Проза потерянного поколения


Актуальность диссертационного исследования обусловлена все возрастающим интересом к феномену «американской мечты». «Американская мечта» - одна из главнейших составляющих менталитета, культуры, истории, социальной и политической жизни США; миф, который глубоко укоренился в массовом сознании, предопределил восприятие мира американцами. «Американская мечта» сыграла важнейшую роль в становлении американского государства и нации, оказала решающее влияние на формирование американского национального характера, определила взаимоотношения США с окружающим миром.

Уже на ранних этапах развития США американские религиозные и политические деятели, критики и писатели обращались к «американской мечте». Так, первые положения, которые впоследствии вошли в понятие «американской мечты», были сформулированы в канонических публицистических текстах проповедей, памфлетов и дневников «отцов-основателей» США. В дальнейшем с развитием литературы «американская мечта» стала находить свое отражение и в художественном сознании американской нации. На всем протяжении истории американской литературы возникают произведения, непосредственно связанные с темой «американской мечты». Среди них - «Американский претендент» М. Твена, «Сын Америки» Р. Райта, «Американская трагедия» Т. Драйзера, «Великий Гэтсби» Ф. Фицджеральда, «Американская земля» Э. Колдуэлла, «Путешествие с Чарли в поисках Америки» Дж. Стейнбека, «Американская мечта» Э. Олби, «Американская мечта» Н. Мейлера, «Реквием по мечте» X. Сэлби, «Страх и отвращение в Лас-Вегасе: Дикое путешествие в сердце американской мечты» X. Томпсона.

Параллельно с художественной развивается и документальная традиция литературы США. На развитие американской литературы ■ большое влияние оказывало бурное развитие газет и журналов. По свидетельству критиков, многие писатели пришли в американскую литературу из журналистики, среди них - У. Уитмен, М. Твен, Б. Гарт, С. Крейн, Дж. Стейнбек. Во многом это проза наложило отпечаток на всю литературу США, национальными особенностями которой становятся подчеркнутый интерес к факту, к документу и к соединению документального и художественного. Литературная ситуация XX века как нельзя лучше иллюстрирует национальную специфику американской литературы. По свидетельству многих критиков, в XX столетии можно проследить две устойчивые тенденции: с одной стороны, художественная литература тяготеет к публицистичности, к фактографической достоверности, с другой стороны, журналистика заимствует различные приемы беллетристики, происходите ее эссеизация.

Особенно этот процесс характерен для США, где в 1960-70-е годы на стыке журналистики и литературы возникает такое специфически американское явление как Новый журнализм. По свидетельству Б. Лунсберри, его суть заключается в обращении к неким константным» для американской литературы и публицистики темам, среди которых - конфликт личности и общества и особая сила воздействия «американской мечты»1. Представители этого течения ставили перед собой цель немедленно реагировать на происходящие события, используя при этом беллетристические приемы. Для США этот период был временем экономического, политического и духовного кризиса. Война во Вьетнаме, студенческое и антирасистское движение, уотергейтский скандал, рост безработицы и преступности, затронувшие все слои населения, вызвали широкий интерес к проблемам политики и общественной жизни. Соответственно документалисты, обращаясь к основным проблемам современной им действительности, не могли не учитывать той роли, которую играет «американская мечта» как в политике США, так и в ее культурной и общественной жизни.

1 See: Lounsberry В. The Art of Fact Contemporary Artists of Nonflction / B. Lounsberry. - Westport, Connecticut London: Greenwood Press, 1990. - 214 p.

Проблема функционирования художественно-документальной литературы решается на стыке двух теорий - журналистики и литературы. С одной стороны, это дает возможность многоаспектного изучения данного явления, но, с другой стороны, возникают неизбежные столкновения позиций. Характеризуя сложившуюся ситуацию, Е.П. Прохоров довольно эмоционально пишет о «взбесившейся терминологии»: «терминология наша выделывает странные штуки»1.

Крупнейшие теоретики журналистики, среди которых Е.П. Прохоров, М.С. Черепахов, В.В. Ученова, А.А. Тертычный, М. Стюфляева, JI.E. Кройчик относят подобные пограничные произведения к художественно-публицистическим жанрам, которые существуют наряду с аналитическими и информационными2. Отличительной особенностью подобных произведений является присущая им наряду с публицистичностью (обращением к актуальным проблемам современности и прямой авторской оценкой описываемых явлений) художественная. образность,, эмоциональная насыщенность текстов, глубина авторского обобщения действительности:

Теоретики литературы П.В. Куприяновский, JI.A. Розанова, Е.А. Стеценко, Ю.А. Андреев используют такие определения, как «художественно-документальная литература», «художественная л документалистика», «литература факта». К основным признакам таких произведений относят включение реально существовавших лиц и

1 Прохоров Е.П. Искусство публицистики: Размышления и разборы / Е.П. Прохоров. - М.: Советский писатель, 1984.-С. 16

2 Ученова В.В. Гносеологические проблемы публицистики / В.В. Ученова. - М., 1971. - 145 е.; Черепахов М.С. Проблемы теории публицистики / М.С. Черепахов. - М., 1973. - 267 е.; Стюфляева М.И. Образные ресурсы публицистики / М.И. Стюфляева. - М.: Мысль, 1982. - 176 е.; Прохоров Е.П. Введение в теорию журналистики. Учебное пособие / Е.П. Прохоров. - М., 2000. - 308 е.; Тертычный А.А. Жанры периодической печати / А.А. Тертычный. - М.: Аспект-Пресс, 2000. - 312с; Кройчик Л. Е. Система журналистских жанров / Л.Е. Кройчик // Основы творческой деятельности журналиста. - СПб.: Знание, 2000.

- С. 125-168.

3 Куприяновский П.В. Проблемы изучения художественно-документальной литературы // О художественно-документальной литературе. - Иваново, 1972. - С.3-21; Стеценко Е.А. Документальная проза / Е. А. Стеценко // Основные тенденции развития современной литературы США. — М.: Наука, 1973. - 398 е.; Андреев Ю.А. По законам искусства (о природе документальности) / Ю.А. Андреев // Вопросы литературы.

- 1979. - №2. - С. 28-49; Розанова Л.А. Некоторые вопросы развития художественно-документальной литературы и общей теории реализма // Художественно-документальная литература: История и теория. -Иваново, 1984.-С. 129-146. произошедших в действительности событий в ткань художественно-организованного текста.

