выражениями, давно вышедшими из обихода, в большинстве случаев непонятными и требовавшими разъяснения и перевода. И можно вполне утверждать, что если бы унтер и начал читать своей команде главу 1 книги 3 пункт 33, то прежде всего он и сам бы её не понял, да и слушатели остались бы с разинутыми ртами, всякий унтер скоро понял бы, что это была попытка с негодными средствами и бросил бы её.

Народный Дом. (87)

      В последнее время в нём помещался клуб Инженерных частей города Кронштадта. Сам же Народный Дом, или как его называли «здание народных развлечений», был открыт 18 января 1901 года; главным развлечением в этом здании были танцы.

Гаупвахта. (88)

      Эта третья по счёту гауптвахта в старом Кронштадте была отведена на некоторое время под комендантское управление, а последнее время в нём помещался морской политпросвет, т. е. учреждение, ведавшее всею просветительскою частью Балтийского флота.

Доковое Адмиралтейство. (96)

      Было задумано, как мы уже говорили, по громадному плану, который не был осуществлён, но для постройки его было снесено около 400 обывательских домов, расположенных на месте, предназначенном для адмиралтейства. Таким образом, вторично был уничтожен старый Кронштадт, уже Елизаветинско-Екатерининский. При постройке дока-канала исчез первоначальный Кронштадт и перенесён на то место, но оно понадобилось под Адмиралтейство, и вторая фаза развития Кронштадта также безвозвратно исчезла. До 1861 года, это Доковое Адмиралтейство со стороны нынешней площади Революции, не имело никакой ограды, на бывшей Княжеской улице тянулся небольшой деревянный забор. В 1861 году Доковое Адмиралтейство обнесли каменной стеной (впоследствии засаженной так красиво диким виноградом), устроили Главные ворота с караульным домиком. За этой стеной и сосредоточились доковые учреждения: большой Петровский док, броненосная мастерская, канцелярия, чертёжная, образцовая камера, кузница, и экипажные магазины. В последних, надо думать, хранится много забытых вещей старого Кронштадта. При входе через Главные ворота в
      Доковое Адмиралтейство, поставлен бюст Петра, увенчанный лавровым венком, - второй памятник Петру в Кронштадте.

Морской собор. (80)

      Морской собор является ярким памятником царствования последнего царя Николая II. Он был начат постройкою 1 сентября 1902 года по проекту архитектора В. А. Косякова. В плане собора повторён план храма св. Софии в Константинополе, но с иным соотношением частей. Центральная открытая часть храма занимает около 185 кв. сажен, т. е. вмещает до 3000 молящихся; кроме того, со всех сторон имеются обширные галереи с хорами над ними, отдельные от молящихся лишь с восточной стороны храма, где они служат для ризницы и библиотеки, а на хорах для хранилища икон с упразднённых судов и других священных реликвий. Алтарь трёхпридельный. Главные размеры собора: «внешняя длина с крыльцами 39 сажен, ширина 30 сажен, внешняя высота с крестом 33 сажени. Фасад собора облицован заграничным кирпичом и терракотой, стоимостью около 135 тыс. руб. Главный купол и купола звонниц украшены медными рельефными орнаментами, вызолоченными по мордану. Наружная отделка фасадов, упомянутое выше облицовкою светлым желтоватым кирпичом, украшена гранитным цоколем, полированными гранитными колоннами порталов, терракотою и в небольшом количестве майоликою и мозаикою. Внутри собор украшен по низу мраморною панелью с памятными досками чёрного мрамора, а выше - искусственным мрамором и лепными орнаментами с мраморными вставками; два яруса галерей поддерживаются колоннами из искусственного мрамора, каковыми отделаны и наличники внутренних дверей. Иконостас, солея с амвоном и кафедрою для проповедника, сень над главным престолом, жертвенники, горное место и отдельные киоты из натурального белого и цветного уральского мрамора с мозаичными и бронзовыми украшениями. Главный престол резного белого мрамора из ляпис-лазури, престолы малых приделов из ляпис-лазури с оправами и украшениями из серебряной бронзы. Полы на солее и в алтаре белого мрамора, в остальной части собора мозаичные, из мелкого разноцветного мрамора, уложенного рисунком в медной оправе. Дубовые двери украшены медными гвоздями, бронзовыми чеканными скобами, медными и железными кованными решётками; мебель резная, дубовая. Вся внутренняя отделка собора выполнена в характере византийского стиля; большинство икон мозаичные, работы малоизвестных мастеров М. Васильева, А. Троицкого. Главной же художественной силой был здесь пресловутый Ф. Р. Райлян.
      Вся внутренность собора, вся художественная его сторона чрезвычайно характерны для Николая, - большинство украшений из искусственного мрамора, из серебряной бронзы и т. п. Эта подделка «под настоящие материалы» вполне подходит к духу времени. Затем, мы указали, что проект представлял собою подражание храму Софии в Константинополе, но только с иными размерами. С иным соотношением частей. И это иное соотношение дало себя знать, - вместо дивного софийского храма появилось что-то похожее на чернильницу… Затем, любопытно, почему был выбран именно этот проект храма. Конечно, он выбран вовсе не случайно, а со следующей затаённой мыслью: - храм строится в Кронштадте, центре русского флота, - и пусть моряки вспоминают, что настоящий такой храм находится в Константинополе, но он должен принадлежать нам, а взять Константинополь мы можем только с помощью флота. Этот храм должен был поддерживать шовинизм среди моряков.

