Свободный стих пример

Закрыть ... [X]

Выступая на июньском Пленуме ЦК КПСС, К. Федин коснулся, между прочим, вопроса о традициях и новаторстве литературных форм, Он разоблачил тех западных авторов, которые из ненависти к "традиции социалистического реализма" нападают и на традиции и на реализм. Не выступая прямо против определения "социалистический", прикидываясь аполитичными, эти авторы утверждают, что реализм-де устарел, а традиции - консервативны. Но они попадают впросак, говорит К. Федин, так как многие писатели Запада следуют принципам реализма и классическим традициям. "Впросак они попадают, - продолжает далее К. Федин, - когда настраиваются, к примеру, на воспевание поэтической формы, свободной от рифмы, строфы, общепринятой ритмики, помалкивая, а то и не ведая, что это ведь тоже традиция... Наши молодые поэты знают, что свободный стих нередко применялся у нас в начальном периоде советской литературы пролетарскими писателями. Этот стих, рядом с другими приемами, применен был и Маяковским, с тем существеннейшим отличием, что, оставаясь глубоко индивидуальным, поэт был чужд субъективизму... Маяковский тоже вошел в советскую социалистическую традицию". Проблема свободного стиха не случайно затронута К. Фединым. Многие русские, в том числе советские, поэты интересовались и интересуются свободным стихом, как особо выразительной формой поэзии. Предлагаемая статья является кратким очерком о традиции и развитии национальных форм свободного стиха (верлибра) в русской поэзии. Эта обширная и своеобразная область поэзии почти обойдена теорией литературы. Основоположники отечественного литературоведения - В. Тредиаковский, М. Ломоносов и А. Сумароков - не рассматривали в своих трудах вопроса о свободных формах стиха. Развитие искусства русской поэзии было связано тогда с усвоением системы правильных метрических норм, основанных на понятии стопы как меры равновеликих стиховых рядов. Исторически теория русского стиха сложилась так, что, по иронии судьбы, в ней не нашлось свобод- стр. 60 -------------------------------------------------------------------------------- ного места для верлибра. Решение проблемы свободного стиха осложняется к тому же и противоречивостью его форм, ставившей под сомнение самые скромные попытки их классификации. Однако практика свободного стиха оказалась смелее теории. Появление верлибра в России часто связывается с переводами на русский язык стихов западных поэтов конца XIX и начала XX века. Но не забываем ли мы при этом историю отечественной поэзии? Ведь формы свободного стиха были известны еще поэтам древней Руси, хотя термин "верлибр" действительно пришел к нам с Запада недавно. Наша народная поэзия полна многоразличных форм метрического и дисметрического верлибра1. Древняя поэма наша "Слово о полку Игореве" - шедевр народной полиритмии, в ней гармонично совмещаются 'метрические и дисметрические формы народного стиха. Такие народно-сатирические "действа", как "Царь Макоимиян" или "Лодка", сформированы в пределах народного верлибра. Кукольный Петрушка и разнообразнейшие лубки и райки для народного вертепа - это все простонародный верлибр. Первая пьеса русского театра XVII века "Артаксерксово действо" написана в форме свободного дисметрического стиха, то есть в форме верлибра. Ряд народных сказок и былин также создан в формах свободного стиха. Словом, свободный стих, или - что то же - верлибр, - это исконная форма народной и древней русской поэзии, которая, правда, теоретически еще мало обследована. Помимо множества произведений древней и народной поэзии в форме верлибра, среди авторских поэтических произведений, созданных в XIX и XX веках, мы находим также немало вещей, написанных свободным стихом. К тем или иным видам метрического и дисметрического верлибра обращались и обращаются многие наши поэты: от А. Добролюбова (один из зачинателей русского символизма), Бальмонта, Брюсова, Бунина? Блока, Белого, Ин. Анненского, Хлебникова, Маяковского, Есенина, Бедного до Солоухина, Рыленкова, Винокурова, Бокова и других. Даже из этого неполного перечня видно, что проблема свободного стиха в русской поэзии заслуживает активного внимания теоретиков литературы. Что говорят о русском верлибре теоретики и исследователи стиха? Первые, беглые и неопределенные замечания о верлибре встречаются в работах В. Брюсова2. Крайне неясны мнения о стихах, которые можно отнести к верлибру, у Б. Томашевского3 и у В. Пяста4. Интересные соображения о свободном стихе мы находим в книге В. Жирмунского "Композиция лирических стихотворений". Анализируя стихи М. Кузмина из книги "Александрийские песни", В. Жирмунский приходит к выводу, что упорядочение синтаксического строения составляет основу композиционного членения свободного стиха; понятие верлибра относится, по его словам, "к упо- -------------------------------------------------------------------------------- 1 Из истории литературы известно, что дисметрические формы стиха предшествуют правильным метрическим, а затем они то идут параллельно, то отстают от метрических, то вырываются вперед, как это было, например, в поэзии В. Маяковского и В. Хлебникова, чтобы затем опять идти параллельно. 2 Валерий Брюсов, Опыты, М. 1918, стр. 27. 3 Б. Томашевский, Теория литературы. Поэтика, М. - Л. 1931, стр. 123 - 127 (Акцентные размеры). 