В целом, на протяжении всего XX века прослеживается устойчивый интерес к проблеме художественно-документальной литературы, однако можно выделить несколько периодов усиления интереса к ее изучению.

В 20-е гг. XX века, члены литературной группы «Левый Фронт Искусств» (ЛЕФ) предложили свое объяснение появления «литературы факта». В своих статьях и дискуссиях лефовцы высказывали мнение, что искусство деформирует реальность, в то время как «сегодняшнему дню свойственен интерес к материалу, причем к материалу, поданному в наиболее сырьевой форме»1. ЛЕФ призывал похоронить сюжет и заменить его «монтажом фактов». Героями литературного произведения, по мнению группы, должны были быть реальные люди, а не вымышленные автором образы. Такие жанры, как роман, повесть, рассказ, безнадежно устарели, поэтому на смену им должны прийти очерк, газетный фельетон, «человеческий документ». С таким пониманием причин необходимости развития «литературы факта» соглашался В. Шкловский: «Заинтересованность в романе давно пережита. Последний день приговоренного к смерти. Организм читателя вакцинизирован вымыслом»2. Еще более пессимистична точка зрения В. Вейдле, известного критика 20-х гг. По его мнению, в современной литературе не существует больше такого жанра, как роман, он вытесняется биографией, мемуарами, журналистскими очерками, в ней начинает преобладать документальная мозаика, монтаж: «Над вымыслом можно было обливаться счастливыми слезами, но горькие слезы прольет художник над его меркнущей, уходящей тенью и над своим о бессилием облечь ее снова в живую плоть». В целом, появление такого количества работ по проблемам художественно-документальной литературы в этот период вполне объяснимо историческим контекстом, так как

1 Литература факта Первый сборник материалов работников ЛЕФА. - М.: Захаров, 2000. - С. 86

2 Там же, С 129

3 Вейдле В Умирание искусства / В. Вейдле. - М.: Республика, 2001. - С. 11 отечественное литературоведение в это время было охвачено революционными идеями отказа от «канонов», в том числе и в литературе.

Новое усиление интереса к документалистике как со стороны теоретиков публицистики, так и со стороны теоретиков литературы пришлось на 60 - 80-е гг. XX века. Начиная с 60-х годов на страницах журналов проходили дискуссии по поводу природы художественной публицистики и художественно-документальной литературы1. В 70-е годы было проведено несколько конференций в Иваново, результатом чего стали сборники материалов, на страницах которых свое мнение по вопросам «литературы факта» высказывали исследователи Г.М. Цвайг, П.В. Куприяновский, П.В. Палиевский, JI.A. Розанова2. К этому же времени относятся работы В.В. Ученовой, М.С. Черепахова, А.Ю. Андреева, Л. о

Гинзбург, Е.А. Стеценко. Исследователи ставили себе цель объяснить сам феномен художественно-документальной литературы.

По мнению Цвайга Г. М., художественно-документальную литературу «следует рассматривать как особую категорию письменности, стоящую на грани искусства и науки- и вбирающую в себя существенные черты последних»4. А.Ю. Андреев в своей статье «По законам искусства» предлагает рассматривать данный феномен в широком смысле - как документальность, которая может проявлять себя в тексте художественной литературы непосредственно введением документальных событий и лиц в ткань произведения. Таким образом, такие литературные разновидности, как мемуары, очерки, дневники, он предлагает определять как «формы бытования художественной литературы». Л. Гинзбург в своей статье «О

1 Публицистика— передний край литературы (дискуссия) // Вопросы литературы. - 1970. - № 1. - С. 44-94; Права и обязанности документалиста (дискуссия) // Вопросы литературы. - 1971. - №6. - С 63-135.

2 О художественно-документальной литературе. - Иваново: Иван. Гос. Пед. Ин-т, 1972. - 229 е.; Художественно-документальная литература: История и теория. - Иваново: ИвГУ, 1984. - 175 с.

3 Гинзбург Л. О документальной литературе и принципах построения характера / Л. Гинзбург // Вопросы литературы - 1970. - №7. - С. 62-91; Ученова В.В. Гносеологические проблемы публицистики / В.В. Ученова. - М., 1971. - 145 е.; Стеценко Е.А. Документальная проза / Е. А. Стеценко // Основные тенденции развития современной литературы США — М.: Наука, 1973 - 398 е.; Черепахов М.С. Проблемы теории публицистики / М.С. Черепахов. - М.: Мысль, 1973. - 269 с, Андреев Ю.А. По законам искусства (о природе документальности) / Ю.А. Андреев // Вопросы литературы. - 1979. - №2. - С. 28-49.

4 Цвайг Г.М. Развитие жанров художественно-документальной литературы / Г. М. Цвайг // О художественно-документальной литературе. - Иваново: Иван. Гос. Пед. Ин-т, 1972. - С. 5 документальной литературе и принципах построения характера» определяет основную особенность художественно-документальной литературы. По ее мнению, документальная литература оперирует реальными фактами, в которых пытается выявить действие исторических, философских, психологических тенденций. «И тогда в факте пробуждается эстетическая мысль: он становится формой, образом, представителем идеи»1. JI. Гинзбург выделяет следующие формы художественно-документальной литературы: хроникальная, мемуарная и философская.

Е.А. Стеценко особое внимание уделяет определению причин появления феномена «литературы факта». Исследователь считает определяющими следующие факторы современной действительности: изменчивость, катастрофичность, фантастичность самой жизни, которая опережает воображение; воздействие научно-технической революции, точных методов познания; соревнование со средствами массовой информации; стремление к созданию правдивой картины мира2.