Памятник Макарову. (90)

      Один из удачнейших памятников, работа скульптора Шервуда. Адмирал изображён в походной форме, на рубке корабля [среди моря]. Он что-то приказывает. Одна его рука протянута, и вам кажется, что вы слышите властный голос командира. Дует сильный ветер, он загнул полы пальто адмирала, треплет его большую окладистую бороду. Движение замечательно рельефно выражено на памятнике, и создатель «Ермака», вышедший сам из крестьянской среды, достигший больших чинов с помощью упорной работы, стоит перед кронштадтцами на былой Якорной площади, как живой.

Площадь Революции. (91)

      Площадь за Обводным каналом звалась Якорной, так как на ней был склад старых якорей. Когда стали её очищать для постройки собора то, как повествует кронштадтская легенда, стали свозить якоря, возили, возили и, наконец, придумали простое решение: на площади выкопали ряд ям и в них похоронили часть склада якорей. После революции эта площадь была названа Площадью Революции, здесь происходили главные митинги Кронштадта, устраивались смотры Красной Гвардии и Красной Армии, здесь же была принята первая красная присяга.

Могила Жертв Революции. (91)

      Эта братская могила устроена после Февральской революции, затем здесь же хоронились наиболее выдающиеся кронштадтские деятели Октябрьской революции.

Кронштадтский овраг. (92)

      Искусственного происхождения, выкопан при Петре, как мы уже говорили выше, для освобождения Петровского дока от воды. В 1901 году этот овраг был превращён в цветущий сад, засажен деревьями, и через него перекинут лёгкий висячий мостик, с которого раскрывается один из красивейших видов Кронштадта. В дни Февральской революции в этом овраге был произведён беспощадный суд над злейшими сторонниками былого режима.

Бассейн. (93)

      Также искусственного происхождения. Его кубическая вместимость полтора Петровских дока, он расположен настолько ниже дока, что вода из последнего самотёком вытекает в бассейн.

Паровая машина. (94)