4 Вл. Пяст, Современное стиховедение, Л. 1931, стр. 294 - 314 (Свободные размеры). стр. 61 -------------------------------------------------------------------------------- треблению более свободного закона композиции, который может действовать в пределах различных метрических систем"1. К такому же пониманию свободного стиха близок, по-видимому, и Л. Тимофеев. По его мнению, верлибр является "одним из видов тонического стиха" и, "в сущности, строится на изосинтаксизме, на синтаксической соизмеримости строк"2. Однако Ю. Тынянов в своей книге "Проблема стихотворного языка" не согласился с формулировкой В. Жирмунского о том, что основа композиционного членения свободного стиха состоит только в упорядочении синтаксического строения. Он отметил, что в верлибре исключительное значение получает "понятие стихового единства и момент его выделения. Особую роль здесь играет графика, дающая вместе со знаком ритма знаки метрического единства. Графика здесь является сигналом стиха, ритма, а вследствие этого и метрической динамики, - необходимого условия ритма. Тогда как в системном стихе существует, как мера, мелкая единица, выделенная из ряда, - здесь основой, мерой является сам ряб..."3. Как мы видим, Ю. Тынянов выдвинул два конструктивных признака, определяющих "стиховое единство" верлибра: графика, как зрительный сигнал стиха, и стиховой ряд, как мера поэтического речевого материала. Но графика и стиховые ряды - это признаки любой стиховой организации, в том числе и строго метрической (верметр), противостоящей свободному стиху (верлибр). Значит, эти признаки не являются отличительными для верлибра. Много внимания уделял верлибру Г. Шенгели, один из виднейших знатоков русского стиха. Однако он слишком широко раздвинул границы свободного стиха, причислив к нему метрические формы, отступающие от канонов классического равносложия. Он писал: "...сохраняя термин "свободный стих" как общее наименование, мы будем пользоваться частными терминами: дольник, тактовик и некоторыми другими, которые прилагаются к отдельным системам свободного стиха"4. С таким расширительным толкованием понятия "свободный стих" согласиться нельзя. Иначе пришлось бы зачислить в разряд верлибра неравносложные строки четырехдольного античного гекзаметра и его русскую имитацию - шестистопный паузный трехдольник. Тем более не прав Г. Шенгели, относя к свободному стиху тактовики - эту сугубо метрическую форму стиха, основанную на тактометрическом периоде5. Мы видим, что у наших теоретиков стиха нет единства в понимании общей проблемы русского свободного стиха я в решении ее частностей. Почему это происходит? Мне думается, потому, что, как всякую большую стилевую проблему, вопрос о русском верлибре следует решать в системе единой историко-теоретической концепции, во взаимосвязи с другими компонентами стиха. Что такое стих? Греческое слово "стихос" означает "ряд", "порядок". В этом значении оно дошло и до нашего времени. Стихосложение начинается -------------------------------------------------------------------------------- 1 В. Жирмунский, Композиция лирических стихотворений, П. 1921, стр. 87 - 95, 106. 2 Л. И. Тимофеев, Теория литературы, Учпедгиз, 1948, стр. 273. 3 Ю. Тынянов, Проблема стихотворного языка, Л. 1924, стр. 31. К сожалению, автор не привел примеров стиха, относимого им к верлибру. 4 Г. Шенгели, Техника стиха. Практическое стиховедение, "Советский писатель", М. 1940, стр. 94. 5 См. мою статью "Русское стихосложение", "Русская литература", 1960, N 1. стр. 62 -------------------------------------------------------------------------------- С введения в речь особого "порядка", помимо общеязыковых и грамматических норм. Как особо выразительная форма художественной речи, стихи представляют собой более или менее определенную систему параллельных речевых рядов. Стиховые формы сами по себе ничего не изображают, но они с необыкновенной силой способствуют художественной выразительности изображаемого. Всякий стих основан на системе повторности определенного конструктивного элемента, придающего речевому процессу четкость ритмической композиции. Стиховые ряды скреплены между собой единством устойчивой повторяемости одного, нескольких или всех конструктивных элементов. Такими элементами стиха являются: 1) метрическая мера, повторяемая в стихе периодически или непериодически; 2) рифма (ассонанс); 3) равное количество ударных слов в стихе; 4) анакруза (безударные слоги), начинающая стих; 5) равносложные клаузулы, заключающие стихи; 6) паузное членение фразы по признакам интонационной выразительности. Все эти элементы, совместно или порознь, могут присутствовать в нужной степени среди любых стихов - и строго метрических форм, и свободных форм. Рифма, как эвфонический элемент, с неизменной добросовестностью обслуживает и метрический и дисметрический стих; непосредственного конструктивного отношения к ритму и к метру она не имеет. Проза не содержит в себе ни системы параллельных рядов, ни единства повторяемости элементов, - в этом конструктивное отличие прозы от стиха. По сравнению со стихом проза аморфна1. В чем же тогда заключается разница между строго метрическим стихом и свободным стихом? Структура правильного, строго метрического стиха состоит в системе периодических повторений количественной меры ритмического процесса. Правильные метрические стихи определенного размера равновелики и соизмеримы. У них строгое соответствие структурных рядов, они обладают определенным расстоянием и при наложении друг на друга контрапунктически совпадают в долевом объеме. В свободном же стихе, как "неправильном" по сравнению с метрическим, нет периодичности повторений. Строки здесь разновелики и количественно несоизмеримы. Здесь налицо разностройные речевые ряды, скрепленные между собой лишь некоторыми конструктивными элементами, и при наложении друг на друга эти ряды не совпадают. В этом - общее отличие свободного стиха от строго метрического. Теперь можно перейти к рассмотрению форм свободного стиха. Рамки журнальной статьи не позволяют дать достаточно широкое описание наиболее значительных явлений русского верлибра. Приходится ограничиться выборочными материалами, классифицируя их по тем отличительным признакам, какие были подсказаны в процессе изучения и анализа множества примеров. 