Значительный интерес к проблеме художественно-документальной литературы отмечается и в постсоветский период. С 1980 по 2009 гг. было защищено несколько диссертаций по проблемам художественно-документальной литературы: А.А. Галич «Современная художественная документально-биографическая проза. Проблемы развития жанров» (Донецк, 1984); JT.K. Оляндэр «Документально- художественная проза о Великой отечественной войне (история развития и поэтика документальных жанров)» (Луцк, 1992); Н.Б. Бозиева «Художественно-документальная проза в кабардинской литературе» (Нальчик, 2005); Ю.А. Тарабукина «Концепция творчества в. художественной и художественно-документальной прозе Ю. Нагибина» (Тюмень, 2006); Г.Ф. Гараева «Художественное своеобразие документальной прозы Шамиля Ракипова» (Казань, 2007); Е.Г. Местергази «Художественная словесность и реальность (документальное начало в

1 Гинзбург Л.Я. О документальной литературе и принципах построения характера / Л.Я. Гинзбург // Вопросы литературы, 1970. - №7. - С.65 Стеценко Е.А. Документальная проза / Е. А. Стеценко // Основные тенденции развития современной литературы США,- М.: Наука, 1973. - С. 142 отечественной литературе XX века» (Москва, 2008), А.В. Игнатов «Зарубежные и русские источники в работе автора над художественно-документальным произведением: литературно-исторические аспекты изучения проблемы» (Самара, 2009). В 2002 году А.В. Яркова выпустила монографию, посвященную творчеству Б.К. Зайцева, где уделила особое внимание вопросу развития художественно-документальной литературы1. В 2006 и 2007 годах вышли две книги Е.Г. Местергази, посвященные природе художественно-документального начала: «Документальное начало в литературе XX века» и «Литература нон-фикшн / non-fiction: экспериментальная энциклопедия. Русская версия»2.

О несомненном интересе к проблеме «литературы факта» свидетельствуют конференции и круглые столы, которые проводятся в последние годы. С 2006 в Казани проводятся международные конференции «Синтез документального и художественного», результатом чего стали о сборники статей. В, 2008 в Институте мировой литературы им. А. М. Горького состоялся круглый стол «Литература и документ: теоретическое осмысление темы», в котором приняли участие П.В. Палиевский, Е.Г. Местергази, О.А. Овчаренко, Л.Ф. Луцевич и др.

В целом, существует три точки зрения на феномен художественно-документальной литературы, которые приводятся в монографии О.О. Несмеловой «Пути развития отечественной литературной американистики XX века». Первая заключается в том, чтобы выделить художественно — документальную литературу в особый род. Такая точка зрения представлена в работах М.М. Шеховцова: «Сегодняшняя художественно-документальная проза во всех ее формах и жанровых разновидностях тяготеет к

1 Яркова А.В. Жанровое своеобразие творчества Б.К.Зайцева 1922 - 1972 годов: Литературно-критические и художественно-документальные жанры/ А.В. Яркова. - СПб.: ЛГОУ им. А.С. Пушкина, 2002.-212 с.

2 Местергази Е.Г. Документальное начало в литературе XX века / Е.Г. Местергази. - М.: Флинта; Наука, 2006. - 168 с; Местергази Е.Г. Литература нон-фикшн / non-fiction: экспериментальная энциклопедия. Русская версия 1 Е.Г. Местергази. - М.: Совпадение, 2007. - 328 с.

3 Синтез документального и художественного в литературе и искусстве: Сборник статей и материалов международной научной конференции (3-6 мая 2006 г.). - Казань: Издательство Казан, ун-та, 2007. - 488 е.; Синтез документального и художественного в литературе и искусстве: Сборник статей и материалов международной научной конференции (5-9 мая 2008 г.). - Казань: РИЦ «Школа», 2009. - 460 с. самостоятельному роду литературы, представляющей своеобразный сплав документальной основы и элементов лирики, эпоса и публицистики»1.

Вторая точка зрения состоит в том, что художественно-документальная литература - это жанр. Ее придерживаются Б.И. Гушанская, И.В. Киреева: «Есть все основания полагать понятие художественно — документальной литературы жанровым. Данный термин приложим к различным видам очерковой и мемуарной литературы (очерк, фельетон, автобиография, дневник, исповедь, художественная биография)»".

Исследователи, придерживающиеся третьей точки зрения (среди них Я.И. Явчуновский и В.В. Филиппов) считают, что термин «художественно-документальная литература» не объемлет всего феномена. Вместо него они предлагают использовать термин «документализм». Так, Филиппов В.В. говорит о документализме публицистики и документализме художественной литературы.

По нашему мнению, выделение художественно-документальной литературы как особого жанра создает дополнительную трудность» в определении жанровой принадлежности разновидностей «литературы факта». Разные исследователи предлагают свой выход из данного положения. Так, А.Г. Тоне предлагает использовать термин жанровые разновидности и выделяет следующие разновидности художественно-документальной литературы: исторический, биографический, мемуарный, автобиографический, эпистолярный, дневники, записные книжки, литературная публицистика и т.д. В.Н. Еременко предлагает термин «книга»: книги-исповеди, книги-раздумья, книги-расследования и т.д. Это создает дополнительное разветвление системы и представляется, на наш взгляд, не совсем обоснованным.

Позиция В.В. Филиппова и Я.И. Явчуновского (третья точка зрения) представляет собой попытку создать единообразный критерий для анализа

1 Цнт. по: Несмелова О.О. Пути развития отечественной литературной американистики XX века /0 0. Несмелова. - Казань: Книжный дом, 1998,- С. 237

2 Там же, С. 237 беллетристических и публицистических произведений, однако введение термина «документализм» по отношению к публицистике и литературе не снимает проблему «дублирования» терминологии и отсутствия четких критериев для разграничения художественно-публицистических и художественно-документальных текстов.

Попытку создать подобные критерии делает в своих работах В.А. Аграновский. Исследователь признает, что границы между публицистикой и беллетристикой стираются. Это проявляется в том, что прозаики все чаще обращаются к документу, а журналисты - к приемам работы прозаиков. Исследователь положительно оценивает данную тенденцию, говоря о том, что это способствует «процветанию» журналистики. Анализируя уровень домысла или вымысла как средство разграничения журналистики и литературы, автор приходит к мнению о его несостоятельности, так как в современных условиях этот критерий уступает место степени достоверности, который одинаково применим как к литературе, так и к журналистике. Основное отличие художественной публицистики (автор использует термин «художественная документалистика», что создает дополнительные трудности в разграничении) от документальной литературы заключается1 в масштабности тем, фундаментальности исследований и величине публикаций1. Такая попытка представляется вполне понятной, однако, по нашему мнению, не совсем отвечает поставленной цели, так как все эти критерии достаточно субъективны.