      Из бассейна вода помощью ветряных мельниц, помп, приводящихся в движение людьми и лошадьми, выкачивалось в море. В 1774 году ветряные мельницы были заменены выписанной из Шотландии «огнедействующей». т. е.паровой машиной. Вместе с машиной в Кронштадт прибыли мастер, его помощник и 8 мастеровых. Место для постановки огненной машины, как её тогда называли, было выбрано против середины северного берега бассейна, где и была выстроена башня , существующая до сих пор. К постройке её приступили в 1775 г., а окончательно машина была установлена в 1777 году. Это была первая паровая машина в России и одна из паровых больших машин в Европе. Таким образом в Кронштадте впервые для особых специальных военных целей начал действовать пар на пользу людей, тот пар, та паровая машина, которая впоследствии произвела такой переворот в промышленной жизни человечества и по справедливости может носить прозвище «матери» капиталистического строя.
      В 1804 году в «огненной машине» был сделан значительный ремонт, он затянулся до 1806 года. В исправленном виде машина эта могла выливать в минуту 570 куб. футов воды, в час - 34.200 куб. футов и в сутки 820.800 кубю футов. При таком расчёте машина осушала весь бассейн в 9 суток, а весь канал в 6 суток. «Огненная машина» действовала превосходно в течение 75 лет; в сороковых годах прошлого столетия была устроена новая башня с новою усовершенствованною машиною, которую впоследствии сменили пульзометры.

Городской театр. (95)

      На Осокиной площади до сих пор возвышается громадное здание, обгорелое от пожара. Это остатки былого Кронштадтского театра.
      Сынок Павла I - император Александр, прозванный неизвестно почему Благословенным, хотя и не называл кронштадтских офицеров «растрёпами», но был о них невысокого мнения, что явствует из нижеследующего письма бывшего морского министра Чичагова к главному командиру кронштадтского порта адмиралу Ханыкову.
      «Честь имею уведомить, что в отвращение неудобства, происходящих от театрального занятия столь неприличного офицерскому званию, государю императору не угодно, чтобы заведенный ими в Кронштадте театр существовал».
      «Растрёпы» стали комедию разыгрывать, устроили любительский спектакль и тотчас получили по шапке, с указанием, что занятие актёрством «столь неприличным офицерскому званию» вовсе недопустимо.
      Для пояснения этого письма необходимо иметь в виду следующую справку.
      «По именному его императорского величества повелению - читаем мы в справке - об исследовании случившегося в Кронштадте в морском селении, но втором новом служительском флигеле, в покое нижнего этажа , где устроен был офицерский морской артиллерии театр, сего 6 января пожар, действительно ли он от печки случился имею честь донести, что означенный пожар в покое, где заведён был офицерами для собственного их увеселения театр, пожар произошёл точно, что была печь натоплена очень жарко и на неё были положены кулицы, раскрашенные краской на масле, кои от жару затеплились. Театр же изготовлялся в том покое, который оставался порожним от холостых служителей с дозволением главного в Кронштадте командира адмирала Ханыкова».
      Неудача с первым театральным представлением роковым образом повлияла на дальнейший ход развития театрального дела в Кронштадте. Вплоть до 1861 года спектакли любителей и заезжих актёров происходили в зале Морского собрания, в этом году предприимчивым человеком был выстроен большой деревянный сарай, которому было дано громкое название (театр). Сцена была маленькая, зимою театр плохо отапливался, зрители сидели в шубах и всё же мёрзли. Этот деревянный театр сгорел 12 января 1872 года. Затем с большою субсидией от Морского ведомства был построен большой, вполне отвечающий театральной технике, городской театр, который открылся 23 декабря 1874 года и сгорел через 6 лет - 25 декабря 1880 года - обгорелые стены сохранились до сих пор.

Церковь Общества трезвости. (97)

      Общее число церквей в Кронштадте, считая школьные, домовые, приютские и т. д. было свыше 20, но этого казалось мало, и 13 ноября 1915 года была освящена церковь для специального Общества трезвости. Для этой церкви было отведено место на завороте Обводного канала.

               


      
 
   
 <<< Кронштадт за пять лет революции   Указатель >>>   

Источник: http://www.kronstadt.ru/books/history/stolp_7.htm


Поделись с друзьями



Рекомендуем посмотреть ещё:



Новости Самары сегодня Последние криминальные
Короткие поздравления с днем рождения парню на 18Все именины по месяцамПлейкаст поздравление с днем отцаСценарий детского дня рождения в африкеСпортивный праздник мама и я сценарий


Поздравления с машиной и домом Поздравления с машиной и домом Поздравления с машиной и домом Поздравления с машиной и домом Поздравления с машиной и домом Поздравления с машиной и домом


ШОКИРУЮЩИЕ НОВОСТИ