1. МЕТРИЧЕСКИЙ ВЕРЛИБР Как было сказано, термин "свободный стих", или "верлибр", появился в русской поэтике в начале XX века в связи с переводами на русский язык по- -------------------------------------------------------------------------------- 1 Говоря о выразительных формах стиха и прозы, мы не решаем здесь вопроса о границах поэзии и прозы, как способах художественного изображения стр. 63 -------------------------------------------------------------------------------- этов-верлибристов Запада, главным образом французских и бельгийских. Среди них наиболее близким для прогрессивных поэтов России был Эмиль Верхарн. Его верлибр звучал в переводе так: Улица быстрым потоком шагов, Плеч, и рук, и голов Катится, в яростном шуме, К мигу безумий, Но вместе - К свершеньям, к надеждам и к мести! Улица грозная, улица красная, Властная, В золоте пышном заката, В зареве ярком, окрасившем твердь. Вся смерть Встала в призывах набата. ("Восстание", перевод В. Брюсова.) Такие стихи и были названы в России "свободным стихом" или "верлибром". Перед нами стихи метрические, рифмованные, но неравностопные и без строфики. Два признака - неравностопность и нестрофичность - и послужили первоначально главными отличиями верлибра от стиха классического, в котором, помимо метра и рифмы, соблюдались равносложие и равностопие в соответствующих строках строфы. В приведенном примере верхарновского верлибра отчетлива каденция трехдольника. Большое организующее значение имеют здесь интонационные паузы в конце каждого стиха, эти паузы - свободной длительности, они не учитываются метром, потому что стихи здесь неравнодольны, в них не соблюдается периодическая кратность повторений стопы. После верхарновских опытов свободным рифмованным стихом стали писать молодые тогда русские поэты - Брюсов, Бальмонт, Блок, Волошин и даже строгий "классицист" Бунин. Вот конец стихотворения Бунина "Капри", написанного неравностопным трехдольником с рифмами: Проносились февральские шквалы. Светлее и жарче сияли Африканские дали, И утихли ветры, зацвели В каменистых садах миндали, Появились туристы в панамах и белых ботинках На обрывах, на козьих тропинках - И к Сицилии, к Греции, к лилиям божьей земли, К Палестине Потянуло меня... И остался лишь пепел в камине В опустевшей моей мастерской, Где всю зиму качались цветы на синевшей пустыне морской. Однако задолго до верхарновского трехдольного верлибра, в "Отечественных записках" за 1842 год, были напечатаны стихи молодого Фета, и среди них - два стихотворения, написанные трехдольным свободным стихом без рифм с равносложными клаузулами. Привожу целиком одно из них: Здравствуй! Тысячу раз мой привет тебе, ночь! Опять и опять я люблю тебя, Тихая, теплая, Серебром окаймленная! стр. 64 -------------------------------------------------------------------------------- Робко, свечу потушив, подхожу я к окну... Меня не видать, зато сам я все вижу... Дождусь, непременно дождусь: Калитка вздрогнет, растворясь, Цветы, закачавшись, сильнее запахнут, и долго, Долго при месяце будет мелькать покрывало. Мы имеем полное основание считать А. Фета одним из зачинателей отечественного трехдольного верлибра, поскольку он не мог знать о существовании трехдольного же верлибра Лермонтова "Синие горы, приветствую вас", впервые опубликованного в "Отечественных записках" лишь в 1859 году. Отказавшись от рифмы, Лермонтов записал свой стихотворный опыт без разбивки текста на отдельные самостоятельные строки: Синие горы Кавказа, приветствую вас! вы взлелеяли детство мое; вы носили меня на своих одичалых хребтах, облаками меня одевали, вы к небу меня приучили, и я с той поры все мечтаю об вас да о небе. Престолы природы, с которых как дым улетают громовые тучи, кто раз лишь на ваших вершинах творцу помолился, тот жизнь презирает, хотя в то мгновенье гордился он ею!.. (1832) Назвать этот отрывок "ритмической прозой", как это обычно делают авторы примечаний к стихотворениям Лермонтова, нет основания. Это стихи, которые легко укладываются в графику: Синие горы Кавказа, приветствую вас! вы взлелеяли детство мое; вы носили меня на своих одичалых хребтах, облаками меня одевали, вы к небу меня приучили, и я с той поры все мечтаю об вас да о небе... Ровно через сто лет поэтический опыт Лермонтова продолжил и развил Андрей Белый в своем романе "Маски" (1932). В предисловии автор писал: "Моя проза совсем не проза; она - поэма в стихах (анапест); она напечатана прозой лишь для экономии места... "Маски" - очень большая эпическая поэма, написанная прозой для экономии бумаги". Метрический верлибр А. Белого - трехдольной каденции, он лишен периодичности структурных повторов и не расчленен на стиховые ряды, в нем отсутствуют концевые паузы, и поэтому ритм "Масок" чрезвычайно утомителен. Вот, например, начало второй главы поэмы: "Ах, как пышнели салоны московские, где бледнотелые, но губоцветные дамы являлись взбеленными, как никогда, обвисая волнением кружев, в наколках сверкающих, или цветясь горицветными шляпами; и, как шампанское, пенилась речь "либеральных" военных сквозь залп постановочный из батареи Таирова: яркой Петрушкой; в партерах сидели военные эти, водимые в бой Зоей Стрюти, артисткою (Ольгою