Мы согласны с мнением О.О. Несмеловой, высказанном в рамках конференции «Синтез документального и художественного» (2006), о том, что способом решения данной проблемы было бы выделить художественно-документальную литературу в особый род литературы (точка зрения, высказанная М.М. Шеховцовым) и признать его «гибридный» характер, что позволило бы упростить существующую и в теории журналистики, и в

1 Аграновский В.А. Ради единого слова: Журналист о журналистике / В.А. Аграновский. - М : Мысль, 1978. - 168с.; Аграновский В.А. Вторая древнейшая. Беседы о журналистике / В.А. Аграновский. - М.: Вагриус, 1999.-415с. теории литературы систему жанров. Кстати, подобная точка зрения давно высказывается теоретиками публицистики, которые чаще всего определяют художественную публицистику как особый род литературы (Е.П. Прохоров, М.С. Черепахов). Нужно признать, что эта довольно-таки революционная мысль и вполне естественно, что многими теоретиками литературы она воспринимается с опасением. Однако в настоящее время становится очевидным, что произведения художественно-документальной литературы невозможно рассматривать только с точки зрения теории публицистики или теории литературы. Более предпочтительным нам представляется комплексный подход к анализу данных произведений: учитывать и воздействие, которое подобные произведения оказывают на общественное сознание, и художественные приемы, которые используют документалисты. Это помогло бы избежать частой ошибки при анализе художественной документалистики: когда лишь схематично указывается публицистическое воздействие и акцент делается на литературоведческий анализ или, наоборот, публицистическое воздействие ставится «во главу угла» и только вкратце перечисляются авторские приемы. На подобную опасность указывал еще Е.П. Прохоров: «Беда подобных «анализов» состоит, прежде всего, в разрыве формы и содержания, в механической перечисленности обнаруженных черт и свойств, в отсутствии целостного понимания творческого мира произведения»1.

Феномен «литературы факта» изучается и зарубежными исследователями. В западной науке существует более упрощенная двухполюсная система - fiction и nonfiction, согласно которой литература относится к сфере fiction, а публицистика и весь остальной массив документальных жанров - к сфере nonfiction. Однако многие ученые приходят к мнению, что такая система не отражает современного состояния

1 Прохоров Е.П. Искусство публицистики: Размышления и разборы / Е.П. Прохоров. - М.: Советский писатель, 1984. - С. 291 литературы, хотя nonfiction - более емкое понятие, чем отечественный термин «художественно-документальная литература».

Акцентируя внимание на смежном характере художественно-документальных произведений, исследователи предлагают данному явлению различные названия. Б. Лунсбери в своем труде «Искусство факта» анализирует и критикует некоторые предлагаемые дефиниции. Термины «новый» или «высокий» журнализм кажутся исследователю слишком узкими. Другие названия этого явления, как, например, определение Д. Макдоналда «паражурнализм» она считает «просто унизительными». Лучше дело обстоит, по ее мнению, со словосочетаниями, которые указывают на «гибридный» характер изучаемой формы. В целом, исследователь приходит к мнению, что наиболее адекватным термином является «художественная документалистика» (literary nonfiction).

С ней не соглашается Т. Коннери, издатель сборника работ по американскому литературному журнализму. Издатель приводит следующие определения: literary nonfiction, artistic nonfiction (художественная документалистика), the nonfiction novel (документальный роман), the nonfiction story (документальная повесть), and new reportage (новый репортаж). Однако ни одно из них, по его мнению, не может быть принято. Исследователь настаивает на применении термина literary journalism (художественная журналистика): «Художественная журналистика» - не менее идеализированный термин, чем термин «художественная документалистика», который предлагает Лунсберри, но я заявляю, что эта терминология лучше всего отражает сущность изучаемого феномена». Свою точку зрения исследователь подкрепляет тем, что, во-первых, термин «литературная журналистика» уже устоялся. Во-вторых, использование термина «журнализм» предпочтительнее термина «документалистика», так как материал, в основном, собирается при помощи журналистских методов, включая интервью, изучение документов и наблюдения. Более того, «журнализм» подразумевает «мгновенность отклика», тогда как определение художественный» используется из-за того, что цель таких произведений не чисто информационная1. Нам все же более приемлемым кажется термин художественная документалистика, так как он коррелируется с отечественным термином «художественно-документальная литература». Более того, если идти по пути объединения всего массива «гибридных» произведений, данный термин станет наиболее нейтральным для их обозначения, так как акцент при таком определении не смещается ни в сторону «литературности», ни в сторону «публицистичности».

Начиная с 60-х гг. XX века большое внимание дискуссиям на тему художественной документалистики отводится в работах, посвященных Новому журнализму2. При этом в некоторых случаях термин «Новый журнализм» используется для определения всего феномена художественной документалистики, однако мы не согласны с подобным расширением понятия, так как Новый журнализм - это лишь один из этапов развития художественно-документальной литературы США, который пришелся на- 6070 гг. XX века.

Термин «Новый журнализм» (в узком смысле, применительно к группе журналистов, работающих на стыке журналистики и литературы) был впервые употреблен журналистом П. Хэммилом. Исследователи приводят многочисленные причины появления Нового журнализма как направления. Наиболее распространенная точка зрения заключается в том, что его появление было обусловлено самим временем, «когда события происходили л с такой быстротой, что исчезало все, кроме их внешнего облика». Дж. Хартсок пишет, что Новый журнализм стал развиваться «как ответ на значительные социальные и культурные изменения и потрясения (война во

1A Sourcebook of American Literary Journalism. Representative Writers in an Emerging Genre / Ed. by Th.B. Connery. - Westport, Connecticut, London: Greenwood Press, 1992. - P. 3-11

2 Johnson M. The New Journalism. The Underground Press, the Artists of Nonfiction, and Changes in the Established Media / M. Johnson. — Lawrence: The University Press of Kansas, 1971. - 171 p.; Hollowell J. Fact and Fiction. The New Journalism and Non-fiction Novel / J. Hollowell. - Chapel Hill: The University of North Carolina Press, 1977. - 190 p.;Hellman J. Fables of Fact: The New Journalism as New Fiction / J. Hellman. - Urbana: University of Illinois Press, 1978. - 164 p.; Weber R. The Literature of Fact: Literary Nonfiction in American Writing. - Athens (Ohio): Ohio University Press, 1980. - 181 p.

3 Олдридж Дж. После потерянного поколения / Дж. Олдридж. - М.: Прогресс, 1981. - С. 63

Вьетнаме, борьба за гражданские права, политические убийства, распространение психоделической культуры» 1. В таких условиях ни традиционная беллетристика, ни журналистика не справлялись с задачей отражения реальности: «Подъему нового журнализма способствовала слабость традиционного журнализма, ставшая очевидной к 1960-м гг. Та же ситуация сложилась и в литературе»2. Том Вулф, однако, в своей антологии «Новый журнализм»3 приводит еще одну причину возникновения движения. В 40-50-е годы XX века у американских писателей «возникла «американская мечта» - написать роман. Роман тогда стал не просто литературным жанром, а психологическим феноменом. Умственным расстройством. Слово «роман» входило в глоссарий «Общего введения в психоанализ» наряду с нарциссизмом и навязчивыми неврозами»4. Поэтому то, что журналисты стали писать свои работы в форме романов было, по словам Вулфа, «данью глубочайшего уважения Роману и его великим творцам. И первыми ступившие на эту дорогу журналисты ничуть не ставили под сомнение верховенство романистов как непревзойденных художников слова, каковыми те были и останутся»5. Несмотря на спорность данного утверждения, оно подтверждается неоднократными заявлениями, например, Н. Мейлера о его желании написать «великий американский роман»6.

Новый журнализм получил крайне неоднозначные и разнообразные оценки. Многие известные писатели и критики соглашались с тем, что на определенном этапе Новый журнализм занимал значительное место в

1 Hartsock J. A History of American Literary Journalism The Emergence of a Modem Narrative Form / J. Hartsock. - Amherst: University of Massachusetts Press, 2000. - P. 191-192

2 Hellman J. Fables of Fact. The New Journalism as New Fiction / J. Hellman. - Urbana: University of Illinois Press, 1978.-P. 8

3 Антология "New Journalism" была составлена Т. Вулфом в 1973 году. На русский язык она была переведена только в 2008 году Д. Благовым и Ю. Балаяном, которые перевели название как «Новая журналистика». Такой перевод представляется нам не совсем адекватным, т.к. «Новый журнализм» - уже сложившийся и ставший традиционным термин, используемый для описания литературного явления, возникшего в 60-е годы XX века в США. Кроме того, «журналистика» - это, скорее конкретные формы подачи материала, используемые практикующими журналистами, тогда как слово «журнализм» ближе по смыслу к понятию «качественного признака» литературы по аналогии с понятием «документализм».

4 Вулф Т. Новая журналистика и Антология новой журналистики под редакцией Т. Вулфа и Э.У.Джонсона / Т. Вулф. - СПб.: Амфора, 2008. - С. 18

5 Там же, С. 21

6 Mailer N. The advertisements for myself / N. Mailer. - London: Granada Publishing Limited, Panther Books Ltd., 1972.-442 p. американской литературе. К. Воннегут, имея в виду свои политические репортажи, писал: «Пожалуй, я сам имел отношение к этому движению, я отдал ему значительную дань»1.

Однако больше было критических отзывов. По мнению Г. Голда, представители Нового журнализма видят в нем лишь «возможность для самовыражения»2. Некоторые из высказываний в адрес Нового журнализма были даже оскорбительными. Дж. Холлуэлл в своем солидном исследовании «Факт и вымысел. Новый журнализм и документальный роман» пишет, что Д. Макдоналд в New York Book Review называл Новый журнализм «незаконнорожденной формой», а М. Арлен в журнале Atlantic заявил, что «новый журналист — это скорее не репортер, а импресарио»3. Надо сказать, что и сам Т. Вулф был далеко не так идеалистично настроен по поводу Нового журнализма, как о том свидетельствуют критики. В том же предисловии к своей антологии, автор пишет: «В американской литературе образовалась большая прореха - настолько большая, что в- нее без труда въехал такой неуклюжий тарантас, как новая журналистика»4.

В основном, отрицательное отношение критиков вызывали «претензии» Нового журнализма на новизну и «революционность» Так, Дж. Хоу описывает Новый журнализм как «эволюцию», а не «революцию». Он говорит о том, что Новый журнализм явился «еще одной ступенью долгого и последовательного развития журналистики 5. С этим мнением можно согласиться в том смысле, что в Новом журнализме действительно сильны традиции новостной, журналистики, однако нельзя отрицать и новаторства подобных произведений. По нашему мнению, работы новых журналистов нельзя отнести к журналистике в чистом виде, так как авторы при написании

1 Цит. по: Американская художественная культура в социально-политическом контексте 70-х годов XX века. -M.: Наука, 1982.-С. 21

2 Там же, С. 28

3 Sited on: Hollowell J. Fact and Fiction. The New Journalism and Nonfiction Novel / J. Hollowell. - Chapel Hill: The University of North Carolina Press, 1977. - P. 44

4 Вулф Т. Новая журналистика и Антология новой журналистики под редакцией Т. Вулфа и Э.У.Джонсона / Т. Вулф. - СПб.: Амфора, 2008. - С. 53

5 A Sourcebook of American Literary Journalism. Representative Writers in an Emerging Genre / Ed. by Th.B. Connery. - Westport, Connecticut London: Greenwood Press, 1992.-P. 18 своих произведений не ставят цель «информировать» читателей о происходящих событиях, сообщать им «новости». Их книги чаще всего выходят уже после того, как описываемые ими явления получают общественный резонанс.

К основным приемам Нового журнализма Вулф относит следующие: разворачивание повествования в виде отдельных сцен, или представление героев в драматические моменты, как и в традиционной литературе; приведение целых диалогов в отличие от журналисткой выборки цитат; все многообразие точек зрения; «статусные» детали или привычки, манеры, жесты и т.д., характерные для определенных людей, сообществ и субкультур.

Однако далеко не все новые журналисты и критики согласны с таким перечнем. Дж. Мер фи, например, характеризует Новый журнализм как «художественный, творческий репортаж, для которого характерны три основные черты: использование художественных средств, глубокое изучение и субъективизм»1. Симе, опросив несколько новых журналистов, на основе этих опросов приходит к выводу о том, что основными характеристиками новожурналистских работ являются: «метод «включенного» репортажа; определенная структура, когда у каждого отдельного отрывка - своя динамика и структура (она не обязательно соответствует общей «журналистской формуле» работы); точность; присутствие голоса автора и наличие определенных авторских обязательств»". Одной из наших задач будет проанализировать, какие из вышеперечисленных приемов используют в своем творчестве рассматриваемые в нашем исследовании авторы.