Юльевной Живолгой). Армия - отвоевала. Земгор - воевал, двинув армию мальчиков, чистеньких, блещущих - в прифронтовой полосе, куда ездили дамы под видом раздачи набрюшников: воинам нашим". стр. 65 -------------------------------------------------------------------------------- Классиком русского разнообразного верлибра является Блок, поэзия которого в этом отношении достойна специального исследования. Вот пример его разностопного трехдольника со свободной рифмовкой: На весенней проталинке За вечерней молитвою - маленький Попик болотный виднеется. Ветхая ряска над кочкой Чернеется Чуть заметною точкой. Рассмотрим образцы смешанного верлибра, находящегося на стыке метрических и дисметрических форм. Эта группа стихов малочисленна. Смешанный верлибр наиболее разработан Блоком. Такие стихи можно назвать метризированным верлибром. Характерно в этом отношении безрифменное, с вольными клаузулами, стихотворение Блока из цикла "Жизнь моего приятеля". Привожу начало стихотворения. Ритмическая основа стихов - непериодический трехдольник: День проходил, как всегда: В сумасшествии тихом. Все говорили кругом О болезнях, врачах и лекарствах. О службе рассказывал друг, Другой - о Христе, О газете - четвертый. Два Стихотворца (поклонники Пушкина) Книжки, прислали С множеством рифм и размеров. Особенно показательно безрифменное стихотворение Блока, где трехдольные метрические строки перемежаются с дисметрическими, образуя причудливое сочетание разноритмйчных рядов в сопровождении вольных клаузул: К вечеру вышло тихое солнце. И ветер понес дымки из труб. Хорошо прислониться к дверному косяку После ночной попойки моей. Многое миновалось И многое будет еще, Но никогда не перестанет радоваться сердце Тихою радостью О том, что вы придете, Сядете на этом старом диване И скажете простые слова При тихом вечернем солнце, После моей ночной попойки. Я люблю ваше тонкое имя, Ваши руки и плечи И черный платок. Эти стихи Блока - образец тончайшей лирической поэзии. Здесь уместно сказать о стихе русских басен и о театральном стихе комедии Грибоедова "Горе от ума" и драмы Лермонтова "Маскарад". С XVIII века такие стихи известны у нас под названием "вольных ямбов" или "вольного стр. 66 -------------------------------------------------------------------------------- стиха" - название, близкое по смыслу к термину "свободный стих". По своей беспорядочной разностопности, при которой почти неощутима ритмичность двухсложной стопы, "вольные ямбы" ближе к речевой прозе, чем к художественному стиху. На эту особенность "вольных ямбов" указывал Б. Томашевский, который не без основания приравнял их к раёшным стихам типа "Сказка о попе и о работнике его Балде" Пушкина1. В другой работе В. Томашевский писал, что "вольный стих занимает промежуточное положение между стихом в узком смысле и прозой"2. Разностопные "вольные ямбы" стоят вне ритмического процесса. В основу их механически положено двухсложие с ударением на втором слоге. Лишенная самостоятельного гармонического контура, двухдольность неощутима как ритмическое начало, она - метафизична. Это - гомункулус, выведенный в реторте наивной "тбнической" теории стихосложения XVIII века. Ввиду предельно ограниченной своей конструкции "вольные ямбы" прозаичны сами по себе, в них нет периодической ритмичности. Но русская поэтическая почва благоприятна для произрастания на ней любых организмов. И эта "ямбовидная", внеритмическая формация верлибра пригодилась нам для басни и для замечательных сценических произведений Грибоедова и Лермонтова. 2. ДИСМЕТРИЧЕСКИЙ ВЕРЛИБР В русской поэзии совершенно четко различимы два вида стихов дисметрической формы: интонационно-фразовый стих, или фразовик, и акцентный стих, или ударник3. Эта область стихов гораздо шире области метрического верлибра и по количеству произведений, и по разнообразию форм. В пределах каждого из двух видов мы находим подвидовые образования: а) с равносложными клаузулами; б) с неравносложными клаузулами; в) с равносложными рифмами; г) с неравносложными рифмами. Фразовики и равноударники целиком обусловлены природой языка, его речевыми конструкциями и нормами фразостроения, в них нет того особо выразительного начала, которое сообщает стиховой речи периодичность метрического членения. Фразовики Интонационно-фразовый стих - или фразовик - довольно распространенная форма стиха в народной поэзии и не такая уж редкая в авторской поэзия. Фразовйк не поддается точному определению, поскольку для него характерны свободные речевые конструкции, близкие к прозаическим. Пространство стиха здесь неопределенное, его строки несоизмеримы, в нем нет мерной ритмической структуры. Расчлененный смысловыми паузами на составные фразовые части, фразовйк держится на речевой, интонационной волне, и короткому выражению в строке придается значение законченной фразы. Художественные фразовики -------------------------------------------------------------------------------- 1 Б. Томашевский, Русское стихосложение, П. 1923, стр. 90. 2 Б. Томашевский, Стих и язык, Гослитиздат, М. - Л. 1959, стр. 137. 