Новый журнализм представлен следующими именами: Г. Талес, Дж. Бреслин, Т. Вулф, Н. Мейлер, М. Герр, Дж. Дидион, Дж. Плимптон и др. Основной пик активности этих авторов приходится-на 60-70 годы XX века, после чего, по мнению многих исследователей, Новый журнализм перестал существовать. Однако не все согласны с подобной точкой зрения. Р. Бойнтон

1 Sited on: A Sourcebook of American Literary Journalism. Representative Writers in an Emerging Genre / Ed. by Th.B. Connery. - Westport, Connecticut, London: Greenwood Press, 1992. - P. 4

2 Ibid, P. 5 в 2005 году издал сборник интервью с писателями и журналистами, продолжающими работать в жанре художественной документалистики, которую назвал «Новый новый журнализм»1. В предисловии автор говорит о том, что огромное количество журналистов продолжает работать в традициях Нового журнализма, хотя некоторые приемы, которые они используют, коренным образом отличаются от тех, что использовались новыми журналистами 60-70-х годов. Среди этих авторов А. Лебланк, М. Льюис, А. Котловиц, В. Финнеган, Т. Конновер, Дж. Харр, С. Орлеан и др. Кроме того, в 80-90-е годы активно продолжают писать Н. Мейлер, Т.Вулфи X. Томпсон, так что вряд ли правомерно говорить о полном исчезновении Нового журнализма.

В данной работе мы обратимся к творчеству Нормана Мейлера, Тома Вулфа, Хантера Томпсона и Трумена Капоте. Все они являлись знаковыми фигурами для культуры США второй половины XX века. Т. Вулф стал теоретиком и главой Нового журнализма: Т. Капоте создал «документальный роман», назвав данную' форму «nonfiction novel». Н. Мейлер продолжил традицию Капоте и предложил свою разновидность документального романа - «роман как история, история как роман» («history as a novel, novel as a history»). Документальное творчество H. Мейлера гораздо шире рамок Нового журнализма, на протяжении всего творчества Мейлер неоднократно экспериментировал с художественно-документальной формой, среди его книг - «роман, взятый из жизни», вымышленная биография, художественный репортаж. X. Томпсон создал целое направление - «гонзо-журналистику», где доминирующим принципом является намеренная, акцентированная • субъективность 2.

1 Boynton R. The New New Journalism / R. Boynton. - Random House, 2005. - 456 p.

2 «Гонзо» - термин, означающий иа сленге ирландских жителей Бостона «человека, который способен перепить всех за столом»; также это «техника съемки порнофильмов, когда оператор является одним из актеров»; кроме того, слово «гонзо» употребляется в значении «сумасшедший, чудной, абсурдный». Термин ввел Б. Кардосо, характеризуя одну го статей Томпсона. Гонзо-журналистика - журналистика без правил, в произведениях такого типа не обязательна структура, зачастую отсутствуют четкие сюжетные разграничения. Сам Томпсон, характеризуя свою манеру письма, говорил, что для «гонзо-журналистики необходим талант, непосредственность и спонтанность мастера живого репортажа, глаз художника или фотографа и стальные яйца актера». Все работы Томпсона, как беллетристические, так и журналистские

18

К изучению творчества упомянутых документалистов обращались многие исследователи, однако степень изученности их творчества различна. Наиболее традиционным подходом является рассмотрение творчества всех четырех авторов в контексте Нового журнализма. Такой подход представлен работами Р. Вебера, Дж. Хеллмана, Дж. Холлоуэлла, М. Джонсона, Б. Лунсберри, Д. Сталла.1

Наиболее полное критическое освещение как в зарубежном, так и в отечественном литературоведении получило творчество Мейлера и Капоте.

Многие зарубежные исследователи изучали творчество Мейлера в рамках контркультуры 60-70-х годов США. В качестве примера можно привести книги М. Дикстайна «Врата Рая: Американская культура в шестидесятых», Р. Эрлиха «Радикал как хипстер» и Р. Кимбала «Долгий марш: Как культурная революция изменила Америку» 2. Некоторые исследователи демонстрировали междисциплинарный подход к творчеству документалиста. Например, Д. Гвест в своей книге «Приговоренный к смерти: американский- роман о насилии и смертная казнь» рассматривает творчество Мейлера в контексте дискуссии об- отмене смертной казни. Существовали даже попытки рассмотреть творчество Мейлера в контексте концепции мультикультурализма: монография Л. Харапа «В рамках мейнстрима: представляют материал через призму собственного «Я» автора и отличаются высокой степенью субъективности. Томпсон часто использует манеру письма, имитирующую поток сознания.

1 Johnson М. The New Journalism. The Underground Press, the Artists of Nonfiction, and Changes in the Established Media. — Lawrence: The University Press of Kansas, 1971. — 171 p.; Hollowell J. Fact and Fiction. The New Journalism and Non-fiction Novel / J. Hollowell. - Chapel Hill: The University of North Carolina Press, 1977. - 190 p.; Hellman J. Fables of fact: The New Journalism as New Fiction / J. Hellman. - Urbana: University of Illinois Press, 1978. - 164 p.; Weber R. The Literature of Fact: Literary Nonfiction in American Writing. - Athens (Ohio): Ohio University Press, 1980. - 181 p.; Lounsberry B. The Art of Fact: Contemporary Artists of Nonfiction / B. Lounsberry. - Westport, Connecticut, London: Greenwood Press, 1990 - 214 p.; Stull J. Literary Selves: Autobiography and Contemporary American Nonfiction. - Westport, Connecticut, London: Greenwood Press, 1993. -160 p.

2 Dickstein M. The Gates of Eden. American Culture in the Sixties / M. Dickstien. - N.Y.: Basic Books, 1977. - 300 p.; Ehrlich R. Norman Mailer: Radical as Hipster / R. Ehrlich. - Metuchen (New Jersey) & London: The Scarecrow Press, 1978. - 234 p.; Kimball R. The Long March. How the Cultural Revolution Changed America / R. Kimball. -San Francisco: Encounter Books, 2000. - 326 p.

3 Guest D. Sentenced to Death. The American Novel and Capital Punishment / D. Guest. - Jackson: University Press of Mississippi, 1997. - 179 p. еврейское присутствие в американской литературе XX века»1, что в случае с Мейлером вряд ли обосновано.

К творчеству Мейлера обращались и отечественные исследователи, такие как М.О. Мендельсон, А.С. Мулярчик, A.M. Зверев, Я.Н. Засурский, С. Вишневский, Т. Роттенберг2. При несомненной научной ценности данных работ, они все же не совсем отвечают современному состоянию проблемы. К творчеству Мейлера обращаются и современные исследователи, среди которых О.О. Несмелова, О.Е. Осовский. Последней по времени отечественной работой является монография «Документальная проза Нормана Мейлера» И:Л. Галинской, изданная в 2009 году3. Исследователь довольно подробно останавливается на произведениях Мейлера 50-70-х гг.: «Самореклама», «Майами и осада Чикаго», «Президентские записки», «Песнь палача». Также исследователь включает в свою монографию-анализ произведений «Евангелие от Сына Божьего» и «Замок в лесу», что представляется нам несколько неоправданным в рамках монографии о «документальной прозе Мейлера». Однако эта монография, служит доказательством неослабевающего интереса к творчеству документалиста. 1

Творчество Капоте также является достаточно изученным, особенно это касается документального романа «Хладнокровное убийство». В 1968 году вышел целый сборник статей «Хладнокровное убийство» Трумена Капоте. Критический справочник», посвященных анализу этого романа4. Особого внимания заслуживает книга Дж. Плимптона «Трумен Капоте», в которой представлены биографические сведения о Капоте, а его творчество

1 Нагар L. In the Mainstream: The Jewish Presence in Twentieth-Century American Literature, 1950s-1980s. / L. Harap. - Westport, Connecticut, London: Greenwood Press, 1987. — 208 p.

2 Мендельсон М.О. Современный американский роман / М.О. Мендельсон. - M.: Наука, 1964. - 534 е.; Вишневский С. Поляризация Нормана Мейлера. / С. Вишневский // Иностранная литература. - 1971. - №2. -С. 244 - 247; Зверев A.M. Через зону пустоты / A.M. Зверев // Иностранная литература. - 1974. - №3. - с.203-212; Мулярчик А.С. В погоне за бегущим временем (романы Нормана Мейлера) / А.С. Мулярчик // Вопросы литературы. - 1978. - №10. - С. 128 - 165; Роттенберг Т. Норман Мейлер / Т. Роттенберг // Иностранная литература. - 1985. - №1. - С. 236 - 239.

3 Галинская И.Л. Документальная проза Нормана Мейлера / И. Л. Галинская. - М., 2009. - 106 с.

4 Truman Capote's In Cold Blood: A Critical Handbook / Ed. by Irving Malin. - Belmont, California: Wadsworth Publishing Company Inc, 1968. - 269 p. анализируется в культурно-историческом контексте.1. Среди отечественных исследователей, занимающихся изучением документального творчества Л

Капоте можно назвать М. Туровскую, Т. Роттенберга.

Творчество Т. Вулфа и X. Томпсона является менее изученным. Произведения Томпсона и Вулфа анализируются в статьях таких исследователей, как У. Смит, Н. Сейр, П. Уэст, Р. Фридмен3. Хотя произведения документалистов вызывали интерес критики, однако монографий об их творчестве нет. Отечественные исследователи фактически не обращались к творчеству этих авторов.

Несмотря на то, что проблема определения художественно-документальной литературы, с одной стороны, и «американская мечта», с другой, всегда интересовали исследователей, до сих пор не существует комплексных работ, посвященных анализу того, как феномен «американской мечты» отражается в художественной документалистике. Фактически единственным примером обращения к данной проблеме является книга JI. Адамсон: «Тематический справочник по документалистике» 4, где «американской мечте» и ее отражении в литературе nonfiction посвящен небольшой раздел. Таким образом, новизна исследования обусловлена тем, что в данной работе впервые предпринята попытка анализа преломления «американской мечты» в документальном творчестве Н. Мейлера, Т. Вулфа, Т. Капоте, X. Томпсона.

Материалом исследования явились книги Н. Мейлера «Самореклама» {Advertisements for Myself, 1959), «Президентские записки» {The Presidential Papers, 1963), «Майами и осада Чикаго» {Miami and a Siege of Chicago, 1968), «Из пламени на Луне» {Of a Fire on the Moon, 1969), «Мэрилин. Биография» {Marilyn. A Bigraphy, 1973), «Бой» {The Fight, 1974),

1 Plimpton G. Truman Capote / G. Plimpton. — Doubleday: Nan.A.Talese, 1997. - 498 p.

2 Туровская M. «Преступления века» и «массовая цивилизация» /М. Туровская // Новый мир. - 1968. - №7. -С. 217-241; Роттенберг Т. Гений и злодейство / Т. Роттенберг // Иностранная литература. - 1982. - №8. - С. 207-211.

3 The Critical Response to Tom Wolfe / Ed. By D. Shomette. - Westport, Connecticut London: Greenwood Press, 1992.-228 p.

4 Adamson L. Thematic Guide to Popular Nonfiction / L. Adamson - Westport, Connecticut London: Greenwood Press, 2006 - 368 p.

Песнь палача» {The Executioneer's Song, 1979), «О женщинах и их элегантности» {Of Women and Their Elegance, 1980), «История Освальда: Американская тайна» {Oswald's Tale: an American Mystery, 1995); Т. Вулфа «Электропрохладительный кислотный тест» {The Electric Kool-Aid Acid Test, 1969), «Нужная вещь» {The Right Stuff, 1979); X. Томпсона «Ангелы Ада» {Hell's Angels, 1966), «Страх и отвращение: о кампании '72 года» {Fear and Loathing: On the Campaign Trail'72, 1972); Т. Капоте «Хладнокровное убийство» {In Cold Blood, 1965).

Цель работы - выявление особенностей отражения «американской мечты» в художественно-документальном творчестве Н. Мейлера, Т. Капоте, Т. Вулфа и X. Томпсона - определила постановку следующих задач:

1. дать определение и проследить эволюцию концепции «американской мечты»;

2. проанализировать особенности соотношения «американской мечты» и политики в художественно-документальных произведениях Н. Мейлера, X. Томпсона и Т. Вулфа;

3. выделить соотношение документального отображения «американской мечты» и ее художественного преломления в произведениях Н. Мейлера, Т. Вулфа, X. Томпсона и Т. Капоте, посвященных знаковым событиям социальной и культурной жизни США второй половины XX века.