3 Б. Томашевский ошибочно относил к акцентным размерам трехдольные паузники Державина, Фета, Блока, Ахматовой и др. См. его "Теорию литературы", М. - Л. 1931, стр. 123 - 125. стр. 67 -------------------------------------------------------------------------------- нельзя читать бытовой интонацией, в какой, например, обычно читаются "вольные ямбы". В этом отношении фразовик представляет собой труднейшую в своей зыбкости и артистической неопределенности форму стиха, которая требует от поэта глубокого проникновения в стиль, тонкой культуры языка и - главное - поэтического такта, не позволяющего прозаическую мешанину выдавать за стихи. Нужно быть первоклассным стилистом, чтобы иметь право писать интонационно-фразовым стихом: фразовик - это предел художественной простоты. Некоторую структурную определенность получает фразовик тогда, когда в нем применяются равносложные клаузулы, и уже совсем он становится ощутимым как стих, когда его строки отграничены рифмами. Как ни парадоксально, но в художественном фразовике невозможны прозаизмы, поэтизмы, трафарет и всяческие "поэтические вольности". Рассмотрим сначала фразовики без рифм, с неравносложными клаузулами1. "Слово о полку Игореве" написано в основном интонационно-фразовым стихом, на фоне которого проступают иногда трехударники и четырехударники. Встречаются в "Слове" и явно метризированные паузные формы трехдольника. Вопрос о форме стиха "Слова" требует специального разговора. Система полиритмии "Слова" вобрала в себя большое количество всевозможных формообразований. Среди них встречаются сложные метрические отрывки. Удивляться этому не приходится, поскольку в древности стихи исполнялись под аккомпанемент музыкального инструмента, отмечавшего метрические границы исполняемого или импровизируемого текста. Начало "Слова" - типичный русский фразовик, с разносложными клаузулами: Не лепо ли ны бяшет, братие, начяти старыми словесы трудных повестий о пълку Игореве, Игоря Святъславлича! Начати же ся той песни по былинам сего времени, а не по замышлению Бояню2. Такой фразовик - исходная фаза поэтической речи. Было бы малодушием, под давлением трудности в точном определении этой формы стиха, отмахнуться от нее и без раздумья отнести к области прозы. Чрезвычайная популярность фразовика в древней и в народной поэзии говорит об устойчивости этой формации. Фразовик часто встречается в исторических песнях, в старинных народных песнях и в былинах. Вот, например, начало былины "Святогор и тяга земная", где трехсложные клаузулы выдержаны в основном всюду: Снарядился Святогор во чисто поле гуляти. Заседлает своего добра коня И едет по чисту полю. Не с кем Святогору силой помериться, А сила-то по жилочкам Так живчиком и переливается. Грузно от силушки, как от тяжелого беремени. -------------------------------------------------------------------------------- 1 По условиям места я вынужден рассматривать эпические и лирические фразовики и ударники совместно, без жанрового подразделения их. 2 "Слово о полку Игореве". Перевод и комментарии Алексея Югова, "Советский писатель", М. 1945, стр. 50. Разбивка текста на строки А. Югова. стр. 68 -------------------------------------------------------------------------------- Фразовиком с неравносложными клаузулами написана пушкинская сказка о медведе "Как весенней теплою порою...". В авторской поэзии фразовики с неравносложными клаузулами, без рифм, встречаются редко. Поэтому чрезвычайно интересен со всех точек поэтического зрения знаменитый по лаконической выразительности фразовик А. К. Толстого: Ходит Спесь, надуваючись, С боку на бок переваливаясь. Ростом-то Спесь аршин с четвертью, Шапка-то на нем во целу сажень, Пузо-то его все в жемчуге, Сзади-то у него раззолочено. А и зашел бы Спесь к отцу, к матери, Да ворота не крашены! А и помолился б Спесь во церкви божией, Да пол не метен! Идет Спесь, видит на небе радуга; Повернул Спесь во другую сторону: Не пригоже-де мне нагибатися! В XX веке, до Октябрьской революции, наиболее интересные по тонкости поэтического письма фразовики без рифм созданы Блоком и М. Кузминым. Вот примеры в отрывках: Когда вы стоите на моем пути, Такая живая, такая красивая, Но такая измученная, Говорите все о печальном, Думаете о смерти, Никого не любите И презираете свою красоту - Что же? Разве я обижу вас? (А. Блок) Как песня матери над колыбелью ребенка, как горное эхо, утром на пастуший рожок отозвавшееся, как далекий прибой родного, давно не виденного моря звучит мне имя твое трижды блаженное: Александрия! (М. Кузмин) У И. Бунина мы находим фразовик, форму которого можно считать переходной от зыбкой начальной его формации к более определенной форме стиха с переменными клаузулами: Уж как на море, на море, На синем камени, Нагая краса сидит, Белые ноги в волне студит, Зазывает с пути корабельщиков: Корабельщики, корабельщики! Что вы по свету ходите, Понапрасну ищете Самоцветного яхонта-жемчуга? стр. 69 -------------------------------------------------------------------------------- Есть одна в море жемчужина - Моя белая краса... Более определенные очертания получает фразовик тогда, когда в нем соблюдается слоговое единство клаузул. Эта формация решительно выводит стих из неопределенной, интонационной среды и ставит его в условия явно ощутимой повторности - первого признака стиха как антипода прозы. Такой фразовик мы находим в отрывке из "Слова о полку Игореве", где выдержана единая трехсложная клаузула: Седлай, брате, свои бръзыи комони, а мои ти готови, оседлани, у Курська - напереди! А мои ти Куряни сведоми къмети: под трубами повити, под шеломы възлелеяны, конец копия въскръмлени; пути им ведоми, яруги им знаеми, луци у них напряжени, тули отворени, сабли изъострени! Немало подобных фразовиков с трехсложной клаузулой встречается среди русских былин и исторических песен, например: Как из далеча было из чиста поля, Из-под белые березки кудревастыи, Из-под того ли с-под кустика ракитова, Ай выходила-то турица златорогая... То же и в исторических песнях: Ай да на славной было, братцы, на речушке, Да на славной было, братцы, на Камышинке, Собиралися там люди вольные - Все донские, гребенские, казаки