Теоретико-методологическая база настоящего исследования представлена работами отечественных теоретиков журналистики и литературоведов (Е.И. Журбиной, JI.E. Кройчика, Е.П. Прохорова, М.И. Стюфляевой, А.А. Тертычныго, В.В: Ученовой, М.С. Черепахова; Н.А. Анастасьева, Б.А. Гиленсона, Т.Г. Голенпольского, Я.Н. Засурского, A.M. Зверева, Ю.Я. Лидского, М.О. Мендельсона, Т.Л. Морозовой, А.С. Мулярчика, О.О. Несмеловой, А.Н. Николюкина, О.Е. Оссовского, Т. Роттенберга, Е.А. Стеценко, М. Туровской, В.П. Шестакова и т.д.), зарубежных исследователей (Л. Адаме, А. Кэзина, Ф. Карпентера, Л. Фидлера, Р. Эрлиха, Д. Гвеста, А. Джемиссона, Г. Лэндоу, Д. Ноубла, Т. Рида и т.д.), историков, философов, культурологов и социологов (C.JI. Дударева, В. Легойды, B.C. Поликарпова, Р.В. Секретарева, М. Баркера, Д. Бурстина, С. Берковича, Дж. Калена, М. Дикстайна, Р.Гроссмана, Дж. Хокчайлд и д.р), а также исследователей, которые специально занимались вопросами художественно-документальной литературы (Ю.А. Андреева, JI. Гинзбург, С.Залыгина, Д.В. Затонского, Я.И. Явчуновского, Т. Барона, Дж. Хартсока, Дж. Хеллмана, Дж. Холлоуэлла, М. Джонсона, Б. Лунсберри и д.р.).

Положения, выносимые на защиту:

1. «Американская мечта», которая является магистральной темой американской литературы на всех этапах ее развития, наиболее отчетливо находит свое отражение в художественно-документальной литературе США второй половины XX века. Это объясняется, во-первых, историческим развитием США: столкнувшись с действительностью «бурных 60-х», писатели-документалисты почувствовали необходимость в осмыслении и переоценке влияния, которое «американская мечта» оказала на национальную историю и «настоящее» страны. Во-вторых, это связано с таким качеством «литературы факта», как «публицистичность»1. Если в художественных произведениях авторское понимание «американской мечты» становится очевидным только в процессе анализа художественных образов, и, таким образом, его трактовка зависит от субъективного восприятия читателя и критика, то в художественно-документальных произведениях авторы гораздо более «прямо» высказывают свое отношение к «американской мечте».

2. Совмещение документальной основы и ее художественного воплощения, с одной стороны, позволяет Н. Мейлеру, Т. Вулфу. Т. Капоте, X. Томпсону дать в своих произведениях объективную картину действительности США второй половины XX века. С другой стороны,

1 Под «публицистичностью» мы вслед за Е.П. Прохоровым понимаем «такое свойство художественного произведения, научного сочинения, записок мемуариста, политического документа, которое проявляется с содержательной стороны как вторжение в текст суждений о соотносимых с темой явлениях и проблемах современности, ее событий и персонажей, когда в произведениях звучит голос современности, прочитывается «злоба дня», ставятся и решаются вопросы, волнующие общественное мнение». документалисты получают возможность представить знаковые события и явления современности (президентские кампании, освоение космоса, «преступления века») как доказательство их теорий о роли «американской мечты» и ее влиянии на американское общество: критиковать современное проза потерянного поколения состояние «американской мечты» (Н. Мейлер); свидетельствовать о «смерти мечты» (X. Томпсон); подчеркивать негативное влияние, которое «мечта» оказывает на национальный характер (Т. Капоте) и утверждать влияние пуританского аспекта «американской мечты» (Т. Вулф).

3. Н. Мейлер, Т. Вулф, X. Томпсон обращаются к культовым личностям (Джон и Роберт Кеннеди, Мэрилин Монро, Мухаммед Али, Кен Кизи, Ангелы Ада) с целью развенчать миф о них, укоренившийся в массовом сознании. Избранная ими художественно-документальная форма позволяет документалистам на основе фактов проанализировать те механизмы, которые заставляют воспринимать реальных людей как некий стереотип, воплощение «американской мечты» в ее общем понимании. Однако, стремясь уйти от мифа, авторы приходят к созданию собственного мифологизированного представления о «национальных героях» Америки в попытке возродить миф об «американской мечте» в его изначальном варианте.

Практическая значимость работы состоит в том, что ее материалы могут быть использованы при чтении курса истории зарубежной литературы XX века на филологических факультетах и факультетах журналистики университетов и других вузов, спецкурсов по проблемам художественно-документальной традиции в литературе и публицистике США.

Апробация работы. Материалы диссертации по теме исследования были представлены в докладах на международных конференциях: «Современная судьба великих культурных и литературных мифов» (Эстония, г. Тарту, 2007); ежегодных конференциях Белорусской ассоциации американистов (г. Минск, 2006, 2007, 2008, 2009); «Запад на Востоке, Восток на Западе: Диалог мировоззренческих и художественных парадигм»

Украина, г. Киев, 2008), ежегодных конференциях Общества по изучению культуры США (г. Москва, МГУ, 2005, 2008); «Синтез документального и художественного» (г. Казань, КГУ, 2006, 2008); республиканских конференциях: «Литературоведение и эстетика в XXI веке (Татьянин день)» (г. Казань, 2006, 2007, 2008, 2009); межвузовской конференции студентов-филологов (г. Санкт-Петербург, СПбГУ, 2005), итоговой конференции КГУ (г. Казань, 2008). Результаты исследования нашли отражение в 15 опубликованных работах.

Структура диссертации определяется поставленными целями и задачами. Работа состоит из введения, трех глав, заключения и списка использованных источников на русском и английском языках.


Источник: http://www.dissercat.com/content/amerikanskaya-mechta-v-khudozhestvenno-dokumentalnoi-literature-ssha-vtoroi-poloviny-xx-veka



Рекомендуем посмотреть ещё:


Закрыть ... [X]

Проза о жизни со смыслом до слез. Рассуждения о жизни в прозе
Сценарий к концерту шуточныйПоздравление с победой в конкурсе воспитателейОчень грустный стих девушкеС днем рождения любимый слова для видеоСтихотворение дедушке от внуков с днем рождения


Проза потерянного поколения Проза потерянного поколения Проза потерянного поколения Проза потерянного поколения Проза потерянного поколения Проза потерянного поколения


ШОКИРУЮЩИЕ НОВОСТИ