яицкие. Под непосредственным влиянием народных былин Лермонтов написал "Песню про царя Ивана Васильевича, молодого опричника и удалого купца Калашникова". Вся фактура лермонтовского стиха в "Песне" стоит на чрезвычайно высоком уровне, превосходя собой все, что мы знаем в этом отношении о народном былинном стихе. Стих Лермонтова в "Песне" построен на широкой интонационно-фразовой волне, опирающейся на два ударных слова - в начале и в конце стиха. Общее единство фразовых членений поддержано постоянством трехсложных стиховых клаузул. Однако следует заметить, что, объективно говоря, стихи "Песни" - биметричны: они великолепно укладываются и в тактометрический четырехкратный четырехдольник. В "Опыте о русском стихосложении" (1917) А. Востоков определил народный стих с трехсложной клаузулой (фразовик) как "прозодический период". Изредка в народной поэзии можно встретить фразовик с двухсложной клаузулой: Жил был государь-царь, Алексей сударь Михайлович московский. И выходит от ранней заутрени христосской, стр. 70 -------------------------------------------------------------------------------- И ставится на лобное место, И на все стороны государь поклонился, И спроговорил надежа государь-царь... В авторской поэзии блестящий пример фразовика с постоянными двухсложными клаузулами мы находим среди "Александрийских песен" М. Кузмина, написанных в духе чистой дисметрии: Когда я тебя в первый раз встретил, не помнит бедная память: утром ли то было, днем ли, вечером, или позднею ночью. Только помню бледноватые щеки, серые глаза под темными бровями и синий ворот у смуглой шеи, и кажется мне, что я видел это в раннем детстве, хотя и старше тебя я многим. К рифмованным дисметрическим стихам в первую очередь относится русский народный раёшник, форма которого дошла до нас со времен скоморохов, а также славянские рифмованные акафисты. Классический образец рифмованного фразовика дал Пушкин в "Сказке о попе и о работнике его Балде". В народных раёшниках рифмы смежные. Пушкин употребил односложные, двухсложные, трехсложные и четырехсложные рифмы. Удачен ярмарочный раёшник Ин. Анненского: Шарики, шарики! Шарики детские! Деньги отецкие! Покупайте, сударики, шарики!.. Несомненна структурная связь поэмы Блока "Двенадцать" с традицией народной поэзии. Начало поэмы - почти раёшный стих, но только это не комедийный и не сатирический, а трагический раёк. Впервые такая исконно русская форма стиха, вопреки своему прямому назначению (комедийности), была привлечена поэтом для описания колоссального исторического события - народной революции. Вот начало "Двенадцати", это рифмованный фразовик, отдельные строки ритмизированы, весь отрывок - типичный верлибр: Черный ветер. Белый снег. Ветер, ветер! На ногах не стоит человек. Ветер, ветер - На всем божьем свете! Завивает ветер. Белый снежок. Под снежком - ледок. Скользко, тяжко, Всякий ходок Скользит - ах, бедняжка! Формой раёшного фразовика мастерски пользовался Демьян Бедный. Рифмованный фразовик получил исключительное развитие в поэзии Маяковского, который творчески усвоил и преобразовал по-своему то, что до него стр. 71 -------------------------------------------------------------------------------- было сделано в области дисметрии, с одной стороны. Блоком и М. Кузминым, а с другой, поэтами, группировавшимися вокруг петербургского журнала "Сатирикон", - Сашей Черным, Валентином Горянским и др. Это было время поисков новых стиховых форм. Маяковский расширил рамки рифмованного фразовика, он канонизировал дисметрию как свободную форму стиха для выражения новых мыслей, чувств и переживаний, противопоставив ее академическим ямбам, хореям, дактилям. Отказ поэта от общепринятых стиховых размеров, закостеневших в своей обыденности, и переход на рифмованный свободный стих дал возможность Маяковскому с неслыханной силой выдвинуть на первый план самое важное в новом искусстве - его новое содержание. Так сложилась та своеобразная по интонации форма ораторско-говорного стиха, которая впоследствии была охарактеризована слишком общо, как "стих Маяковского", в то время как у Маяковского имеются и метрические формы стиха, в числе их трехдольные паузники и маршевые тактовики. Ряд стихотворений молодого Маяковского и его поэм - "Облако в штанах", "150000000", "Человек, - трагедия "Владимир Маяковский" написаны рифмованным фразовиком. Не нужно ломать голову и выискивать в таких стихах фантастические метры. В действительности дело обстоит проще. Вот примеры фразовика Маяковского (рифменные концовки стиха выделены курсивом): Скрипка издергалась, упрашивая, и вдруг разревелась так по-детски, что барабан не выдержал: "Хорошо, хорошо, хорошо!" А сам устал, не дослушал скрипкиной речи, шмыгнул на горящий Кузнецкий и ушел. ("Скрипка и немножко нервно") Знаю, не призовут мое имя грешники, задыхающиеся в аду. Под аплодисменты попов мой занавес не опустится на Голгофе. Так вот и буду в Летнем саду пить мой утренний кофе. ("Человек") Разбивка каждого стиха на мелкие строчки объясняется требованиями интонационно-фразового строя стихов Маяковского. Отсюда естествен переход от "столбиковой" разбивки стиха к разбивке "лесенкой". В ряде произведений Маяковский искусно сочетал модернизированные метрические формы стиха с дисметрическими. Перейдем к рассмотрению форм акцентного стиха. Ударники Подобно фразовику, акцентный стих, или ударник, представляет собой исконную форму древней русской поэзии и поэзии народной. Поэтому не удивительно, что формы дисметрического ударника нередко встречаются среди строго метрических стихов. стр. 72 -------------------------------------------------------------------------------- Что такое ударник? Это стих, пластическая структура которого опирается на весомые в строке ударные слова (а не на ударные слоги, как в метрическом стихе). Таких слов может быть в каждой строке ударника точно определенное количество - два, три, четыре, пять, шесть; отсюда сами собой вытекают и логические определения (дефиниции): двухударник, трехударник, четырехударник, пятиударник, шестиударник. Как и среди фразовиков, здесь следует различать в основном два вида стихов - безрифменные равноударники и рифмованные равноударники. Остановимся сначала на безрифменных равноударниках. Вот пример двух-ударника: Во граде было Киеве, Жила-была молода вдова; У ней было девять сыновей, Десятая - дочь любимая, Ее братья возлелеяли, Возлелеяв, замуж выдали За младого за морянина, За хорошего боярина. Поехал он с нею за море... Двухударников в народной поэзии немного, в авторской поэзии их вовсе нет. Зато безрифменные трехударники часто встречаются и в народной поэзии, и в авторской. Самым древним я блистательным по лаконизму и художественной силе является следующий трехударник из "Слова о полку Игореве": Длъго ночь мръкнет. Заря свет запали, Мыла поля покрыла. Щекот славий успе, Говор Галич убы. Классические образцы трехударника с постоянной двухсложной клаузулой мы находим у Пушкина: из шестнадцати "Песен западных славян" пять песен Пушкин написал метрическими размерами и одиннадцать песен - тем размером, каким написана "Сказка о рыбаке и рыбке". Некоторые строки и отдельные куски "Песен" и "Сказки" можно прочесть то как трехдольный паузник, то как пятистопный хорей. Но это лишь метризованные варианты биометрического трехударника. Устойчивое единство стиховому размеру "Песен" и "Сказки" сообщает постоянная двухсложная клаузула. Наибольшей отделкой отличается "Сказка о рыбаке и рыбке". Вот ее начало: Жил старик со своею старухой У самого синего моря; Они жили в ветхой землянке Ровно тридцать лёт и три года. Подобное трехударное членение стиха наблюдается и в ряде "Песен западных славян". Образцом четырехударника служат следующие стихи М. Кузмина из его "Александрийских песен"; клаузула всюду двухсложная: Вечерний сумрак над теплым морем, огни маяков на потемневшем небе, стр. 73 -------------------------------------------------------------------------------- завах вербены при конце пира, свежее утро после долгих бдений, прогулка в аллеях весеннего сада, крики и смех купающихся женщин... Великолепны рифмованные четырехударники Маяковского. Они в изобилии рассыпаны по его поэмам и стихотворениям. Вот как описан в его поэме "Хорошо!" штурм Зимнего дворца революционным отрядом: - Долой! На приступ! Вперед! На приступ! - Ворвались. На ковры! Под раззолоченный кров! Каждой лестницы каждый выступ брали, перешагивая через юнкеров. Попытка написать стихи нерифмованным пятиударником была сделана Сельвинским в "Записках поэта". Но опыт не доведен до конца: пятиударность строк далеко не везде выдержана, местоположение структурных пауз, заменяющих как бы отсутствующее слово, - не всегда ясно. Очень интересен единственный в своем роде опыт М. Кузмина, который третью часть своих "Александрийских песен" начал рядом шестистиший, каждое из них заключает в себе пять шестиударников, после чего дан четырехударник. Это видно из примера: Нас было четыре сестры, четыре сестры нас было, все мы четыре любили, но всё имели разные "потому что": одни любила, потому что так отец с матерью ей велели, другая любила, потоми что богат был её любовник, третья любила, потому что он был знаменитый художник, а я любила, потому что полюбила. В трагедии Есенина "Пугачев" имеются целые куски диалога, написанные разноударным верлибром с рифмами. Подобные примеры можно найти и в поэме "Черный человек". 3. ВЕРЛИБР СЕГОДНЯ После общего и поневоле слишком беглого обзора форм русского верлибра небезынтересно обратиться к сегодняшнему дню советской поэзии и рассмотреть стихи тех современников, которые иногда пробуют свои силы в этой с виду легкой, но по существу очень трудной форме стиха. Мы рассмотрим стихи О. Колычева, Н. Рыленкова, В. Солоухина, Е. Винокурова и В. Бокова. Выясняется, что эти поэты используют пока одну форму верлибра - безрифменный фразовик с равносложными клаузулами. Прочтем начало стихотворения О. Колычева, который, владея фразовиком; перегружает его красивостями: стр. 74 -------------------------------------------------------------------------------- После дождя весь лес и поселок - в ярких лужах, как в посулах. И вся дорога, где деревья стоят вверх ногами, светится влагой, как серебряной амальгамой. Каждая капля с оттенком лиловым на кровельном скате мир ловит в свой видоискатель... У В. Солоухина фразовик, наоборот, переполнен прозаизмами, которыми он хочет подчеркнуть наивную необычность обычного, а по существу просто неинтересного: Вы проходите мимо слона? Подождите. Рассмотрите вплотную это чудо, увиденное наяву. Он умеет такое, что никто на земле не умеет. Например... он берет траву, Сочную (после дождя) или пыльную (лишь бы еда), Свежей воды добавляет из близ текущей реки (Впрочем, может из лужи браться слоном вода), Все смешает потом И спит себе в холодочке С набитым травой и водой животом, Там, где тропиков солнце леса пробивает вкось... Вставки в скобках и перестановка слов в последней строке (инверсия) лишают этот отрывок той легкой простоты, которая так характерна для русского фразовика, начиная с Фета и кончая Блоком и Буниным. Удачным представляется стихотворение Н. Рыленкова, написанное в форме фразовика, на широкой интонационной волне, это стихотворение продолжает традиции русского верлибризма. Вот начало стихов Н. Рыленкова: Думая о матери, я иногда вижу ее теперь в дни семейных торжеств и праздников той урядливой, домовитой хозяйкой, которая, принимая степенных гостей, все примечающих и все запоминающих в доме, умела сказать каждому самое нужное слово. Вижу я ее также в дни сенокоса и жатвы, на лугу и в поле, где, такая нарядная и загорелая, овеянная запахами трав и хлебов, она мимоходом ласкала меня, ловко подбрасывая то на копну, то на только что навитый воз И награждая хорошими шлепками, если я цеплялся за ее подол... Интересны опыты Е. Винокурова, написавшего несколько стихотворений в форме безрифменного фразовика. Вот фрагмент одного из них: Я заведовал поэзией. Позиция зава - позиция страдательная. В ней есть что-то женственное. стр. 75 -------------------------------------------------------------------------------- Тебе льстят, тебя обхаживают. На тебя кричат. В первую же минуту Я понял одно: Напечатать я могу только Один процент из всего материала, Достойного увидеть свет. Враги возрастали в геометрической Прогрессии. Подобной формы фразовики встречаются среди стихотворений В. Бокова, который, кроме того, в книге "Весна Викторовна" напечатал игривый рифмованный раёк: Я чудачу, Я куд-кудачу! Яйца несу В человечьем лесу. Ряженый, Рифмами слаженный Грубый, Неглаженый!.. Из этих примеров видно, что поэты наших дней пишут преимущественно безрифменным фразовиком и совсем не пользуются метрическим верлибром (с рифмами и без рифм). Исчезли из практики различные многоударники (на 3, 4, 5 и 6 ударных слов в стихе). Правда, в поэме С. Кирсанова "Небо над Родиной" мы находим строчки случайного четырехударника, имеющего экспериментальное значение: Сталкивающиеся, и скрежещущие, и соскакивающие части, чавкающие, и не лезущие, и выскакивающие все чаще, вспыхивающие и трущиеся, масляные и резиновые, кашляющие и плюющиеся лужицами бензиновыми... Почти забыт рифмованный раёк. Во время войны раёшный стих пытался возродить С. Кирсанов ("Слово Фомы Смыслова"), но поэт нарушил каноническое правило райка: вместо смежных рифм он применил перекрестные. В последние годы советскими поэтами переведены на русский язык стих" таких крупных западных поэтов-либристов, как, например, Арагон, Элюар, Неруда, Лорка, Гильен, Тувим, а также стихи верлибристов Индии, Египта, Турции (Хикмет), Афганистана, ряда народов Африки, арабских государств и т. д. Поскольку в переводах верлибра участвуют наши известные поэты, то этот переводной верлибр, по мнению некоторых критиков, становится фактом русского языка и подлежит теоретическому рассмотрению. Верно ли это? Иноязычные метрические стихи в ряде случаев могут быть переведены на русский язык "размером подлинника", они поддаются изучению. Но иноязычные формы дисмет-рического верлибра не изучены, и русскому исследователю незачем вторгаться в чужую область верлибризма. Я не ставил себе задачей дать исчерпывающий обзор метрического и дисметрического верлибра в русской поэзии. Для этого нужна книга. Цель статьи - обратить внимание наших поэтов и литературоведов на обширную область стр. 76 -------------------------------------------------------------------------------- русского стиха, не разработанную теоретически, но охватывающую собой глубокие, а порой как бы подземные пласты народной и авторской поэзии. Мы видим, что все формы русского верлибра - глубоко национальное явление, они имеют свою историю, они целиком связаны с нормами русской речи. Будучи формально "обратной стороной" по отношению к метрической системе, дисметрия заключает в себе для поэта-новатора огромные потенциальные возможности. Может быть, кому-нибудь покажется неестественной попытка разложить свободный стих "по полочкам". Что ж делать! Искусство размещать явления именно по полочкам - это свойство науки. Ничего оскорбительного здесь нет; всякая классификация указывает на объективные закономерности, лежащие в основе определенных родственных или близких явлений. Предварительная и несовершенная систематизация многоразличных форм свободного стиха уже помогла прийти к неожиданным сопоставлениям. Становится, например, очевидным, что истоки русского верлибра находятся в древней отечественной поэзии и что многие наши поэты дореволюционного и послереволюционного периодов (например, Блок и Маяковский), независимо друг от друга, пользовались дисметрическими формами стиха, развивая тем самым народную поэтическую традицию. Становится бесспорным тот факт, что область свободного стиха - огромный, но как бы полускрытый мир русской поэзии. Можно надеяться, что ознакомление с формами русского верлибра пригодится и нашим поэтам, ищущим новых средств поэтической выразительности. стр. 77

Опубликовано 28 января 2011 года

© Portalus.ru, возможно немассовое копирование материалов при условии обратной индексируемой гиперссылки на Порталус.


Источник: http://portalus.ru/modules/shkola/rus_readme.php?subaction=showfull&id=1296229477&archive=001&start_from=&ucat=&


Поделись с друзьями



Рекомендуем посмотреть ещё:



Поэтический Справочник - Стихи - Официальный форум Сергея Лукьяненко
Поздравления с праздникам курбан байрам на татарском языкеПоздравление с днем рождения мужчине прикольные михаилПожелание спокойной мальчикуАнализ в стихотворение а.с. пушкина разлукаЧто лучше тост или свежий хлеб


Свободный стих пример Свободный стих пример Свободный стих пример Свободный стих пример Свободный стих пример Свободный стих пример Свободный стих пример Свободный стих пример Свободный стих пример


ШОКИРУЮЩИЕ НОВОСТИ